CATS-портал mau.ru
Гостиница для кошек в Москве Cat's Dream Hotel

Елена Горбачевская

ДОЛГ САМУРАЯ


Лена с Татьяной были знакомы довольно давно. И не мудрено: Таня работала в Институте чуть ли со дня его основания, а Лена пришла туда буквально на следующий год. Но, работая в разных лабораториях, они лишь вежливо раскланивались в коридоре.

Но примерно месяц назад Татьяну перевели в ту лабораторию, где работала Елена, и постепенно выяснилось, что у них двоих общего гораздо больше, чем просто рабочее место.

- У тебя какие планы на сегодняшний обеденный перерыв? – спросила как-то Татьяна.

- Да никаких особенных, - пожала плечами Лена. – Схожу куда-нибудь покушать. А что?

- Предлагаю именно с этой целью сходить ко мне домой. Перекусим, кофе попьем.

- А успеем? – усомнилась Лена.

- А как же! Я ведь живу совсем рядом. Ну, так как?

И действительно, Татьяна жила максимум в пяти минутах ходьбы от Университета и, соответственно, от их Института – возле железнодорожного вокзала.

- Ну, вот, пришли, - улыбнулась Таня, отпирая дверь. – Заходи! Да, забыла спросить, ты зверей не боишься?

Лена едва успела пробормотать, что, мол, не боится, если те не слишком уж крупные и хищные, но Татьяна уже исчезла где-то в недрах огромной квартиры старой постройки. Что ж делать? Гостья принялась пристраивать куртку на вешалку и стаскивать сапоги, с любопытством рассматривая чужое жилище.

- Гарик, ты кушать будешь? – ласково спросила хозяйка. – Картошечку будешь?

В ответ не донеслось ни звука. Надо же, подумала Лена. Ведь Таниного мужа зовут Андрей, сына – Игорь. Тогда кого же это она так уговаривает? И Лена отправилась вперед по коридору туда, откуда слышался голос хозяйки.

- Гарик, ну кого я спрашиваю, ты будешь кушать? – Татьяна поправила на носу очки и стала как никогда похожа на маму Дяди Федора из мультика про Простоквашино.

Самое смешное, что разговаривала она с огромным, мордатым и полосатым котом, который вольготно развалился на диване и не изволил даже ухом повести в сторону хозяйки. Только слегка помахивал пушистым кольчатым хвостом. Наверное, именно он подразумевался под зверьми, которые водятся в этой квартире.

Ну, таких-то зверей Лена не боялась. И даже очень любила. Причем особую симпатию у нее вызывали именно такие, совершенно дворняжьей раскраски с чередованием темных и светлых серых полос. А Гарик же ко всему прочему был обладателем белой «манишки», белых «носочков» на передних лапках и «тапочек» - на задних. Часть мордочки до глаз тоже была белой. Впрочем, лапки этого котища белыми можно было назвать довольно условно.

- Ка-а-кой красавец! – восхищенно протянула гостья и погладила зверюгу.

Тот незамедлительно подставил под почесывания бывший когда-то белым подбородок и с наслаждением заурчал.

- Гарик, Га-а-рик, хороший котик, - приговаривала Лена.

- Интересно, почему это он от картошки отказывается? – задумчиво произнесла Татьяна.

- А что, обычно ест картошку?! – удивилась гостья.

- А он у нас – всеядный. Даже салат из огурцов с перцами на даче ест. А уж тушеную с мясом картошку – тем более. Странно, очень странно! Ну да ладно, пошли кофе пить!

Причина отсутствия аппетита у Гарика предстала во всей красе сразу же по факту входа на кухню. На столе лежал кусок сыра, весь покрытый бороздками от острых кошачьих зубов. Словно бы его терли на терке.

Поначалу Татьяна несколько растерялась. Ведь она планировала угостить свою гостью бутербродами, в частности, с сыром, а тут… По всей видимости кто-то из домашних забыл спрятать продукт в холодильник, а Гарик был не из тех, кто теряется. Но неожиданно Лена сама пришла ей на помощь.

