CATS-портал mau.ru
Гостиница для кошек в Москве Cat's Dream Hotel

РАЗМЫШЛЕНИЯ О САКРАЛЬНОЙ ФЕЛИНОЛОГИИ

Посвящается Виктории Тихоновне

В мозгу моем гуляет важно
Красивый, кроткий, сильный кот
И, торжествуя свой приход,
Мурлычет нежно и протяжно.
Шарль Бодлер, «Кот»

Что такое фелинология, все знают[1]. Но что подразумевается под сакральной (священной) фелинологией? Сегодня большинству людей это непонятно, а ведь наши предки прекрасно знали, что «кошка таинственна, загадочна и близка ко всему, что не дано постичь человеку. Она – душа древнего Египта, хранительница легенд ныне забытых городов Меро и Офира. Она – родственница Царя Джунглей и наследница тайн зловещей седой Африки. Сфинкс – ее двоюродный брат, и они говорят на одном языке, но кошка древнее Сфинкса и помнит то, что тот уже позабыл» (Говард Ф. Лавкрафт, «Кошки Ультара»).

А для нынешнего нерелигиозного человека покажется, наверное, странным само только совместное упоминание кошек и священного. И это – знак того, что современная европейская цивилизация уже полностью забыла Священную Традицию и стоит на краю гибели, подталкивая к ней все остальное человечество.

«Никто и ничто не находится сегодня на своем надлежащем месте. Люди не признают более никакого подлинно духовного авторитета на собственно духовном уровне и никакой законной власти на уровне временном и «светском». Профаническое считает себя вправе оценивать Сакральное, вплоть до того, что позволяет себе оспаривать его качества или даже отрицать его вовсе. Низшее судит о высшем, невежество оценивает мудрость, заблуждение господствует над истиной, человеческое вытесняет божественное, земля ставит себя выше неба, индивидуальное устанавливает меру вещей и претендует на диктовку Вселенной ее законов, целиком и полностью выведенных из относительного и преходящего рассудка. «Горе вам, слепые поводыри!» – гласит Евангелие. И в самом деле, сегодня повсюду мы видим лишь слепых поводырей, ведущих за собой слепое стадо. И совершенно очевидно, что, если эта процессия не будет вовремя остановлена, и те, и другие с неизбежностью свалятся в пропасть, где они все вместе безвозвратно погибнут»[2].

Но мы можем еще избежать этой гибели, если обратимся к познанию Священного[3] и того, что стоит за ним: идеям Бытия, Смысла, Истины. Ведь мир построен на противопоставлении sacrum – profanum, священного и мирского, или, если быть до конца последовательными – бытия и небытия, поскольку быть, или действительно существовать, можно лишь тогда, когда знаешь свою дорогу, ведущую к истокам бытия, туда, где действуют боги, и где все берет свое начало. Только там, в Священном Времени и Пространстве, мы обретаем себя.

К Sacrum примыкает также введенное К.Г. Юнгом понятие коллективного бессознательного, понимаемого как врожденный опыт человечества как вида.

«Врожденные тенденции внутри коллективного бессознательного, получившие название архетипов, являются внутренними детерминантами психической жизни человека. Они направляют действие человека в определенное русло, в чем-то схожее с тем, каким образом вели себя в подобных ситуациях наши животные предки…

Юнг исследовал мифологию и художественное творчество ряда древнейших цивилизаций, выявляя лежащие в их основе архетипические символы. Оказалось, что существует значительное количество таких символов, которые присущи всем архаическим культурам, причем даже таким, которые были столь разделены во времени и в пространстве, что прямой контакт был заведомо невозможен»[4].

И, наконец, в различных современных эзотерических и оккультных теориях широко используется близкое к Sacrum и коллективному бессознательному (хотя и не совсем равнозначное) понятие эгрегоров[5].

Но к чему все это? Священное, архетипы… Где же кошки?! Да к тому, что сакральная фелинология как раз и занимается тем, что объясняет, как благодаря Кошке (обычно понимаемой как универсальный архетип) человек получает возможность доступа к Традиции, к Священной Действительности, к подлинному Бытию! Если мы отвлечемся от различных конфессиональных предрассудков, то поймем, что благодаря иерофании Кошки («освящению», проявлению присущей ей сакральной силы) мы можем получить «опыт противопоставления священного пространства, которое только и является реальным, существует реально, всему остальному – бесформенной протяженности, окружающей это священное пространство»[6]. И в нашей небольшой работе мы как раз и рассмотрим на различных примерах подлинное место кошек в этой Священной Действительности.

Теперь несколько слов об использованной литературе. Были привлечены самые различные источники – от сверхзаумных научных до банально популярных. Почему? Потому, что априорное отбраковывание литературы по критерию ее якобы «ненаучности» – сплошной субъективизм, в самом своем основании ведущий к заведомой подтасовке фактов[7] и посему не выдерживающий никакой критики. Тугодумным же ретроградам напомним слова мудреца, изрекшего: «Не спрашивай: кто сказал, внимай тому, что сказано»[8].

А для вящей солидности приведем эти же слова на благородной латыни: Non quaeras quis hoc dixerit: sed quid dicatur attende.

Вот! Теперь можно и начинать.

Если драка заходит слишком далеко, кот, не смущаясь, спасается бегством,
тогда как собака будет сражаться до своей дурацкой смерти.
Уильям Берроуз, «Кот внутри».

Неудобно как-то осквернять девственно чистый лист бумаги даже простым упоминанием о собаках… Мы сказали: о собаках? Нет! о злобных псах, коим не следует давать святыни (ср. Мф. 6, 6). Ибо «собачье царство – «империя зла», авторитарный режим, который подавляет свободу личности и благоговеет перед грубой силой… Ну что хорошего можно сказать о животном, которое буквально УМОЛЯЕТ, чтобы его взяли на поводок? Собаки потому так и стелются перед хозяином, что в глубине души сами себя стыдятся. У наших предков был славный обычай охотиться в одиночку. Дикие же собаки сбивались в трусливые стаи и, напав на беззащитного оленя, сперва по очереди изматывали его, а потом все вместе приканчивали»[9].

