CATS-портал mau.ru
Гостиница для кошек в Москве Cat's Dream Hotel

Максим Терляев

КОТ АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ


Хорошо весной. Всё распускается, расцветает, бежит и смеётся. Солнышко так и светит на балкон, подслеповато, очнувшись от долгого сна зимой. Всё греет... Припекает...

На балконе стоит большая раскладная... хм... большой раскладной... ммм... в общем, большое раскладное диван-кровать. Хотя, конечно, это раньше было раскладное, а теперь поломанное в одном положении "диван".

На спинке дивана лежит кот. Тоже на спине, подставив свету белое брюхо, выделяющееся на его полосатом серо-белом камуфляже. Морда вся так и расплылась в улыбке солнцу. Усы временами подёргиваются, отгоняя пролетающую муху.

Что ещё можно сказать об этом коте? Да, он был огромедный! Толстый. Размером с большую таксу или маленькую овчарку. Ближе, конечно, подходил пудель, но кот очень обижался, когда его сравнивали с пуделем. Во, и сейчас, хоть и не слышит меня, но всё равно недовольно чешет свой животик лапой.

Что ещё? Да вот, в общем-то, и всё, что можно сказать о нём, кроме как то, что его зовут Александр Васильевич. Именно Александр Васильевич, не как иначе. А если его назовёт кто-нибудь Александром или, не дай Бог, Сашкой или Санькой, он может и рассердиться. А если он рассердится, о-о-о! Всё. Напакостит обязательно. Или расскажет кому-нибудь какую-нибудь нехорошую правду о вас, начальнику, например. Вот недавно Мишка в коридоре нечаянно наступил нашему коту на хвост. Так ладно бы просто наступил, он ещё и извинился перед ним, назвав его Сан Васьевичом. Кот, конечно, на морде ничего не показал, даже усом не моргнул. Зато на следующий день директор школы откуда-то узнал, кто разбил недавно мячом стекло в учительской... И у Мишки были неприятности...

Нет, Александр Васильевич, а я оставляю за собой право называть его и Сашкой, и Санькой и даже Шуриком - всё равно не узнает (вы ведь ему не скажете?!), так вот, Александр Васильевич не был ябедой. Он мог быть... осведомителем... и то иногда... А чем же ещё защититься бедному коту в этом мире? Только прямым шантажом. Поэтому приходилось ему быть во всём проинформированным, везде свой нос засунувшим, не боясь английской пословицы "Любопытство сгубило кошку"...

Александр Васильевич позевнул, показав всем свои длинные и острые зубы, закрыл книгу, которую читал (а читал он в последнее время "Кота в сапогах") и выглянул в окно. Внизу ходили люди, бегали собаки (кот поморщился), в небе летали птички (глаза у кота сузились). Но было слишком тепло и жарко и Александр Васильевич завалился обратно спать.

Только он закрыл глаза, как в окошко влетел воробей и наглым образом уселся у его изголовья.

"Не понял!" - подумал кот, но продолжал лежать не шевелясь.

Воробей обнаглел ещё больше и прыгнул на голову Александру Васильевичу.

"По-моему, он ненормальный!" - кот собрал всё терпение и упорно не хотел выдавать того, что он живой и вообще-то может сожрать зарвавшуюся птичку.

Но птичка не собиралась останавливаться на достигнутом и с размаху клюнула Александра Васильевича в лоб.

Этого кот не перенёс. С мыслями "Да он хам!!!" Саня взбрыкнул, как конь, и схватил обеими лапами воробья:

- Чё тебе надо? - сердито поглядел Александр Васильевич наглецу в глаза. -Ты знаешь, что я тебя могу сожрать, нет? Я - кот! Слышишь? Кот я, а не подушка мохнатая! Понимаю, может к кому-то ты залетал и видел такие подушки! Так вот, я повторяю: я не подушка! Я живой!.. Чего молчишь-то?

- А что говорить? - воробей только глазами хлопал. - Я в твоих лапах, хочешь - съешь, хочешь - отпустишь, хочешь - для удовольствия придушишь...

- Фу... - кот скорчил брезгливую мордашку: он не любил убивать для удовольствия, он вообще убивать не любил - его даже мыши не боялись. - Я тебя не убью. В клетку посажу, мы с тобой будем на философские темы разговаривать. Например: есть ли жизнь на Марсе...