- Ну, молодец, - рассмеялась она. – А ты решила картошкой отделаться, да? Ладно, отрежь ему то, что он отъел, и давай кофе пить с твоим сыром. По всей видимости, довольно вкусно, раз котик уплетал его с таким аппетитом!

Есть ведь на свете те, кто может гордиться своим происхождением, своей родословной… А я только и знал, что свою маму, которая прижила меня непонятно от кого. И уж, сто процентов, познакомилась она с так называемым «папенькой» не в элитном клубе, а, скорее всего, на ближайшей помойке. А уж о нем я не знал вообще ничего. Только и мог предположить, что был он как и я сам: серым да полосатым, потому как маменька была вся сплошь черная.

Обычная третьестепенная ведьмочка очень средних способностей, ничего особенного. Сестрицы мои родились с той же мастью и, как водится пошли по магической линии. А мы с братцами были так, не пришей кобыле хвост. Из всех особенностей – блох несметное количество.

Честно говоря, думал я, что мне уготована папашина участь – шнырять по помойкам, да матушка, добрая душа, все же соизволила отвести нас на тестирование к Педагогам. И вдруг выяснилось, что я чего-то там показал, результаты какие-то особенные, и моя судьба в одночасье круто переменилась.

Мы-то, кошки, все сами по себе – хранители. Так уж получилось. Каждый делает то, что умеет. Люди вон придумывают всякие вещи интересные. Например, ящик в котором живет зима и много всякой вкусной еды. Или еще разные вонючие жидкости против блох. Или штуки такие железные, в которые заперто тепло. И вот ведь как хитро: весной тепло отпускают на свободу, и тогда наступает лето, становится жарко, а они, штуки эти, пустуют и становятся холодными. А когда лето заканчивается, то кто-то из людей ловит убегающее тепло и садит его обратно. На всю зиму! Ему, теплу этому, конечно же не нравится сидеть взаперти, вот оно и бунтует. То кричит, то вообще трясет эти железяки так, что они ходуном ходят, но – терпит, что ж поделаешь!

Да, много чего они умеют!

Только вот без нас, котов, им все равно не выжить, хотя они об этом и не догадываются!

Нет, ну вы честно скажите, видели ли вы хотя бы одного человека, самого что ни на есть умного, который бы мог обнаружить витамора? Даже мой хозяин не в состоянии этого сделать, а уж умнее его, наверное, и не бывает. Ну, разве что тот человек, который приходит к нам, когда вдруг из больших железных штук убегает запертое там тепло.

Такой умны-ы-ый! Не всякому дано! А он просто постучит по этим длинным железякам, покрутит там что-то, произнесет магические слова, от которых почему-то моя хозяйка как-то сразу сникает и тушуется, и – пожалуйста! Пленное тепло моментом возвращается на свое место!

Только ведь и он витаморов не видит, ни одного! Однажды сам наблюдал, как к нему один прицепился. Просто ужас какой-то! Эта дрянь его грызет вовсю, а тот даже не замечает! Я, конечно, вмешался. Нельзя допускать, чтобы за здорово живешь погибал такой умный и замечательный человек. Тем более, что для меня всыпать перцу витамору – как тарелку куриных потрошков слопать.

Собственно, эту мою способность и открыли Педагоги во время тестирования. Оказывается, я их, витаморов этих, ощущаю даже лучше, чем другие коты. Как бы они не прятались, как бы не маскировались, я чую их за версту, а то и дальше. И даже знаю, когда и где они появятся, гады. Наверное, тут все же сыграла роль мамашина наследственность.

Но даже это – не самое главное. Я умею с ними сражаться и их побеждать.

Собственно, особой моей заслуги в этом нет. Я – самый обычный кот. Не хилый, правда, и зубы у меня – ого-го, да ведь дело не в этом. Я устойчив к их стрекалкам. То есть тот их удар, от которой любой человек запросто погибнет, а половина наших превратится в безвольную игрушку, я даже не замечу. А это позволяет подобраться к гадине поближе, и уже тогда пустить в ход когти и зубы.

В общем, Педагогами было предрешено: быть мне Бойцом и Охранником.