Но как же быть с уверениями о том, что кошки и собаки могут мирно уживаться, что между ними много общего?... Чушь собачья! Если не верите – посмотрите на объективные различия между кошками и собаками в нижеприведенной таблице[10]:
Славятся независимым характером. Слепо повинуются хозяину.
Вбирают аккуратные коготки. На ходу громко цокают когтями.
Ловко карабкаются на деревья. Возле деревьев умеют только задирать лапу.
Держатся с достоинством. Заискивают перед каждым встречным-поперечным.
Не нуждаются в опеке. Оставшись в одиночестве, тоскуют и скулят.
Всегда чисты и опрятны. По запаху напоминают старые подштанники.
Грациозно помахивают гибким хвостом. Так бешено машут хвостом, что только держись.
Нежно мурлычут. Пыхтят как паровоз.
Обладают красивыми густыми усами. Вместо усов топорщат какие-то жалкие мокрые волоски.
Мелодично мяукают. Непрестанно лают и воют.
Тайком закапывают свой помет, чтобы не пахло. Оставляют помет где попало – у фонарных столбов, на газонах, за диваном.
Добрейшей души животные. Кровожадные убийцы.

И это – воистину так.

Впрочем, иногда, чувствуя свою правоту, коты могут дать отпор собакам. И даже…

Швейцария, г. Оверне, 1965. «Коты – два серых тигровой окраски и один рыжий, выпрыгнув из-за придорожных кустов, атаковали довольно крупную собаку, прогуливавшуюся в компании хозяев – супружеской пары. Дикие прыжки, в том числе и на спину собаки, привели ее в полное замешательство, а за попытки отогнать агрессоров хозяйка попала в госпиталь с искусанной ногой. Озверевшие коты обратили супружескую пару в бегство, но через десяток метров прекратили преследование и с победными криками исчезли в кустах»[11]. Помнится, дедушка Фрейд говаривал, что желание отождествить себя с каким-либо конкретным животным (тотемизм) имеет глубокие корни в человеческом подсознании. Более того: в некоторых обществах тотемизм приобретает форму религиозного культа. Люди, исповедующие тотемизм, пытаются приобрести некоторые психические или физические свойства, которыми обладает определенное животное.

Известный представитель современного шаманизма Кеннет Медоуз так говорит о животных-тотемах: «Животные обладают ясным осознанием своей миссии и места в творении. Они действуют с инстинктивной прозорливостью, не отягощенной интеллектом или моральными соображениями. Таким образом, животные могут научить человека, как вновь обрести свою целостность – то есть восстановить осознание своей цели в Творении. Они могут разрушить глухую стену отчуждения, которая не только изолирует нас от природы, но и делает ее врагами… Тотем или животное силы – это выражение не конкретного животного, но духовной сущности вида, поэтому оно обладает огромной силой… Оно увеличивает нашу физическую энергию; открывает доступ к неистощимому резервуару духовной энергии; укрепляет нашу решимость; увеличивает сопротивляемость заразным болезням; обостряет осознанное восприятие и наделяет нас способностью к исцелению и гармонизации окружающего мира»[12].

Так или иначе, тотемизм – мощнейшая сила, что показывают психологические исследования личностных различий у владельцев собак и людей, заботящихся о кошках.

Чтобы не быть голословными, приведем конкретные результаты таких исследований, проведенных калифорнийскими учеными Элайн и Кидд[13]. Они изучали личности 200 мужчин и женщин в возрасте от 18 до 70 лет, с учетом их субъективных предпочтений к тем или иным домашним животным. Итак…

В то время как 48% владельцев собак сказали, что они любят маленьких детей, только 30% любителей кошек сделали это признание[14]. Когда их спрашивали об отношении к подросткам, 30% «собачников» ответили, что им нравится их общество, по сравнению менее чем с 15% «кошатников».

Мужчины, владеющие кошками, делали больший упор на «автономию»; они оказались более независимы и уверенны в себе, чем владельцы собак любого пола. Вместе с тем, и мужчины, и женщины, держащие кошек, получили более низкие баллы, чем владельцы собак, когда оценивалась их персональная способность к ухаживанию, а также желание участвовать в делах и проблемах других людей.

Владельцы собак получили высокие баллы в категории «агрессивность»[15], тогда как женщины, держащие кошек, были оценены ниже среднего в этой же категории. Женщины-«кошатницы» также получили мало баллов в категории «доминирование», то есть они скорее всего не будут просить за себя, и не воспользуются шансами в бизнесе или профессиональных взаимоотношениях.

Согласно данным этих исследований, люди, предпочитающие кошек, более склонны к независимости. Это, как правило, свободолюбивые индивидуалы, полагающиеся исключительно на собственные силы, стоящие несколько особняком от остальных и предпочитающие не слишком ввязываться в дела других людей. Они более свободны от ограничений, которые налагает общество на людей, и избегают конфронтаций, пуская в ход, где возможно, хитрость и всевозможные уловки. Столкнувшись с враждебностью и агрессивностью, они, вероятнее всего, займут позицию пассивного сопротивления, выжидая время для выверенной контратаки.

Напротив, владельцы собак имеют тенденцию быть более зависимыми от других и предпочитают быть вовлеченными в дела и проблемы окружающих. Они более самоуверенны и встречают проблемы «в лоб» – не уступят ни пяди и будут сражаться, если им бросить вызов[16]. В большинстве ситуаций они ощущают потребность доминировать над остальными и бурно реагируют на любую попытку покушения на их права.

Еще одно интересное наблюдение, как многие любители кошек украшают свой дом картинками, календарями и статуэтками этих священных существ. Когда психологи проводили своего рода неформальное обследование иллюстраций кошек и собак в домах их владельцев, то обнаружили, что «кошатники» примерно в три раза активнее в этом отношении, чем «собачники»[17].

Для нас же представляет интерес прежде всего то, как точно основные характеристики личности «кошатников» совпадают с характеристиками самих кошек. Как сказал известный этнолог Конрад Лоренц, «кошка это не социально активное животное, она не мой пленник, просто это независимое существо с почти равным статусом, которому приходится жить в том же самом месте, где живу и я». Эту тягу к независимости и самостоятельности великолепно выразил Редьярд Киплинг в своем знаменитом высказывании: «Самое дикое из всех диких животных – кошка. Она ходит сама по себе и только там, где ей нравится».

Итак: люди, которые любят кошек, зачастую идентифицируют себя с ними до такой степени, что постепенно проникаются уникальным характером этого животного, который накладывает отпечаток на их жизнь и взгляды[18].