- Отпусти ты меня... - воробей икнул. - Не знаю я ничего про твой Марс, сороку лучше поймай, она тебе и про "Марс", и про "Сникерс" такое расскажет, что заслушаешься!

- Ага... Я бы её посадил в клетку, если бы у неё, как у телевизора, была кнопка "выкл.".

- А что это за кнопка?

- А на неё нажимаешь - и телевизор перестаёт работать. А сороку, если она начнёт болтать, не выключишь!.. Так что, - кот почесал задней правой лапой живот, - придётся мне тебя посадить!

- Не надо... - воробей вздохнул. - Ну хочешь, я тебя летать научу?

- Это как это? - Александр Васильевич насторожился - это его заинтересовало.

- Ну я... - замешкалась пташка. - Не обычный я воробей, а волшебный!

- Серьёзно? - кот склонил голову набок.

- Ещё как! - пискнул вконец уже зажатый воробей. - Только ты не сжимай меня так сильно, а то я уже ничего сказать не смогу!

- Ладно-ладно... - кот уселся поудобнее. - Только ты рассказывай давай, рассказывай!

- В общем, не обычные мы воробьи! Не простые! Предки мои ещё с джиннами дружили... Первые летучие корабли в небо запускали! Наше семейство и в космос посылали - на стажировку. Гагарина помнишь?.. С ним мой прадедушка летал...

Как Александр Васильевич не вспоминал, а он был очень начитанным котом, разве что очки не носил, но не вспомнил, чтобы с первым человеком, который полетел в космос, с Гагариным, отправляли ещё и воробья... а тем более волшебного, однако спорить не стал:

- Ну, ну... - поддакнул он птичке.

- Ну вот и ну... -пищал воробей. - Мы не просто этим даром летания обладаем - мы можем его передавать. Я так уже учил летать и людей, и свиней, и коров там...

- А вот это ты зря... - кот представил, как над ним на бреющем полёте пролетает корова-бомбардировщик.

- А пегаса кто летать научил! - всё пищала птица.

- А меня кто летать научит? - закричал Александр Васильевич.

- Я!

- Давай!

- Давай!

- Что делать?

- Думать о хорошем и верить в то, что можешь полететь!

- И всё?

- И всё!

- Ура! - закричал кот, отбросил птичку, зажмурился - и прыгнул с балкона. А был это восьмой этаж.

- Стой! - запоздало закричал воробей и пропищал удаляющейся к земле тени:

- Я же волшебные слова-то не сказал...

Но кот ничего не ответил.

Через некоторое время он появился злой в дверях квартиры, всё ещё отпыхиваясь и отряхиваясь. Хорошо, что кошки иногда могут падать с высоких этажей, не разбиваясь.

- Ты ещё здесь, Циолковский?! - закричал он, когда увидел воробья, сидящего на балконе и всё ещё глядящего вниз. - Так я сам летать умею! Только больно это! - Александр Васильевич схватил воробья в лапу и приблизил его к своим глазам. - Что делать будем?

- Что делать? - птичка еле-еле дотянулась лапкой до клюва и почесала его. - Я тебе кричал, что ещё не сказал волшебного слова... А ты уже сиганул туда... Не прыгать же мне вслед!

- А почему бы и нет? - возмутился кот. - Ты-то летать умеешь!

Воробей на минуту задумался, а потом сказал:

- Да, с вами тут сам летать разучишься... Кстати, кто такой Циолковский?

- Он ракеты придумывал... Ммм... Давно... Теперь твоя очередь - придумывай из меня самолёт! - кот посадил воробья на подоконник, а сам сел на диван, обернувшись хвостом.

- Хм... - воробей уже беспрепятственно почесал лапой свой клюв. - Это заклинание действует только, если его произносит воробей, так что не пытайся его запомнить!

- Делать мне больше... - пробурчал себе под нос Александр Васильевич.

- Держись. Чирик, мурык, чик, чирик, чирчик... Всё вроде бы...

- Ты давай без "вроде бы"! - кот почесал за ухом, а потом вынул оттуда здоровенный репейник. - Не собираюсь я снова лететь вниз на своих четырёх лапах и одном хвосте...

- Всё будет хорошо!

- Поверю... - кот взобрался на спинку дивана. - Только проверю... Говоришь, надо думать о хорошем? Говоришь, не думать о земном притяжении? Говоришь, чистить зубы каждый день?