Ну, думал, ладно. Отправят меня кормить блох в боевое подразделение, сотни и тысячи которых патрулируют большие человеческие города, отказывая себе во всем, и сложу я свою буйную головушку через год-другой в драке. Что ж, каждому своя судьба!

Да только иначе все вышло.

Давным-давно, задолго до моего рождения, случилась страшная авария. Что-то там бабахнуло и испортило ту штуку, которая гонит свет в лампочки. Я – умный, мне Педагоги объяснили, а я все запомнил. И вот этот свет сам по себе и сломался. Да, точно! Мне же говорили, что это было за пять лет до моего рождения, в 86-м году.

К слову сказать, люди до сих пор думают, что все произошло случайно, а ведь над этим поработали витаморы. Конечно, во многом были виноваты и коты. Но тут дело такое: в стране в то время творилось непонятно что, назревал хаос, и все наши короли и политики только и думали о том, чтобы хоть как-то удержать ситуацию, и этим подло воспользовались витаморы. Захватили несколько человек из персонала – и вот вам, пожалуйста! Ну и, само собой, сами кой-чего там поменяли-переделали, это у них – запросто. Сколько раз пытались назначить туда хорошего кота-охранника – так ни в какую! Не положено, и все! Вот и прозевали появление витаморов, они-то разрешения не спрашивали. А контролировать их издали все же очень и очень трудно, вот и не уследили.

Надо же, как я разошелся! Нет, я не такой уж и мастер рассказывать, просто память у меня хорошая. И почти все, что говорили Педагоги, я помню. Называлось все это «Курс обычной истории», которая была написана людьми о самих людях.

А, так вот, про эту аварию. Она, зараза эдакая, не только кругом лампочки попортила, так еще и натрясла на землю всякой гадости, которая называется радиация и от которой рождаются котята с двумя головами и сплошь больные. И надо было с этим что-то делать, специалистов учить, которые могли бы с этой мерзостью справиться. А знатоки Истинной истории, которую изучают только наши, кошачьи мудрецы, предсказали, что скоро люди сделают такое специальное место, где их, человеческие, педагоги будут учить людей бороться с этой самой радиацией и всякой другой пакостью. Сама Марфа Великая провозгласила!

Понятное дело, витаморы не могли это оставить просто так. Марфа предполагала, что они в первую очередь постараются уничтожить этих самых человеческих педагогов. Вот и решено было приставить к каждому из них личную охрану.

Вот так я и попал к моему хозяину.

Мой-то хозяин был почти что самым главным из тех, что учили, как ловить радиацию. Ну, по крайней мере, одним из самых главных.

Конечно, правильно надо говорить не «хозяин», а «Опекаемый», так велит придворный этикет. Да вот только мне до королевского двора – как до Луны пешком, потому и называю тех людей, с которыми все это время живу, своими хозяевами.

- Твой Гарик – просто красавец, - проговорила Лена, прихлебывая кофе. – Замечательный кот!

- Ну, уж прямо красавец, - пожала плечами Татьяна. – Кот как кот, самый обыкновенный, да еще и хромой.

- А, кстати, почему он хромает?

- Давняя история. Мы его взяли совсем крошечным, вот он под ногами и путался. Ну, а мы еще не привыкли, что в квартире есть котенок. Вот Андрей нечаянно лапку ему и отдавил.

- Вот бедолаг! – посочувствовала гостья.

- Впрочем, - Татьяна снова поправила очки. – Это ему совершенно не мешает жить. Наш Гарик – настоящий Казанова кошачьего племени!

Гарик, будто почувствовав, что разговор идет о нем, подошел и потерся о ногу гостьи.

- Ишь ты! Ах ты, дамский угодник, - Лена принялась поглаживать кота, не забывая и о кофе. – Наверное, проблем много с его темпераментом?

- Да как тебе сказать… Сначала – да, проблемы были. Однажды такая история случилась, с ума сойти можно! Ты же Иру Фефелову помнишь?

- Конечно же! Всего-то года три прошло, как она из Института в бизнес подалась.