И почему-то вспоминается высказывание Уинстона Черчилля: «Собаки смотрят на человека снизу вверх, кошки – сверху вниз, и лишь свиньи – на равных». Вот о людях-то и поговорим.

Вместо «спасибо» требуй еще.
Чем меньше виляешь перед человеком хвостом, тем больше он тебя любит.
Второе Правило Кошачьего Преуспевания
Чарльз Платт, «Как стать счастливым котом».

Истоки содружества человеки и кошки теряются в песке египетских пустынь. Среди иероглифических надписей в пирамидах – гробницах фараонов V и VI династий (ок. 2700 г. до н. э.) – встречаются уже и иероглифы со значением «кошка». Названия кошки в Древнем Египте, по-видимому, были звукоподражаниями – «МАУ» или «МИУ». Первые изображения кошек в Египте датированы примерно 1800 г. до н. э., а древнейшие захоронения – концом XV – началом XIV вв. до н. э. Многовековую давность имеют изображения домашней кошки из Иерихона. При раскопках в Анатолии (Турция, близ селения Хацилар) обнаружились статуэтки женщин, занятых кормлением кошек и игрой с ними (6-е тысячелетие до н. э.). Древнейшие наскальные рисунки этих зверей найдены в Иордании, есть сведения о содержании кошек в Месопотамии (3-е тысячелетие до н. э.)[19].

В баснях Эзопа (примерно VI-IV в. до н. э.) встречаются первые указания на появление домашних кошек в Южной Европе. В Римской империи до появления кошек для борьбы с грызунами применяли змей и ласок, которые при этом не становились домашними животными. Римские цезари и тираны не терпели кошек при дворе, поскольку они считались символом любви к свободе, а держали ручных львов как символ своей власти[20]. Но в обозах легионеров кошка перевалила через Альпы и попала в Галлию и Германию. А когда римляне завоевали Британию, кошка появилась и здесь. Сначала в Шотландии. У скоттов она была не только хранительницей зерна, но и символизировала воинственность. До сих пор у шотландцев слова «кот» и «храбрый человек» нередко выступают синонимами. Гербы и штандарты древних жителей Шотландского нагорья были украшены изображениями кошек[21].

В Китае делается четкое различение между домашними и дикими кошками. Домашняя кошка называется «Мао», а дикая – «Ли». И если в Древнем Египте домашняя кошка представлялась уменьшенной копией льва, то в Китае проводилась аналогия между кошкой и тигром. Уже в VI в. до н. э. китайцы говорили: «Мао похож на тигра, но маленький». И Мао, и Ху – тигр, почитаемый святым, считались очень полезными животными. Тигр Ху заботился о том, чтобы кабаны не опустошали поля, а кошка Мао защищала хранилища от мышей. Слово «Мао» – звуковое подражание голосу кошки, а иероглиф «Мао» состоит из иероглифов «тьен» (поле), «цзао» (трава) и «чао» (монстр) – это означает, что кошка уничтожает чудовищ на поле. Звукосочетание «Мао» в китайском языке означает еще и «восьмидесятилетний» – кошка считается символом долголетия, и на поздравительных открытках с днем рождения часто изображают кошек[22].

В Японию первые домашние кошки попали в VI в. н. э. из Китая, одновременно с буддизмом[23]. Один монах секты тендаи вез из Китая в Японию на корабле множество буддийских рукописей. Для защиты драгоценного груза от мышей и крыс он взял с собой кошку – и книги в неприкосновенности прибыли в Японию. Шерсть этого зверька была желтоватого окраса, и поэтому (а также потому, что кошка уберегла святые реликвии) она вошла в историю и в литературу как «золотая кошка». В Японии кошки применялись сначала для охраны библиотек. Во всех монастырях их держали, чтобы стеречь книги и рукописи от грызунов.

Кошки сначала были редки и дороги, они являлись символом высокого общественного положения и пользовались большим почетом, в том числе и при дворе. Из-за своей очень высокой стоимости кошки все время были на поводках (при дворе императора эти поводки изготавливались из позолоченных нитей). Считалось, что кошка излучает такую силу, что грызуны исчезают уже при виде своего врага. Поэтому те, кому не хватало денег на приобретение живой кошки, ставили дома ее изображение (керамические и фарфоровые статуэтки).

Но после того как кошки перестали быть в Японии редкостью, люди отплатили им черной неблагодарностью. Кошку начали связывать со злыми силами, а в XIV в. появилась легенда о живущей в горах гигантской кошке Некомата, приносящей болезни и смерть. И понадобился специальный декрет императора (1602 г.), берущий кошек под защиту[24].

Но вернемся в Европу. С распространением христианства к кошке стали все чаще относиться не как к доброму гению, но как к порождению зла, животному дьявола (что объясняется, прежде всего, ночным образом жизни кошек). Но обойтись без них не могли. Афонские монахи до сих пор очень уважают котов, так как они в свое время истребили всех змей на этой священной горе. В конце VI в. папа Григорий Великий очень ценил кошек и разрешил держать их в монастырях. В некоторых местах не преследовали тигровых кошек, имеющих на лбу отметины в виде буквы «М». Этих кошек называли «кошками Мадонны», так как легенда гласила, что Дева Мария в Назарете держала кошку такой окраски, и с тех пор такие кошки получили знак Мадонны «М»[25]. На Сицилии считалось, что кошкам покровительствует святая Марта, и они могли свободно входить в церкви[26]. А во Фландрии покровительницей кошек (а также путников и паломников) почиталась святая Гертруда Нивелльская (VII в.); эта почтенная аббатиса даже изображалась с крысами и мышами, бегающими у ее ног или пробирающимися по ее посоху или по одежде[27].