- Этого можно и не надо... Для полётов, конечно... Это надо для еды...

- Для еды... - повторил как магические слова Александр Васильевич и прыгнул с дивана. Кувыркнувшись раза два в воздухе, он завис над полом. Глаза при этом у него были зажмурены, а лапы болтались в воздухе.

- Перестань болтать ногами! - руководил воробей. - Успокойся! Спокойнее... Хвостом-то что вертишь! Успокойся, ты уже в воздухе! Глаза открой!..

- Глаза? Ах, да, глаза... - кот открыл сначала один глаз, потом - другой - и радостно ими захлопал. - Лечу! Я лечу! - и начал воодушевлённо летать по балкону, умудряясь только чудом не зацепить висящего белья.

- Если не секрет, - пропищал воробей. - А о чём ты думал, когда прыгал?

- О еде! О большой связке сосисок!

- А-а...

- А ты о чём думаешь?

- О небе... Это же так прекрасно: взмывать в небо, как бы ныряя в него...

- Угу... Угу... - кот и не слушал - он летал от стенки к стенке. - Ну ладно! Я тебя отпускаю... Спасибо тебе, друг, уж помог - так помог...

Воробей не заставил себя долго ждать, пискнул что-то на прощание и вылетел в окно.

Александр Васильевич тоже не задержался в помещении: ему захотелось опробовать новые умения на просторе. Он прицелился - и выпорхнул на улицу, чуть не задев толстым брюхом подоконник.

Ах, как было хорошо в полёте на открытом воздухе! Ветер просто обнимал обезумевшего от удовольствия кота и укачивал.

С земли было непонятно: что это за толстая ворона с четырьмя лапами и длинным ощипанным хвостом мечется туда обратно за мелкими пичужками. Потом "ворона" неаккуратно присела на провода - дернулась, естественно, не от приятных ощущений - и полетела дальше.

Александр Васильевич долго ещё гонялся за пролетающими птицами. Потом ему это надоело, когда он уже распугал весь птичий двор, довёл до инфаркта двух ворон и лишил дара речи сороку. Он начал дразнить соседскую собаку Бульку: показывал ей рожи, пролетал на бреющем полёте, кидался сверху всякой всячиной. Булька разрывалась просто от лая. Так тявкала, что даже охрипла...

А кот не унимался... Чего он только не перепробовал. Потом решил почирикать:

- Ку-ку... Кар-кар... Или как там... А! Чирик, мурык, чик, чирик, чирчик...

Бах!

У Александра Васильевича округлились глаза, встала дыбом шерсть и распушился хвост: Булька прыгнула вверх и полетела! Полетела, как Лайка - собака-космонавт, только без скафандра и без ракеты!

- А-а-а! - душераздирающе закричал кот и полетел в сторону дома.

Сзади летела довольная Булька и пыталась схватить хвост Александра Васильевича...

- Говорил "Только воробьи, только воробьи"!!! - орал кот.

- Я не виноват, что ты такой особенный, что даже заклинание правильно произнёс! - чирикал где-то рядом воробей.

- Где моё окно? Где моё окно?! - Александр Васильевич летал туда-сюда пытаясь найти знакомые черты за окнами балкона.

А Булька не дремала - она вот-вот уже должна была схватить хвост дразнившегося кота, как Санька увидел-таки очертания своего дивана и нырнул в проём лоджии, захлопнув за собой окно. Собака прилепилась к стеклу с той стороны и ещё долго протяжно подвывала, глядя злобным глазом на Александра Васильевича...

- У-у... Циолковский! - кот сидел на диване и приводил себя в порядок. - Ладно... Сам виноват... Не рой яму другому - сам в неё попадёшь... - он взглянул на оскалившуюся морду собаки, которая висела за его окном на уровне восьмого этажа. - Н-да... Теперь не полетаешь...

2

Однажды в дом залез вор... Ну, вы знаете, какие бывают воры: у них обычно чёрные перчатки, чёрная кепка, чёрные усы, чёрная куртка, чёрные ботинки... Только лицо у них не такое чёрное, но вот душа - непроглядная тьма... И входят они обычно без приглашения... Сами. И уходят - сами, без напоминания. И были бы они чудесными гостями, если бы приходили, когда в доме кто-нибудь был, и не брали бы оттуда всё, что под руку ни попалось... За это их очень не любят и, чтобы не безобразничали, отбирают связку ключей, которыми они дома открывают, и запирают... Обычно в тюрьме... И надолго...