- Вот-вот, - кивнула Татьяна. – Тогда она как раз только начинала свою деятельность. Позвонила как-то раз и попросила, пусть, мол, постоит у нас дома ящик с кожаными куртками на продажу. Ну, мне – что, не жалко, пусть стоит. В коридоре сгрузили и еще одеяльцем стареньким прикрыли сверху. А Гарик в это время просто словно взбесился, чуть ли не по потолку бегал – так к девушкам хотелось. Ну, взял из вредности и надул на это одеяльце. Представляешь, как бедная Ирка потом эти куртки продавала?

- Да уж, - ухмыльнулась гостья. – И что, каждый раз с ним вот так?

- Да нет, давно уже махнули на него рукой. Надо – вперед, бегай, женись, детей плоди, только не дури голову. Слушай, подруга, это все, конечно, здорово, но обеденный перерыв уже заканчивается, так что допивай кофе, и пошли!

Кошмар какой!

А я ведь до сего дня и не знал, что та суматошная баба, на тюке с вещами которой я отметился – легендарная хозяйка Марфы Великой. Точнее даже, не хозяйка, а Опекаемая. Ибо у них – совсем другие отношения, чем у меня с моими человеками. Там действительно все поставлено на службу Марфе, и вся жизнь Опекаемой подчинена ее целям.

Ай-яй-яй, неловко-то как!

Впрочем, до фактического рождения Марфы остается еще несколько лет, а там, смотришь, эта история и забудется…

Если честно, то моим хозяевам полагался бы по статусу совсем другой кот. Эдакий холеный красавец, знатный дворянин с длиннющей родословной. А вовсе даже не я со своей простецкой мордой, хромой лапой и не втягивающимися когтями.

Хозяйка, конечно, права. Когда мне лапу отдавили, больно было – смерть! И я уже, откровенно говоря, думал, что все. Конец моему сытому существованию: сейчас за шкирку – и на улицу.

Только вот почему-то хозяйка оставила меня. Всегда поражаюсь, насколько она умная. Видно, о чем-то догадывалась. А, может, просто пожалела?

Не знаю. Но в любом случае она оказалась права. И хозяину, и ей самой грозила постоянная опасность. Витаморы буквально открыли на них охоту, и только я мог их защитить. Это был мой долг, долг воина!

А то, что когти не убирались, - не страшно. Если совсем уж честно, то они, сросшиеся, не убирающиеся и были признаком моего статуса воина. А лапа… До этих противных, мелко дрожащих тел наших извечных врагов она доставала даже лучше, чем когда была здоровой. Честно-честно! Когти шли под каким-то немыслимым углом, да еще и с разворотом, и шансов у тварей не оставалось вовсе.

А вообще-то приходилось тяжело.

Витаморы буквально наседали со всех сторон – им это место, где работал мой хозяин, было действительно поперек горла. А все потому, что радиация им здорово помогала размножаться. Ну и, само собой, яды всякие, вонючий дым и прочая гадость. То, что нормальному коту или, скажем, человеку – верная гибель, им, тварям мерзким – только благо. Так-то они очень и очень редко могли плодиться, разве что в речке какой отравленной, где вся рыба сдохла, или в черном дыму, который летит из таких высоченных труб. Зато в местах рядом с аварией эта пакость множилась, как головастики в летнем пруду. И ползла, и ползла оттуда во все стороны… Бр-р-р, мерзость какая!

Ведь тут дело такое: ежели витамор пробрался в жилище, то очень скоро оно портится, в нем все болеют, и не рождаются дети. Одно слово – витаморы! Педагоги говорили, что их так называют за то, что, мол, жизнь морят, что из-за них все умирают кругом.

Меня, надо сказать, еще вовремя призвали.

Это королями становятся по рождению, а всем остальным долго учиться приходится. Особенно таким, как я, которые и знать не знали, для чего на этот свет появились. Правда, говорят, что Педагоги учатся еще больше, а Ученые – чуть ли не всю жизнь.

Да, чтобы научиться тем фокусам, которые вытворяет Марфа Великая, которой родиться предстоит еще только через четыре года, а она бродит по временным петлям взад-вперед как хочет, так и вообще никакой жизни не хватит. Уж моей-то точно!