Но несмотря на то, что кошки спасли средневековую Европу от нашествия крыс (соответственно – от голода и эпидемий), обычно им приходилось очень нелегко. Считалось, что вместе с еретиками и ведьмами с преисподней связаны и кошки, которые также должны были предстать пред инквизицией, которой всегда была присуща жестокость – союзница глупости в сочетании с самыми фантастическими предрассудками. «Охота на ведьм достигла апогея в XVI-XVII веках, и за это время было сожжено, изрублено, замучено несметное количество кошек. Уже одно то обстоятельство, что у человека имелась кошка, в особенности черной масти, давало повод к к обвинению в колдовстве. За два столетия сотни тысяч человек были обвинены в сношениях с нечистой силой и сожжены вместе с кошками. Во времена, когда понятие о человечности не имело никакой ценности, заботила ли кого-нибудь судьба бессловесной твари?[28]»

На территории нашей страны первые кошки появились в VII-VI вв. до н. э. в древнем Урарту и Ольвии. Знали кошку и скифы. В V-VIII вв. н. э. кошки уже жили в Прибалтике, а в X-XI – на землях Древней Руси. Кошка очень ценилась на Руси, и в своде законов «Правосудье митрополичье» (XIV в.) штраф за украденную кошку – такой же, как и за вола[29]! Нашими предками кошка не только ценилась за свои охотничьи способности, но и почиталась как хранительница домашнего очага, символ уюта. Ее первую пускали в новый дом и там, где она ложилась, ставили кровать.

«Кто-то сказал, что кошки – животные, более всего отстоящие от человеческой модели. Это зависит от того, про какую часть человечества вы говорите и, конечно, про каких кошек. Я нахожу, что порой кошки бывают потрясающе человечны» (Уильям Берроуз, «Кот внутри»).

Вместе с тем, кошки могут много такого, что людям не под силу[30]:
Ловят мышей, крыс и птиц. Ловят только ворон.
Влезают на шторы, крыши и деревья. Влезают только в долги.
Тихо урчат. Громко ворчат.
Видят в темноте. Часто без очков ничего не видят. Даже днем.
Своими изящными подвижными ушками слышат тончайшие звуки. Обладают смехотворными неподвижными ушами, которые нередко глохнут.
Умываются десять раз на дню. Забравшись в ванну, киснут в грязной воде.
Всегда находят дорогу домой. Часто не могут найти даже ключи от машины.
Сворачиваются клубком. Едва дотягиваются до пальцев ног.
Всегда приземляются на лапы. Падают большей частью в грязь лицом.

Мудрость древних, многое знающих о кошке, выкристаллизовалась в народных приметах: кошка моется, лижет лапу – к ведру (но также: когда моется лапкой к себе – быть гостям); лижется – к ненастью; морду хоронит – к морозу, непогоде; скребет пол – к ветру и метели; дерет стену – к непогоде; крепко спит – к теплу; лежит брюхом или рыльцем вверх – к теплу[31].

А пословицы, поговорки! «Доброе слово и кошке приятно», «Кошка в дом – радость в нем», «И кошке поклонишься в ножки»… Этот перечень можно было бы продолжать и продолжать.

А сколько преданий и обычаев связывают в народе с кошками!

В некоторых районах Италии говорят, что кошки обладают неким тайным местом, где они могут решать свои дела. Если человек случайно окажется в этом месте, от его поведения будет зависеть, как его кошки встретят. Если у него хорошие намерения, его вскоре представят кошачьему царю. Тот поблагодарит человека за любезность и отпустит с дорогими подарками. Но если он проявит себя высокомерным и тщеславным, его прогонят, предварительно поцарапав и искусав.

В Германии бытует такое изречение: «Кто кошечку побьет – счастья в жизни не найдет». В Гессене девушка, которая не заботится о кошках в доме, будет наказана бесплодием. Кстати, кошки играют большую роль в свадебных ритуалах. В Силезии девушки, которые любят гладить кошек, обязательно выйдут замуж за хорошего человека. Напротив, если молодая девушка наступит на кошачий хвост, считают фламандцы, ей ни за что не найти мужа. Свадьба окажется неудачной, если во время благословения кошка сядет у алтаря (Гессен). Раньше в Германии новобрачным дарили кошку. В некоторых французских провинциях кошка первой должна войти в дом молодоженов.

В деревнях французской провинции Севенны, если кошка сама появляется в доме, ее необходимо хорошо принять, тогда она принесет счастье и процветание. А чтобы удержать ее в доме, нужно намазать ей лапки маслом и заставить трижды пройтись у очага.

Кошки обладают необычайной психической чувствительностью: считается, что они могут видеть астральных призраков. А после своей смерти кошки могут также появляться в виде призраков. Например, на дамбе Сас-ван-Гент у бельгийско-нидерландской границы в рождественскую ночь кошки-призраки устраивают бурные пляски, напевая при этом: «Лапка к лапке, хвостик к хвостику, давайте, кошечки, спляшем!»

У английского короля Карла I была черная кошка, которая, как он считал, благотворно влияла на его судьбу. Он так боялся потерять любимое животное, что заставлял стражу охранять ее. Однажды кошка умерла. «У меня не будет больше удачи!» – воскликнул король. Будущее подтвердило его опасения: на следующий день после смерти кошки его арестовали, а несколько месяцев спустя отрубили голову.

Для некоторых кошка может стать волшебницей, способной сделать счастливыми тех, кто ее любит. В Экс-ан-Провансе в день Причастия самую красивую кошку кантона пеленали как ребенка, клали в люльку, и крестьяне приходили и дарили ей цветы и сладости. В провинции Дофин в период жатвы также пеленали котенка, украшали его лентами, цветами и колосьями. Его помещали в ящик и ставили в тень. И если во время жатвы кто-нибудь оказывался ранен, его оставляли рядом с кошкой, которая должна была охранять раненого. В конце жатвы кошку раскутывали и торжественно доставляли в деревню[32].

Но лучше всего отношения между кошками и людьми характеризует следующая притча:

«Согласно кошачьему вероучению, вначале Бог-Котец сотворил прекрасный сад и поселил в нем мышей и птичек, дабы смертным кошкам было с кем позабавиться. Кошки возблагодарили Бога-Котца, однако благополучие их было неполным. «Нас мочит дождь, по ночам мы дрожим от холода», - роптали кошки. И увидел Бог-Котец, что так оно и есть. «Я поселю на земле людей, - пообещал он, - и они станут вашими слугами и будут вас всячески ублажать. Но помните: за людьми нужен глаз да глаз». И стало по слову Божьему, и увидели кошки, что это хорошо. Но со временем они обленились и перестали соблюдать заповедь Господню, поэтому скоро люди расплодились, понастроили в саду города, а про свои прямые обязанности – служить кошкам – и думать забыли»[33].

Но мы далеки от того, чтобы так вольно трактовать библейские предания, и посему лучше на основании различных религиозно-мифологических традиций рассмотрим, какое место занимают кошки в многочисленном пантеоне богов.

