CATS-портал mau.ru
Гостиница для кошек в Москве Cat's Dream Hotel

Кристина Карчяускайте

ШУША И ЕЕ ЛЮБИМЧИКИ


Жили однажды трое: Хвостик, Валяка и Шуша... Валяка был Валякой потому, что после компьютеров больше всех любил на диване валяться и книжки читать. Хвостик была Хвостиком потому, что ласкаясь и мурлыча, чесала Валяку за ушком, пока тот не разомлеет, и потом уж вертела им как хотела... А Шуша была Шушей потому, что была пушистой, большеглазой и очень умной. К тому же и Хвостик, и Валяка любили Булычева.

Валяка был Железятником, Хвостик была Макетёром, а Шуша была Кошкой.

Хвостик давно мечтала про котенка. Вот однажды субботним утром она, никому ничего не сказав, отправилась на базар и оттуда вернулась, бережно неся за пазухой что-то испуганно пищащее, лупоглазое, беспородное... очаровательное...

- Познакомься. Это Шуша. – сказала она Валяке, отодрав пищащий комочек от курточки и посадив его на подушку рядом с Валякиной головой.

Валяка разодрал один глаз и уставился на котенка. Тот перестал пищать и тоже уставился на Валяку. Так они таращились друг на друга некоторое время, только вдруг котенок каак размахнулся и хрясь Валяке по мордасям! Тот аж проснулся от неожиданности.

- Так нечестно! – заорал Валяка и хрясь котенку обратно! Легонько, кончиком пальца, потому что котенок был очень маленьким, очень пушистым и очень большеглазым.

Котенок удивленно чихнул, потом малость подумал и признал Валяку за своего, в подтверждение чего тут же принявшись его «мыть». Больше они друг друга не обижали. При знакомстве обменявшись тумаками, они признали силу и независимость друг друга и стали «своими».

Шуша работала Кошкой. Работа это была сложная. Каждое утро Шуша вставала раньше всех, будила разоспавшихся Хвостика и Валяку, сопровождала их в ванную, на кухню, присутствовала при завтраке, милостиво принимая угощение со стола, потом выпроваживала их на работу, а сама оставалась дом сторожить. Сторожила она хорошо, однажды даже вора спугнула. К вечеру так уставала сторожить, что засыпала где приходится: то в валякином кресле у компьютера, то на хвостикином вязании, то на кухонном столе, а то и вовсе на шкафчике в прихожей... Однако к возвращению любимцев Шуша всегда просыпалась и выбегала навстречу, потягиваясь и позевывая, как будто коря: «Пока вы тут прохлаждались, на мне все хозяйство держалось! Ох и умаялась я, уааааааау... Ну-ка быстро меня ласкайте, хвалите да угощайте!». После обильных признаний в любви она милостиво принимала угощение и начинала вечернюю смену: присматривала за готовкой ужина, проверяла, как Валяка справляется с компьютером, согревала коленки Хвостику (заодно подставляя почесать за ушком и таким способом совмещая приятное с полезным), а поздним вечером последняя обходила весь дом и проверяла, все ли в порядке, и только после этого устраивалась спать где-нибудь посередине между Валякой и Хвостиком, напевая мурлыкалку-колыбельную. По ночам Шуша иногда просыпалась и отправлялась по своим, чисто кошачим, делам, которых никто, кроме нее, не ведал. Но и тогда она не забывала о своих любимцах и возвращаясь, приносила им в зубах несколько приятных сновидений...

А еще Шуша умела лечить.

Однажды Хвостик занемогла, стала раздражительной, жаловалась на головную боль и боль в животе. Ходила постанывая, да сквозь зубы кляла женскую долю, да некоего ПМС. Шуша только озадаченно за ней глазами водила. До того раздражительной была Хвостик, что с Валякой из-за какой-то мелочи поспорила. Разобиделась, пошла на кровать поплакать. Плачет Хвостик, одной рукой за голову, другой за живот держится. А на кухне Валяка хмурый, никак не додумается, чем же он Хвостика так обидел. А посередине Шуша сидит, все видит: и как Хвостик плачет, и как Валяка хмурится. А надо сказать, Шуша жутко не любила, когда в доме грустно было. Вот поглядела она, поглядела да решила вмешаться в дела своих неразумных любимцев.

