CATS-портал mau.ru
Гостиница для кошек в Москве Cat's Dream Hotel

Александр Панфёров

МЯДЕЛЬ


Что же такое этот загадочный мядель, и с чем его едят?

Официальный - пишется с большой буквы. И ни с чем его не едят. Как можно съесть целый белорусский город? Вернее, даже два города - Старый Мядель и, соответственно, Новый.

"Мой" мядель никаким, кроме старого, не бывает и быть не может. Старым, линяющим, скорее всего грязно-серым, обязательно длинношёрстным, обязательно с умным не-персидским лицом - вот каким я его вижу. Он ходит, сотрясая воздух своим громогласным "МЯ". Спросите у него, кого вы больше всех любите, кого рассчитываете накормить колбасой "докторской" и затем погладить - и он даст вам осмысленный и, главное, правдивый ответ на чистейшем церковнославянском.

В свободное от вышеперечисленных занятий время старый мядель уютно спит на кровати, на ваших коленях или в другом тёплом и мягком месте. Он слишком стар, чтобы тратить силы на пустяки, и слишком мудр, чтобы жалеть о несделанном.

Впрочем, ради тех, кого он любит, мядель способен на очень многое...

Лето, жара, крошечная кухня душной хрущёвки на краю света. По кухне с громким мявом перемещается кот породы "сибирский валенок". Когда-то красавец, гроза окрестных котов и любимец кошек, теперь он являет собой жалкое зрелище. Остатки пышной шерсти свалялись и потускнели, живот провис, как у кормящей Мурки - в общем, эту свою жизнь он явно доживает.

Посреди кухни сидит на табуретке хозяин кота - лысина, пивное брюшко, красный нос, дырявая майка, треники пузырями. Смолит "Беломор", слушает котовый мяв, и вдруг отчётливо осознаёт, что почти все вокруг более вечны, чем он. Супруга, циркулярка ненаглядная, и та его переживёт, даже со всеми своими болячками. Потом и её не станет, и дети приедут грызться за убогое наследство - сарай на шести сотках в часе езды на электричке да эта хрущёвка. А дальше всё повторится с детьми и внуками, с внуками и правнуками, и так до бесконечности. И даже хорошо, что он этого уже не увидит.

И лишь кота придётся ещё ему, этими самыми руками, закапывать на пустыре за домом. Вон как отощал, а раньше всегда округлялся за лето. Не жрёт почти ничего, шерсть клочьями лезет, спит чуть не круглые сутки, а когда не спит - орёт дурниной, вот как сейчас. То ли болит у него что, то ли окончательно выжил из своего и так невеликого ума, кто ж знает! А хоть бы и выжил, всё равно жалко. И тем жальче, что это, как ни крути, единственное существо на свете, которое так, да нет, какое к чёрту "так" - которое просто его любит. Не ругает за выпивку и раннюю мужскую слабость, как жена. Не видит в нём презренного неудачника, как дети. Не тянет из него деньги, как все они, вместе взятые. Вообще ничего не требует от него, просто любит, и всё.

Так он сидит и думает о котовой бескорыстной любви и котовой же эфемерности, и неожиданно для себя самого переполняется нежностью, которой сроду от него не видали ни жена, ни дети, ни уже пошедшие плодиться внуки. И пускает слезу по небритой щеке - впервые с далёкого и почти нереального детства. И гладит кота по его колтунам, и чувствует, насколько этого мало сейчас, и впервые в жизни хочет сказать что-то ласковое. И долго копается среди привычных междометий и трёх татарских слов со всеми их производными. И изрекает наконец свежесочинённое, с явным ругательством в корне, но при этом исполненное такой любви, что благоверная пошла бы пятнами от ревности:

- Старый ты мядель!

И ещё раз, не в силах придумать ничего другого и чтобы уже никаких сомнений:

- Эх, старый ты мядель!

Безнадёжно машет рукой и, больше не стесняясь кота, плачет, как ребёнок.

- Мя! - утробно соглашается кот.

И снова лезет на хозяйские колени, трётся об грудь, чтобы хоть немного забрать этой смертельной гадости, хозяин про неё ничего не знает, а он всё пытается сказать, но без толку, не умеет ведь по-человечьи, да и поздно уже по врачам, но и так оставлять нельзя, иначе точно до весны не дотянет, а ему эта дрянь даже вроде как на пользу, да если бы и нет, всё равно прайд не должен лишаться доминанты, это неправильно, а у него ещё восемь жизней здесь и рай на сладкое, столько людей верят в эту ересь, что она давно воплотилась, стала новым законом природы; а впрочем, они ещё поскрипят, ещё поцепляются друг за друга, два старых мяделя, вот как-то так.









• РАССКАЗЫ •

творчество  посетителей cats-портала:

В CATS-библиотеке я постаралась собрать литературные произведения, героями которых являются коты и кошки, либо им отводится небольшая, но заметная роль. Здесь представлены как и всем известные авторы, так и творчество начинающих. Присылайте стихи и рассказы по адресу info@mau.ru

Вам не удастся одурачить кошку пустой болтовней, как какую-нибудь собаку, нет, сэр! (Джером К. Джером)
Все афоризмы про кошек

Все разговоры о вражде котов и ежей беспочвенны. Котам наплевать у кого больше колючек, ведь считать они умеют только до одного.
Юмор про кошек



На главную