Вам странно, что боги тоже боятся? Ничего странного тут нет.
Вы создали нас по своему образу и подобию
и по образу и подобию зверей и птиц.
Чего же вы от нас ждали?
Богиня я богиня, но ведь я и кошка, совсем небольшая.
Тогда, в прекрасной Бубасте, меня до болезни доводили
все эти крики, пляски, подношения, вообще людская глупость.
Пол Гэллико, «Томасина»

Вершины своей земной славы кошки достигли, несомненно, в Египте. В эпоху Среднего царства, при XI-XVII династиях (2040-1785 гг. до н. э.), жрецы заботились о них как о храмовых животных. Одним из центров «кошкопоклонников» был Город Солнца, из греческих источников известный нам как Гелиополис. Не редкостью там было изображение бога Солнца Ра в кошачьем облике. Огромная статуя кошки в этом городе была техническим уникумом. Она расширяла и сужала зрачки в зависимости от положения солнца; одновременно это были и часы: каждый час божественное животное выпускало фонтанчик воды[34].

В «Книге мертвых» говорится, что Ра в облике рыжего кота (sic!) под священным деревом ишед (сикоморой) в Гелиополе победил огромного змея Апопа (по другой версии – Ими-Ухенефа) – владыку подземного мира, олицетворявшего мрак и зло – и отрезал ему голову. До нас дошли восхваления Ра в надписях на гробницах царей XIX-XX династий: «Ты – великий кот, мститель богов»[35].

Но основным центром культа кошек, расцвет которого относится к XXII династии (950-800 гг. до н. э.), стал город Бубастис в Нижнем Египте. Именно здесь и в Бени-Хасане найдены древнейшие захоронения кошек, и не отдельные, а целые кладбища. Владычицей Бубастиса и покровительницей кошек была богиня Баст (Бастет).

Баст изображалась в виде женщины с кошачьей головой. В левой руке у нее было зеркало (или корзина), а в правой – музыкальный инструмент систрум[36]. Как правило, она была облачена в одеяние зеленого цвета. Она была богиней Луны, огня, деторождения, плодородия, удовольствия, благожелательности, веселья, сексуальных обрядов, музыки, танца, защиты от болезней и злых духов, интуиции, врачевания, брака и всех животных (особенно кошек). Священным животным Баст была, разумеется, кошка (особенно – черной масти)[37]. Вообще кошка была наиболее чтимым в Древнем Египте животным. Преступления против кошек карались смертью. Часто атрибутом женщины-Баст была эгида с головой кошки. Так была подтверждено представление о связи кошки с идеей женственности, и поныне сохранившееся в культуре многих народов. Но образ кошки – «младшего родственника» льва – обнаруживает также связь с идеей царственности. Кошка-Баст и богини-львицы Тефнут и Сехмет, почитавшиеся как Око Ра, имеют много общего, а иногда и вообще смешиваются в древнеегипетской культуре: Баст иногда могла изображаться и с головой львицы. В связи с этим Баст также приобрела функции солнечного Ока. Баст отождествлялась и с богинями неба – Мут, Хатор, Пахт; а позже она выступает и как ипостась Исиды – Лунной богини и Великой Матери[38]. Древние греки отождествляли Баст с Артемидой (римляне, соответственно, - с Дианой)[39].

Кошачий культ в Древнем Египте принял крайние формы. (Об этом мы знаем не только из собственно египетских источников, но и из описания греческого историка Геродота. Но и он говорит о кошках только с большим почтением, совершенно не упоминая их утилитарную роль сторожей-мышеловов). В церемонии бальзамирования и погребения тел кошек принимали участие все члены семьи, по этому поводу совершались регулярные паломничества в Бубастис. Траурная процессия много дней спускалась вниз по течению Нила до этого места, чтобы захоронить набальзамированную кошку. Все скорбящие в знак траура сбривали себе брови. Даже для самой бедной семьи было бы позором не похоронить свою кошку согласно обычаям, поэтому они отдавали последнее, чтобы совершить паломничество в Бубастис, где специальные жрецы совершали церемонию захоронения. Обряд начинался с жертвоприношения богине Баст, чье золотое изображение – Кошка – стояло в центре храмового комплекса. Огромное количество людей, собравшихся из различных областей Египта, стекалось затем к кладбищу, чтобы под руководством жрецов захоронить мумию с соблюдением множества ритуалов. В могилу кошки клали драгоценные кушанья и игрушки[40].

Египтяне знали, что превратности земной жизни – ничто по сравнению с благоволением Баст. Тому подтверждение – пример из истории. Царь персов Камбиз в 525 г. до н. э. вторгся в Египет. Он долгое время осаждал преграничный город-крепость Пелузиум, который называли «ключом к долине Нила». Царь был вынужден отступить, но греческий солдат-перебежчик предложил Камбизу хитрость. К щитам солдат были привязаны живые кошки, и египтяне не отважились использовать свои копья и стрелы из опасения поранить священных животных. Великолепно защищенный город был захвачен персами без всякого кровопролития[41].

Как уже было сказано, в Греции и Риме место Баст заняла Артемида-Диана, которую даже стали называть Матерью кошек[42]. В Коринфе была даже огромная бронзовая статуя, изображающая кошку, сидящую на задних лапах. Скорее всего она попала из Египта в Грецию не прямо, а через Италию, а может – через Крит: ведь там обнаружены древние фрески, изображающие кошек, которые пожирают перепелок (ок. 1600 г. до н. э.)[43].

Если мы обратим свои взоры на мусульманский Восток, то увидим, что кошка и там пользовалась уважением. Это было в значительной степени обусловлено тем, что пророк Магомет имел склонность к кошкам, и это рекомендовалось для подражания всем правоверным: «Пророк, благослови его Бог и пошли ему здоровья, сказал: «Кошки не нечисты и не мешают молитве, они подобны пастырям». Кстати, любимую кошку Магомета звали Муэсса. Она часто отдыхала на его одеянии, и когда пророка однажды позвали на молитву, он не захотел беспокоить кошку и отрезал тот кусок одежды, на котором она лежала. По мусульманскому преданию, именно Магомет научил кошку всегда падать на лапы и отвел ей постоянное место в раю. Поэтому арабы называют его «отцом кошек»[44].

В Библии о кошках практически не упоминается[45]. Зато много говорится о «старшем брате» кошки – льве[46]. С образом льва связывается сила, власть, величие, царственность, благородство.