Тем не менее меня очень тщательно готовили, и к тому моменту, когда человеческие педагоги принялись обучать других людей прогонять радиацию и всякую иную отраву, я стал уже почти взрослым – мне был год с гаком. И дальше шла уже практика. До того момента, как мой хозяин стал одним из самых главных среди этих человеческих педагогов, более опытные товарищи успели научить меня кое-чему из нашего непростого ремесла.

И я приступил к охране своего хозяина.

У людей такие, как я, называются самураи. Сам видел в той штуке, которая показывает всякие интересные истории и еду для котов.

Только одному мне было не справиться. Просил-просил я помощников, да где там! Витаморы совсем озверели, и каждый боец был на счету. Так что рассчитывать приходилось только на самого себя.

Я, если честно, не шибко-то умен. Я судил-рядил так и эдак, да ничего путного в голову не шло. Нет, ну скажите мне на милость, как я, обычный беспородный кот, как говорится, никто, нигде и звать никак, смогу собрать гвардию для охраны хозяина? Я от блох-то избавиться не могу, замучился напрочь, а тут – такое дело! Я совсем было отчаялся, но тут меня в кои-то веки раз осенила светлая мысль.

А ведь мои-то уникальные бойцовские способности оказались врожденными! Педагоги их только распознали и чуток отшлифовали. А если и мне пойти тем же путем, а? То есть сформировать гвардию из своих собственных отпрысков? Обучить-то их всему, что сам умею, я смогу запросто!

Хотя, если честно, то из меня Педагог – как из маменьки королева Барбара, да только вот сама премудрость не больно уж великая. И, опять же, не столько надо теории разводить, сколько показать молодняку, как надо махнуть лапой, чтобы разорвать оболочку витамора, где и в какой момент щелкнуть зубами, чтобы отхватить ему стрекательный жгут.

В общем, идея показалась мне заманчивой.

Тем более, что даже при неблагоприятном исходе я совершенно ничего не терял. Как любят говорить люди, на нет – и суда нет. Ну, а уж о том, насколько для меня был приятен сам процесс, и говорить не стоит! К тому же по не совсем понятной для меня причине буквально все и дворовые, и дачные красавицы принимали мои ухаживания более чем благосклонно. Поди разбери их, женщин этих!

Больше всего меня радовало то, что хотя бы один котенок у каждой из моих возлюбленных был точной копией меня самого: такой же полосатый да белогрудый. И, что самое главное, такой же отчаянный боец, которому не страшны витаморы, как и я сам.

В последнее время Таня с Леной виделись довольно редко, а все потому, что Елена уволилась из Института. Зато в гости друг к другу стали приходить даже чаще, чем раньше.

На этот раз Татьяна попросила подругу помочь привезти с дачи выращенные овощи.

- Сама понимаешь, - объясняла она, сидя в машине подруги. – Живем-то мы совсем рядом с вокзалом, да и станция – прямо возле дачного поселка, но тащить на себе несколько мешков картошки…

- Слушай, прекрати городить чепуху! – в конце концов рассердилась Елена. – Сколько раз тебе говорила: сейчас у меня есть машина, обращайся! А ты в кои-то веки раз попросила, так еще будешь час объясняться и оправдываться!

- Ладно, молчу, молчу, - покладисто согласилась та. – Только вот от одного ты уж никак не отвертишься: я взяла с собой бутылочку красненького винца, и мы с тобой ее на даче да под свежую картошечку, да с помидорчиками и грибочками… А?

- Ну, с этим спорить не буду, - от того, чтобы в согласии развести руками, Лену удержала только необходимость контролировать «баранку».

Вскоре они уже подъехали к поселку. Пока Татьяна открывала ворота, Лена быстренько набрала на мобильном домашний номер.

- Сынок? Ну, как дела? Еще не приходил? А, хорошо. Ну, потом позвони мне обязательно. Да, я – у тети Тани на даче. Ага, пока.

Татьяна села в машину.

- А я пока ребенку позвонила, - похвасталась подруга.

- По мобильному? И что, разве берет?

- Да, а что, не должен?

- Да как-то не получалось у народа, - удивилась Таня. – Вроде как сигнал слабый, не доходит. Или лесок его закрывает.