Ну так вот... Вот этакий вор и залез в дом к хозяевам Александра Ивановича. Тот в это время ел сосиску у открытого холодильника. Это ему, вообще-то, запрещалось (живот-то у него - ого-го! - сколько туда сосисок влезет!), но дома никого не было и кот решил, что незачем сосискам там в холоде в одиночестве прозябать:

- У меня в животике им будет намного тепле и веселее... Кстати, - только и успел подумать Александр Васильевич, - чтобы им было там веселее, их там должно быть много... Должны же они там найти себе компанию! - и потянулся к следующей сосиске...

В это-то время и заскрежетал замок - и дверь открылась.

Александр Васильевич от удивления и испуга даже расхотел есть эти сосиски и так и замер: хвостик одной торчит из изумлённого рта, а лапа тянется к другой, испуганно затихшей в открытом холодильнике.

Вор тоже замер и уставился на эту чудесную картину: у открытого холодильника стоит на задних лапах огромный кот с сосиской в зубах и смотрит на него.

Кот медленно дожёвывал сосиску и быстро думал, что же делать. Он, знал, кто это... Понял: раз зашёл без спроса - это или милиционер, или вор. Удостоверение не показывает - значит не милиционер. Ворам обычно удостоверения не дают, а если бы и давали - они бы их не показывали: они же не хотят, чтобы люди их на улице пугались и тащили в тюрьму!

Александр Васильевич всё ещё думал, как же порвать неловкое молчание и ничего лучше не придумал, чем сквозь набитый рот прошамкать:

- Штой, фто ифёт! Фуки ф фелх! - и на всякий случай (вдруг вор не русский) прибавил. - Хенде хох! Шнеллер! Хей, ю! Хендс ап! Ай сей, хендс ап!

Иностранно-словарный запас у нашего начитанного героя кончился, но оказалось, что этого-таки достаточно.

Вор никогда не видел таких больших котов. Ему это было удивительно. Ещё более удивительным ему показалось, что кот стоит на задних лапах. Ужасно удивительным ему показалось (и он думал, что ему только показалось), что кот говорит. Но вот то, что кот говорит на нескольких языках его сразило... И он упал в обморок.

Такой конфуз случился с ним в первый раз в жизни...

Очнулся он от того, что кто-то плюнул на него водой. Вор открыл глаза и увидел того же кота, только со стаканом в одной и почёсывающего свой животик другой лапой...

- Ну, вставай, вставай! - кот недовольно поморщил нос. -Скоро хозяева придут, а ты ещё ничего не взял!

- Т-ты что, - вор аж заикаться начал, - р-разговариваешь?

- Нет, мяукаю! - кот опустил мордочку к лицу вора. - Конечно разговариваю, кретино! - Александр Васильевич даже вспомнил что-то нехорошее из итальянского.

- А зачем? - преступник лежал на полу, раскинув руки и ноги и не мог ими пошевелить от недоумения.

- Я могу и помолчать... - кот недовольно поводил усами. - Только ты тогда не узнаешь, где здесь, кто, что и почём... - и махнул хвостом по носу вора.

Тот чихнул и поднялся на ноги:

- Тогда показывай! - он достал из-за пазухи мешок.

- Вот телевизор... Дорогой...

- Он большой! Не полезет!

- Ты вор или мелкий хулиган? - Александр Васильевич с брезгливым выражением лица оглядел преступника с ног до головы и обратно.

- Вор я!

- Кто?

- Вор!

- Да ты воришка, а не вор! - кот скривил ротик и прикрыл один глаз.

- Нет, я вор! - не унимался вор.

- Нет, ты не вор! - утверждал кот, глядя на вора.

- Нет, вор!

- Нет, не вор! Мелюзга! как это там у вас... шестёрка!!

- Я - самый настоящий вор! Вор я!

- Да ты и не украл, наверное, никогда ничего, а уже - вор он... - кот позевнул, прикрыв культурно лапкой рот.

- Я не украл! - вор почти обиделся. - Помнишь, недавно в соседнем доме всю мебель вынесли?.. Так это я!