Перенесемся же теперь на север, в суровый мир германо-скандинавских богов. Одной из наиболее почитаемых богинь была независимая, красивая Фрейя – богиня из рода ванов, сестра Фрейра и дочь Ньерда. Равных ей по красоте не было и нет во всем мире ни среди богов, ни среди людей, а ее сердце так мягко и нежно, что сочувствует страданию каждого.

В бой она отправлялась на колеснице, запряженной кошками, и поэтому считалась повелительницей кошек, подобно египетской Баст и греческой Артемиде. Когда она плачет, ее слезы капают, превращаясь в золото, а когда ее слезы падают в море, они превращаются в янтарь. Поэтому ее магических кошек звали Бигуль («золото пчел», мед) и Трьегуль («золото дерева», янтарь). Фрейя обладала также способностью менять внешний облик, была предводительницей валькирий и «провидицей» – вдохновительницей священной поэзии. Тринадцать – ее число, а пятница – ее день. У нее был плащ из перьев сокола, позволяющий проникать в иные миры, чудесное золотое ожерелье Брисингамен, а рунами она владела задолго до того, как их получил Один.

Фрейя правит любовью, красотой, сексом, кошками, плодородием, деторождением, магией, мудростью, поэзией, морем, Луной, смертью[47].

В мифах и сказках разных стран встречается мотив превращения кошки в человека и обратного превращения человека в кошку, как и его следствие – наличие форм, совмещающих элементы кошки и человека, неуловимость границ между кошачьим и человеческим. Поэтому не редки такие фольклорные имена как Кот Котофеич, Котофей Иваныч и т. п.[48]

В различных мифопоэтических традициях распространены мотивы ученого кота. Больше всего, конечно, известен пушкинский, но можно вспомнить также кота, научающего добывать огонь; чудовищного Кота-баюна, сидящего на столбе, побивающего весь люд, напускающего неодолимый сон и сказывающего сказки и др.[49]

Но довольно о сказках, мифах и ныне забытых богах. Ведь «сегодня многие мыслители отвергают все формы религиозного мировоззрения и стоят на позициях материализма. Эти позиции лучше всего выражены в Тринадцатом Правиле Кошачьего Преуспевания:

«Чего нельзя увидеть, понюхать или съесть, с тем и возиться не стоит».

Разделяете ли вы эти взгляды или исповедуете ту или иную религию – вопрос ваших личных убеждений»[49].

– На что мне безумцы? – сказала Алиса.
- Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я.
– Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса.
– Конечно, не в своем, – ответил Кот. Иначе как бы ты здесь оказалась?
Льюис Кэрролл, «Алиса в Стране чудес»

Вот и заканчивается наша прогулка по странам и тысячелетиям… Но было бы несправедливо, если бы мы умолчали о том, какой милостью кошки одаривают своих верных поклонников и почитателей – тех, которые (пусть даже иногда неосознанно) сумели ощутить притягательность могущественного архетипа Кошки. Обаяние и тайна, которыми обладают кошки, вдохновляли многих. Приведем только несколько имен, известных каждому.

Кардинал Ришелье был весьма милостив к кошкам, что было отражено и в его завещании. Многие русские царственные особы также любили кошек, особенно Алексей Михайлович и дочь Петра I – Елизавета (кстати, у старообрядцев кот служил сатирическим изображением Петра I). Кошек любили Чарльз Дарвин, Авраам Линкольн, Альберт Швейцер и еще многие и многие великие умы человечества[51].

О кошках не забывали выдающиеся писатели всех времен и народов, начиная от древних китайцев и Плутарха. Всем известны Э.Т.А. Гофман, Р. Киплинг, А. Куприн, Н. Лесков, М. Булгаков, К. Чапек, Э. Хемингуэй, Э.А. По, С. Кинг… А известный философ Мишель Монтень задался вопросом, человек ли играет с кошкой, или кошка с человеком, но так и не смог на него ответить.

А поэзия! Вдохновенные строки посвятили кошкам Томас Элиот, Шарль Бодлер, Константин Бальмонт, Афанасий Фет, Сергей Есенин и, конечно же, Александр Сергеевич Пушкин:

Так иногда лукавый кот,
Жеманный баловень служанки,
За мышью крадется с лежанки:
Украдкой, медленно идет,
Полузажмурясь подступает,
Свернется в ком, хвостом играет,
Разинет когти хитрых лап
И вдруг бедняжку цап-царап.

Изображения кошек были любимыми произведениями пушкинского карандаша. Известны рисунки С.Д. Киселевой, выполненные поэтом. Она изображена с котом, который расположился на пюпитре и дирижирует лапкой[52].

Вообще, в творчестве художников кошки заняли прочное место еще со времен фараонов. Леонардо да Винчи оставил нам в наследство рисунок Мадонны с кошкой, известна картина Эдуарда Мане «Рандеву котов» (не говоря уже про скандально знаменитую «Олимпию»). У Ренуара кошка становится милым спутником красивых женщин. Рисовали кошек также и А. Дюрер, Т. Жерико, О. Домье; из наших художников – А. Венецианов, П. Федотов, Б. Кустодиев и И. Репин.

А в наше время кошки заняли прочное место в комиксах, кино, мультипликации[53]. Достаточно вспомнить хотя бы наших любимцев: меркантильного Матроскина и пацифиста Леопольда.

Тонким психологом, выявившим высокие нравственные начала в поведении кошек, зарекомендовал себя Григорий Остер:

Если ждет вас наказанье за плохое поведенье,
Например, за то, что в ванной вы свою купали кошку,
Не спросивши разрешенья ни у кошки, ни у мамы,
Предложить могу вам способ, как спастись от наказанья, -
Головою в пол стучите, бейте в грудь себя руками,
И рыдайте, и кричите: «Ах! Зачем я мучил кошку?!
Я достоин страшной кары! Мой позор лишь смерть искупит!»
Не пройдет и полминуты, как, рыдая вместе с вами,
Вас простят и, чтоб утешить, побегут за лимонадом.
И тогда спокойно кошку вы за хвост ведите в ванну,
Ведь наябедничать кошка не сумеет никогда.

Действительно: кошка не донесет, не обманет и не предаст[54].