Перво-наперво забралась она к Хвостику в кровать, учуяла безошибочно, в котором месте ей живот болит, да и улеглась там. Скрутилась калачиком, стала греть, лечебную мурлыкалку напевать. Долго ли, коротко ли мурлыкала, но вот расправились грустные складки на лице Хвостика, утихли всхлипы, стало ровным дыхание: уснула Хвостик. Уняла боль Шуша, успокоила Хвостика, да и сама задремала...

Тут глянул в спальню Валяка, вконец растревоженный странной тишиной. Увидел он, как спит Хвостик с Шушей в обнимку, да как стекают по ее ресницам последние слезинки, и защемило ему сердце в приливе нежности. Подкрался тихонько к постели, устроился рядом, тихонько поцеловал Хвостика во влажную еще щеку. Хвостик не проснулась, только вздохнула протяжно, тоскливо. «Люблю тебя, котятинка» - шепнул Валяка. Она прильнула к нему поближе и снова вздохнула, но теперь с облегчением.

Так и заснули Валяка с Хвостиком. А рядом довольно жмурилась Шуша, храня их сон. А со сном ушла и головная боль, и мелочная обида. И снились им хорошие сны, одни из самых лучших, которые когда-нибудь приносила Шуша.

Шуша, Валяка и Хвостик жили во многоквартирном доме, в спальном районе. Не очень богатый это был район, и не очень безопасный. По ночам по подъездам шастали подозрительные личности, шебуршали у дверей, проверяя, заперто ли.

И вот однажды так случилось, что Хвостик, отправляясь последняя спать, забыла запереть дверь на ключ. Шуша-то заметила неполадок, да Хвостик не поняла ее намеков, заснула...

Под утро, в самое засонье, около четырех утра, тихонько скрипнула входная дверь... Наглый воришка залез в прихожую в поисках пальтишка получше, да сумочки подороже, чтобы слямзить, а потом сбагрить. Стал тихонько искать в темноте, чего бы тут схватить... да и наткнулся на Шушу, которая, вопреки своим привычкам, в предчувствии недоброго, ту ночь решила заночевать на шкафчике в прихожей.

Как заорала Шуша, да как прыгнула, да вцепилась воришке в руку! Да как кинулась драть когтями, поминая при этом его грязным кошачим матом! Тут из спальни выскочила заспанная разьяренная Хвостик (которая терпеть не может, когда ее будят посреди ночи; да и кому это нравится?), и воришка, растерявшись, приглушенно матюкаясь, еле стряхнув Шушу, юркнул в дверь и был таков... Только загремели по лестнице торопливые шаги, да стукнула далеко внизу дверь подъезда.

Тут зажгли свет, увидели на полу кровь из разодранного воришки, да еще чрезвычайно довольную собой Шушу. Она была немного пришиблена, видать воришка, стряхивая ее с себя, кинул об стенку... Но тем не менее она возбужденно хлестала себя по бокам хвостом, вылизывала лапки от воришкиной крови и всем своим видом как бы говорила: «А подайте-ка мне еще воришек! Я их одной правой уделаю!». Тут восторгам не было предела, Хвостик с Валякой наперебой хвалили Шушу, говоря, что с ней любые собаки и сигнализации не нужны, что она лучший друг, товарищ и спаситель, и что они в вечном долгу перед умницей кошкой. Шуша же с важным видом принимала похвалы. По ее разумению, иначе не могло и быть.

С тех пор двери запираются каждый вечер на два замка, а если иногда это забывают сделать, то Шуша приходит в кровать и лупит лапкой по носу до тех пор, пока любимчики не опомнятся, не встанут и со словами «Прости, Шушонок, забыли...» не запрут дверь.









• РАССКАЗЫ •

творчество  посетителей cats-портала:

В CATS-библиотеке я постаралась собрать литературные произведения, героями которых являются коты и кошки, либо им отводится небольшая, но заметная роль. Здесь представлены как и всем известные авторы, так и творчество начинающих. Присылайте стихи и рассказы по адресу info@mau.ru

практика применения налоговых вычетов

Лев открыл пасть, укротитель засунул в нее голову, и все зрители вдруг увидели, насколько дикое животное умнее и великодушнее человека. (Б.Ф. Андреев)
Все афоризмы про кошек

Коты хорошо умеют залазить на деревья, но квартирные коты чаще всего залазят на хозяев.
Юмор про кошек



На главную