- Врёшь... - кот уселся на любимое кресло, развалился там и стал почёсывать за ухом.

- Не вру... Я - вор, а не врун!.. А... А... А драгоценности у соседей сверху?

- Тоже ты? - усмехнулся кот.

- Тоже я... Ммм... А одежду в соседнем подъезде?

- Ты?

- Ага! - вор расплылся в улыбке.

- А Янтарную комнату тоже ты украл? - кот хитрил - он знал, что Янтарную комнату из Эрмитажа увезли фашисты и спрятали где-то. До сих пор найти не могут.

- Янтарную... Хм... Комнату?.. Ну, нет, не я... Что не я - то не я...

- Да ты и вправду вор! - удивился кот, вскинув брови. - А я-то думал - телемастер пришёл... Телевизор чинить...

- Не... Я - вор! - гордо сказал вор и выпятил грудь вперёд. Кстати, зря.

Александр Васильевич медленно встал, подошёл к окнам балкона, тихо открыл одно, присвистнул и крикнул:

- Булька! Фас! Взять вора!

В комнату с радостно-злобным лаем влетела Булька и вцепилась в грудь преступника, прежде чем тот успел упасть в обморок во второй раз. Собака, влетающая в окно восьмого этажа -это уж чересчур!

В этот момент в дверь вбежали два милиционера.

- О! Явились - не запылились! - недовольно заворчал Александр Васильевич. - Разговаривай тут с ним... Я вам ещё когда позвонил? - кот заложил передние лапы за спину и начальственным шагом подошёл к одному служителю порядка. - А?

- Пятнадцать минут назад! - испуганно отрапортовал милиционер.

- Хм! - Александр Васильевич дёрнул головой, отчего его усы запутались за ухом, и отвернулся. - Заберите его... - он медленно достал из-за кресла диктофон, остановил его, достал кассету и отдал милиции. - А здесь признания во всяких его приключениях. Такой рассказчик! Такой рассказчик! - кот утёр деланую слезу.

Милиционеры попытались отодрать от преступника Бульку, но та, как стрела, торчала из его груди и не хотела отпускать зубы... Видно челюсть свело...

Так и пришлось служителям порядка тащить никак не приходящего в сознание вора на себе, а Булька цеплялась хвостом за все косяки и всячески мешала движению, при этом жалобно скулила: видимо, вор оказался не очень вкусным, но расжать зубы она не могла.

- Ох уж мне эти... спасатели... - Александр Васильевич закрыл окно на балконе - вдруг Булька всё-таки отцепится от добычи и полетит искать другую, его, например. - Даже аппетит разыгрался...

Он подошёл к холодильнику, открыл его и потянулся за сосиской.

Но тут открылась дверь и вошли хозяева. Кот вздохнул, захлопнул холодильник и сказал:

- Если бы за охрану дома давали награду, то я знаю, какую бы я хотел получить... Связку сосисок!!!

3

Александр Васильевич, конечно, лукавил весь разговор с преступником, но в одном был прав: телевизор не работал.

Кот был животным начитанным, но в электронике разбирался так же, как собака Булька в робототехнике... Хотя и в этой ро-бо-то-технике Александр Васильевич знал только название науки...

Александр что только не делал с бедным телевизором: включал и выключал его, протирал экран, поправлял антенну, а телевизор показывал только темноту... Он даже не шипел... В смысле - телевизор... Зато шипел кот... Шипел в усы и ругался про себя на монтёров, которые где-то застряли...

Александр Васильевич долго ходил около телевизора, потом он долго ходил по комнате: то туда-сюда, то кругами, заложив лапы за спину. Брал книгу за книгой с полки и ставил обратно. В душе скребли кошки... Или кто там скребётся в душе у котов... Нет, кошки у котов в душе скребутся весной... А в тот момент в душе у Александра Васильевича сидела, скорее, Булька, которая глодала что-то внутри... Кот даже представил её, впившуюйся зубами в его сердце... И мысленно, по доброму, пожелал ей подавиться.

Так, на очередном витке по комнате, Александр Васильевич забрёл на балкон, посмотрел по сторонам и открыл окно. Приятный ветерок ворвался внутрь... Вместе с ним внутрь ворвался и уже знакомый нам воробей...

- Здорово, Циолковский! - махнул ему хвостом кот и сел на диван.