А завершить наши краткие размышления о священной фелинологии хотелось бы отрывком из стихотворения Шарля Бодлера, как бы суммирующим все вышесказанное:

Коты – друзья наук и сладостных забав,
Для них ни тишина, ни мрак ночной не тяжки,
Эреб избрал бы их для траурной упряжки,
Когда б они могли смирить свой непокорный нрав.
Покоятся они в задумчивой гордыне,
Как сфинксы древние среди немой пустыни,
Застывшие в мечтах, которым нет конца…

[1] Для тех, которые, по серости своей, не знают, поясним: фелинология - это наука о кошках, их разведении и содержании.

[2] Rene Guenon. The Crisis of the Modern World. Цит. по: Вандерхилл Э. Мистики ХХ века. Энциклопедия. М., Локид – Миф, 1997, с.325-326

[3] Надо бы, конечно, рассмотреть понятия Священного (Sacrum), а также Традиции. Но для этого (даже если отвлечься от восточных измышлений и находиться в русле западной традиции) пришлось бы начать от различных гностических систем и «мира идей» платоников, и закончить Н.Седербломом, Р.Отто, Р.Геноном и господином Дугиным со товарищи. Поэтому интересующихся отсылаем к трудам вышеуказанных лиц. Особенно же рекомендуем классическую работу М. Элиаде «Священное и мирское» (М., Изд-во МГУ, 1994).

[4] Шульц Д.П., Шульц С.Э. История современной психологии. СПб, Евразия, 1998, с.441-442

Можно добавить, что Юнг выделяет четыре основных архетипа: персона, анима/анимус, тень и Я. Персона – это «маска» для общения с другими людьми (иными словами, ролевое поведение). Анима/анимус – проявление женского в мужском характере, и наоборот. Тень – это некая обратная, темная, иррациональная сторона Я, но в тоже время – источник эмоций, творчества, озарений. Я – наиболее важный архетип – сочетая и гармонируя все аспекты бессознательного, создает единство и стабильность личности, ее самоактуализацию.

Мы абсолютно уверены, что архетип Кошки можно рассматривать как совокупность (или даже синтез) этих четырех юнговских архетипов. И, хотя подробное изучение этого вопроса не входит в нашу задачу, внимательный читатель и так поймет это из последующего изложения.

[5] Эгрегор (от лат. egrego - входить, собирать в группу) – это некое «групповые психическое поле», коллективный разум как «живая мыслящая сущность», принадлежность к определенной группе, придающей человеку силы посредством приобщения к объединяющему ее началу.

[6] Элиаде М. Священное и мирское. М., Изд-во МГУ, 1994, с.22

[7] Причем все подобные подтасовки обычно на руку злобным псам и их хозяевам.

[8] Фома Кемпийский. О подражании Христу, гл.V, 1

[9] Платт Ч. Как стать счастливым котом. М., ВАГРИУС, 1994, с.70-72

[10] Там же, с.70-71

[11] Алехин Ю.А. Такие обыкновенные кошки. М., Торговый дом «Терем», 1992, с.61

[12] Медоуз К. Шаманский опыт. Практическое руководство по современному шаманизму. М.,ФАИР-ПРЕСС, 1999, с.143-145

[13] Непомнящий Н. 100 кошачьих «почему?». М., АО «Журнал «ДИАЛОГ»-ВАГРИУС, 1993, с.8-11

[14] Сразу же вспоминается знаменитое: «Поручик, вы детей любите?…»

[15] Ср.: Седьмое Правило Кошачьего Преуспевания: «Собачья психология очень проста: слабых они готовы сожрать, а сильным лижут башмаки» - Платт Ч. Как стать счастливым котом. М., ВАГРИУС, 1994, с.72

[16] Вот-вот, «до своей дурацкой смерти».

[17] Непомнящий Н. 100 кошачьих «почему?». М., АО «Журнал «ДИАЛОГ»-ВАГРИУС, 1993, с.12

[18] Вообще, по нашему твердому убеждению, вся история человечества происходит под знаком борьбы между поклонниками священных кошек и хозяевами профанных псов, а отнюдь не из-за вымышленных дуалистических вывертов (всякие там Инь и Янь, аполлоническое и дионисийское, и пр. ).

[19] Михальская А., и др. Вечные, священные, неприкосновенные. М., МГП «СП» - ДО «Наука», 1992, с.9;
Непомнящий Н. Кошка в вашем доме. М., Профиздат, 1996, с.14

[20] Михальская А., и др. Вечные, священные, неприкосновенные. М., МГП «СП» - ДО «Наука», 1992, с.13

[21] Непомнящий Н. Кошка в вашем доме. М., Профиздат, 1996, с.19

Согласно преданию, распространенному в шотландском нагорье до настоящего времени, там водится большая стая диких кошек, называемых кошками-эльфами, которые, как говорят, являются замаскированными ведьмами. Кошки-эльфы размером с собак, черные, с белым пятном на груди. У них подняты хвосты и вздыблена шерсть – стереотип кошки Хэллоуина (кануна Дня Всех Святых) – Кошки // Гуили Р.Э. Энциклопедия ведьм и колдовства. М., «Вече», 1998, с.284

[22] Михальская А., и др. Вечные, священные, неприкосновенные. М., МГП «СП» - ДО «Наука», 1992, с.15-16

[23] Кстати, буддисты первоначально относились к кошке довольно прохладно. Согласно их нечестивым выдумкам, во время погружения Будды в нирвану все звери были приглашены на церемонию. Но кошка проспала и прибыла на место встречи с опозданием. – Непомнящий Н. Кошка в вашем доме. М., Профиздат, 1996, с.21

[24] Михальская А., и др. Вечные, священные, неприкосновенные. М., МГП «СП» - ДО «Наука», 1992, с.17-19

Вообще, «золотой век» кошек в Японии - время правления императора Ихийо (986-1011 гг.). Когда император получил в подарок из Китая двух молодых кошек, то при дворе у них была собственная свита, которая на дорогой посуде подавала им еду, приготовленную из нежных сортов рыбы, риса и молока. Спали они на шелковых подушках. На 19-й день 9-го месяца 999 года у них появилось потомство – первые 5 котят, к которым тут же была приставлена высокопоставленная дама-нянька.

[25] Там же, с.13

[26] Непомнящий Н. 100 кошачьих «почему?». М., АО «Журнал «ДИАЛОГ»-ВАГРИУС, 1993, с.24

[27] Гертруда // Христианство. Энциклопедический словарь. Т.1. М., «Большая Российская энциклопедия», 1993, с.411

[28] Непомнящий Н. Кошка в вашем доме. М., Профиздат, 1996, с.22

[29] Там же, с.26-27

[30] Платт Ч. Как стать счастливым котом. М., ВАГРИУС, 1994, с.34-35

[31] Михальская А., и др. Вечные, священные, неприкосновенные. М., МГП «СП» - ДО «Наука», 1992, с.22

[32] Непомнящий Н. 100 кошачьих «почему?». М., АО «Журнал «ДИАЛОГ»-ВАГРИУС, 1993, с.22-27

[33] Платт Ч. Как стать счастливым котом. М., ВАГРИУС, 1994, с.143-145

[34] Непомнящий Н. Кошка в вашем доме. М., Профиздат, 1996, с.14

[35] Кот // Мифы народов мира. Энциклопедия. Т.2. М., «Советская энциклопедия», 1992, с.11

[36] Систрум был также очнь важным инструментом при церемонии погребения кошки. Он состоял из металлической дуги, укрепленной на рукоятке, и символизировал вселенную. На рукоятке укреплялись четыре металлических крюка таким образом, чтобы при встряхивании они ударялись о дугу и гремели. Четыре поперечины символизировали основные элементы, из которых состоит вселенная: огонь, землю, воду, воздух. Сверху на дуге располагался маленький сфинкс: тело кошки с человеческим лицом. Эта кошка наверху дуги вселенной символизировала одновременно бога Солнца Ра и богиню Луны Баст.
См.: Михальская А., и др. Вечные, священные, неприкосновенные. М., МГП «СП» - ДО «Наука», 1992, с.10

[37] Конвей Д.Дж. Мистерии и магия Луны. М., Изд-во АСТ-ЛТД, 1998, с.141-142

Интересно, что изображения черной кошки помещали на своих домах египетские врачи, как символ своей профессии.

[38] Баст // Мифы народов мира. Энциклопедия. Т.1. М., «Советская энциклопедия», 1991, с.163;
Михальская А., и др. Вечные, священные, неприкосновенные. М., МГП «СП»-ДО «Наука»,1992,с.10-11
Между прочим, на систруме Исиды было также помещено изображение кошки, символизирующее Луну.

[39] Позволим себе небольшое отступление от темы. Правомочно ли было отождествление Баст с греческой Артемидой (римской Дианой)? Артемида-Диана безусловно была лунной богиней, богиней ночных чар (под именем Гекаты), повелительницей лесов и животных (в том числе – кошек). Богиня была также покровительницей женщин и деторождения, помощницей чистых и невинных. Часто ее изображали в сопровождении юных нимф, оленей и… своры собак! Конечно, древним виднее, но кошки и… собаки? Это, может быть, станет более понятным, если мы посмотрим на римское имя этой богини – Диана. Оно довольно позднее, а ранее она была известна как богиня Яна (Diva Jana = Diviana = Diana). Вероятно, можно понимать Яну как богиню входов и проходов (janua – двери), начинаний и завершений, года и времени, то есть, как женскую ипостась двуликого Януса. Итак, двуликая Яна может одновременно покровительствовать и собакам, и кошкам.

[40] Михальская А., и др. Вечные, священные, неприкосновенные. М., МГП«СП»-ДО «Наука»,1992, с.9-11

[41] Там же, с. 11

[42] Конвей Д.Дж. Мистерии и магия Луны. М., Изд-во АСТ-ЛТД, 1998, с.402

[43] Непомнящий Н. Кошка в вашем доме. М., Профиздат, 1996, с.18

[44] Там же, с.16;
Михальская А., и др. Вечные, священные, неприкосновенные. М., МГП «СП» - ДО «Наука», 1992, с.12

[45] Когда Исайя предрекает истребление народов, восставших против Бога, и запустение их земель, он говорит, что «звери пустыни будут встречаться с дикими кошками» (Ис. 34, 14), а Иеремия, высмеивая идолы, говорит, что «лазают также по ним и кошки» (Посл. Иер. 1, 21).

[46] Вообще во многих культурах справедливо не проводят четкого разграничения между дикими и домашними кошками.

[47] Конвей Д.Дж. Мистерии и магия Луны. М., Изд-во АСТ-ЛТД, 1998, с.47, 380;
Фрейя // Мифы народов мира. Энциклопедия. Т.2. М., «Советская энциклопедия», 1992, с.572

[48] Кот // Мифы народов мира. Энциклопедия. Т.2. М., «Советская энциклопедия», 1992, с.11

Интересно, что в имени Котофей, в различных вариациях встречающемся во многих сказках, есть два корня: 1) «кот» и 2) «фей» – от греческого «theos» – бог. Это – прямое указание на священную сущность кошки!

[49] Там же, с.11

[50] Платт Ч. Как стать счастливым котом. М., ВАГРИУС, 1994, с.145-146

[51] Алехин Ю.А. Такие обыкновенные кошки. М., Торговый дом «Терем», 1992, с.97-98

[52] Непомнящий Н. Кошка в вашем доме. М., Профиздат, 1996, с.27

[53] Подробнее о кошках в искусстве см.:
Алехин Ю.А. Такие обыкновенные кошки. М., Торговый дом «Терем», 1992, с.93-96;
Непомнящий Н. Кошка в вашем доме. М., Профиздат, 1996, с.27-31

[54] Не станем даже упоминать о многочисленных случаях, когда кошки, брошенные своими хозяевами (например, при переезде), проходили тысячи километров, чтобы воссоединиться с семьей. У кошек очень сильна эмоциональная связь с человеком. Часто бывает, что после смерти хозяина кошка сидит у гроба и вскоре после похорон тоже умирает, не в силах пережить эту потерю.

Автор: © Юрий Рыжов
www.binetti.ru









• ЛИНГВИСТИКА •

В CATS-библиотеке я постаралась собрать литературные произведения, героями которых являются коты и кошки, либо им отводится небольшая, но заметная роль. Здесь представлены как и всем известные авторы, так и творчество начинающих. Присылайте стихи и рассказы по адресу info@mau.ru

Когда мы с кошкой играем, еще вопрос, кто с кем играет - я с ней или она со мной. (Мишель де Монтень)
Все афоризмы про кошек

Не стоит думать, что острые у котов только когти.
Юмор про кошек



На главную