- Привет! - пискнул в ответ воробей, ему очень нравилось, что кот его так называет. - А что ты такой невесёлый?

- Какой там! - Александр Васильевич вздохнул и заложил ногу за ногу,.. то есть лапу за лапу. - Телевизор не работает...

- А ты его включал?

- Я похож на котёнка? - похлопал глазами кот.

- Размерами - нет...

- А всем остальным? - Александр Васильевич начал вставать с дивана.

- Тоже нет... - испуганно ответил Циолковский.

- Тогда - ладно, - кот сел на место. - В телевизорах разбираешься?

- Я?

- Ты, Циолковский... Как в самолётостроении ты горазд - я видел... А в остальном... - Александр Васильевич вдруг подпрыгнул. -Слушай, ты же волшебный попуг... то есть воробей! Так заколдуй телевизор! Почини его! - и он схватил бедного воробья в лапу.

- Ну вот... - обречённо вздохнул Циолковский. - Опять начинается... Эх... Ладно... Неси меня к твоему больному "ящику"...

Кот зашёл в комнату и бережно поставил воробья на пол перед телевизором:

- Вот наш "Самсунг"! - гордо кивнул Александр Васильевич.

- Оч-чень приятно! - воробей пожал телевизору лапой шнур.

- Это не имя! Это фирму так зовут...

- Не важно... - воробей для порядка пощёлкал клювом выключатель, протёр крылом экран, поправил антенну... Ничего не произошло.

- Ну ладно... - сдался воробей. - По-кол-ду-ем...

Он засучил свои крылья, нахмурил брови, отставил правую лапку назад и прочирикал:

- Чирик, мурык, чик, чирик, чирчик...

Телевизор медленно поднялся в воздух и завис...

- Ты что натворил?! - завопил Александр Васильевич. - Как я теперь его буду смотреть, лёжа на полу, что ли?

- Не шуми... Прости... Бывает... Зачирикался я... Зато теперь не упадёт и не разобьётся!

- А толку-то пока! Всё равно не показывает! - кот даже подошёл поближе к телевизору, задрал голову вверх и уткнулся в экран. - Ничегошеньки нет! - он обхватил аппарат лапами и установил на место. -Теперь при каждой рекламе летать будет...

- Почему это? - удивился воробей.

- А это любимая программа телевизора... Он на ней раслабляется...

- Ничего... Ты его прибей к тумбочке...

- Знаешь... - глаза кота сузились. - Прибить - это хорошая мысль...

Но воробей был не глупым, не даром звался Циолковским, сразу понял, куда ветер дует и зачирикал:

- Хорошо! Хорошо! Заклинание следующее! Чик-чир-чик-чпок-чик! - и зажмурил глаза: заклинания-то все перезабыл, тараторил так, наугад.

Но попал в точку. Да что там! Результат превзошёл все ожидания: телевизор не только включился, но и стал показывать Александра Васильевича.

- Ты смотри! - воскликнул Циолковский. - Тебя показывают!

Но кот не ответил... Потому что был внутри... В телевизоре...

Он сначала не понял, что произошло... Он просто внезапно оказался в космосе, вместе с космонавтами. При этом те были в скафандрах, а он - без - и не чувствовал, что удивительно, неудобства. Поэтому очень удивился. Он-то ведь знал, что в космосе нет воздуха - ему мало того, что нечем было бы дышать, так его бы ещё и на части порвало... Но - всё нормально...

Александр Васильевич даже начал сомневаться в науке...

Он очень веселился, разглядывая изумлённые лица космонавтов там, за стёклами скафандров.

Потом вдруг всё изменилось и он оказался на столе рядом с одной из ведущих теле-новостей. Тут-то он, наконец, понял, что происходит, распушил усы и погрозил когём в экран телевизора:

- Ну, Циолковский, погоди!

Бедный же воробей просто не знал, что сделать: оставлять кота там, за стеклом экрана, было как-то неправильно... Всё-таки свой кот, а не чужой какой-нибудь, но вытаскивать из телевизора его стало очень опасно: уж больно когти у Александра Васильевича острые. Циолковский как стоял у телевизора, так и сел на пол, хлопая глазами.

Кот же прилепился всеми четырьмя лапами к экрану телевизора и вопил, чтобы его выпустили. Ведущая новостей уже почти перестала вести эти новости, потому что смотрела не столько на листочек, где написаны слова, сколько на огромного говорящего кота, который лез в камеру, её загораживал и оператора ругал, на чём свет стоит.

Но тут запустили новый информационный ролик и Александр Васильевич с размаху плюхнулся в воду. Корреспондент рассказывал о дельфинах.

- Какие дельфины в новостях... буль-буль... Это что за новости... буль-буль... такие! - барахтался в воде кот. Плавать он умел, так как любил пускать в ванной кораблики, а так как был несколько полноват и неповоротлив, часто падал в воду. Помочь было некому: кораблики при хозяевах Сашка не пускал, - поэтому приходилось учиться плавать по ходу дела... Или, точнее, по "плаву" дела.

Какой-то добрый дельфин подхватил нашего героя и понёс на волнах. Брызги летели коту в его мордашку, повисали каплями на усах. Александр Васильевич щурился, но уже от удовольствия: такая прогулка верхом на дельфине в самом настоящем море, или даже океане, - это было чудесное приключение. Кот даже перестал злиться на воробья...

Но тут ролик сменился и мокрый кот оказался на сиденье рядом с совершенно ничего не понимающим гонщиком. Скорость была огромная, повороты - крутыми. А Александр Васильевич - не пристёгнут ремнями безопасности. В результате шедший впереди всех гонщик стал притормаживать: вы бы попробовали вести машину по трассе, когда у вас по всей машине летает ругающийся по-человечески огромный кот, постоянно прилепляясь то к лобовому стеклу, то к вашему шлему.

- Тормози! Поворачивай! Обходи! Давай-давай! - кот сел на плечи водителю и даже стал выполнять роль штурмана - человека, указывающего, куда ехать. - Не тормози так на поворотах! Обходи номер 45, у него колесо пробито! - покрикивал он на гонщика, показывая лапой, как же надо рулить. - Не отвлекайся по пусткам! Этого - справа! Этого - слева! Этого - перепрыгнем!..

Так незаметно они доехали до финиша - первыми.

- Уррррааааа! Мы выиграли! - закричал кот и стал прыгать на плечах гонщика. - Мы выиграли!

В это время к машине уже бежали люди, размахивая руками. Они навалились на машину, вытащили гонщика, вытащили кота и стали подбрасывать их вверх: то одного, то другого, а то и двоих сразу. В полёте гонщик таки успел пожать лапу коту и сказал:

- Thanks a lot my cat! You helped me!

Кот долго не понимал, что происходит, потом рассмотрел надпись на одежде гонщика:

- Шу-ма-хер! - он шлёпнул себя по лбу. - Помог чужому игроку!

Но тут картинка снова сменилась и он оказался в облаке. Начался прогноз погоды.

Бедный кот то падал вместе с дождём на землю, то поджаривался на солнце, то вновь сидел в облаке -только голова и хвост торчали с мокрыми усами. Закончилось всё это тем, что где-то прошли грозы.

Поэтому титры пошли на фоне кота, у которого от молнии все волосы стояли дыбом, а уши мягко искрились.

В этот момент Циолковский всё-таки вспомнил заклинание и вернул Александра Васильевича домой.

Только кот появился в комнате, как воробья уже и след простыл.

Зато телевизор работал нормально, разве что от неудавшихся попыток колдовства он стал разноцветным, волосатым и, конечно же, висел под потолком, потому что по программе шла реклама.

Александр Васильевич долго стоял с выпученными глазами посреди комнаты, потом огляделся, бухнулся в любимое кресло и стал облизываться. Он всё-таки был котом.

Потом глубоко вздохнул, почесал лапами животик и сказал: "Хорошо, что в это время не шла передача о собаках!" И маленький электрический заряд сверкнул у него между ушами.









• РАССКАЗЫ •

творчество  посетителей cats-портала:

В CATS-библиотеке я постаралась собрать литературные произведения, героями которых являются коты и кошки, либо им отводится небольшая, но заметная роль. Здесь представлены как и всем известные авторы, так и творчество начинающих. Присылайте стихи и рассказы по адресу info@mau.ru

Если кошке не удалось поймать мышь, она делает вид, что погналась за листиком. (Шарлотта Грей)
Все афоризмы про кошек

Если котят рядом с кошкой нет, то эта кошка вполне может оказаться котом.
Юмор про кошек



На главную