Лена только молча пожала плечами и принялась пробираться по узким дорожкам дачного поселка, подчиняясь командам подруги: «Направо… А сейчас – налево… Прямо, прямо… И – направо!» Наконец-то они были на месте.

В планах на предстоящий вечер стояли ужин, бутылочка вина и длительная трепотня «за жизнь». Впрочем, буквально сразу все эти мероприятия начали перепутываться и мешаться, что никоим образом не уменьшало прелести вечера.

- Слушай, Тань, мне домой позвонить надо, - вспомнила гостья. – Там сын продавал старый компьютер, деньги должны были сегодня принести. Так я немножко дергаюсь, как бы его не обманули.

- Да, конечно, - согласилась та. – Так, говоришь, возле ворот телефон брал?

- Ну, да!

- Тогда пошли!

Осенью темнеет рано, а одинокую Луну еще неделю назад слопали сердитые темные тучи, так что к воротам пришлось пробираться практически ощупью. Главной задачей было не споткнуться о какой-нибудь камень или корягу и не угодить в одну из многочисленных луж. Но все же ворот кооператива подруги достигли без потерь.

- Ну, звони, - сказала Татьяна.

- Ничего себе! А сигнала-то нет! Тю-тю! Слушай, девушка, а не ты ли его сперла?

- Чес-слово, не брала, - помотала головой Таня. – Пошли, может, за ворота выйдем?

Но сигнала не было и там.

- А, знаю! – радостно воскликнула Лена. – Тут, наверное, все дело в машине. Она является чем-то вроде антенны, а телефон еще и был включен на подзарядку. Может, это тоже привело к увеличению сигнала?

- Может быть, - согласилась Татьяна. – Тогда пошли за твоей машиной.

На обратном пути коряги и колдобины уже казались не просто знакомыми, а даже милыми и родными.

О том, что она сама изрядно надегустировалась винца, Лена вспомнила только тогда, когда села за руль. М-мда-а!

Только богатое воображение тут же принялось рисовать воров, бандитов и рэкетиров, слетевшихся со всего города с целью завладеть суммой, вырученной сыном за старый комп. Ладно, ничего страшного, подумала она. Гаишников здесь нет, чтобы никого не задавить, ехать буду, как черепаха, да и, Бог даст, заборы не разворочу!

Путешествие к воротам на машине было значительно более приятным, поскольку Ленина «ласточка» неудобств для пешеходов не замечала совершенно. Татьяна была весела и расслаблена, к тому же совершенно не имела опыта вождения, а потому нисколько не беспокоилась за то, как не совсем трезвая Лена будет объезжать штакетники и редкие фонарные столбы.

Возле самых ворот Лена схватилась за телефон.

Бесполезно! Сигнала как не было, так и нет, и подключение питания не сильно спасало.

- Может, проедем чуть-чуть за ворота? – без особого энтузиазма предложила Татьяна.

- Давай, а? – умоляюще посмотрела на нее Лена.

Делать нечего. Пришлось Татьяне выбираться из теплого и уютного чрева машины и снова брать на себя роль привратника. Однако стоило ей лишь закрыть ворота за выехавшей машиной и пристроиться обратно, как довольная Лена радостно закричала:

- Смотри-ка, есть сигнал!

Почему его не было перед воротами и откуда он взялся сразу же за ними, для двух дипломированных физиков так и осталось загадкой. Наверное, все дело было в табличке «Посторонним въезд воспрещен».

Однако выяснилось другое. Компьютер был продан, деньги получены, и все, как ни странно, обошлось без рэкета или какого-нибудь другого криминала.

Татьяна со вздохом опять побрела к воротам…

Наконец они снова добрались до домика, не нанеся сколько-нибудь заметного ущерба постройкам и посадкам.

- А что это у вас тут за дребедень висит? – полюбопытствовала неугомонная Лена, наткнувшись в темноте на какую-то веревку.

- А, это… Да провод антенный, мы на нем бельишко сушим, - махнула рукой Таня и пошла в дом.

- Ух, ты! Так, может, он сработает, как антенна? – скорее себе самой, чем кому-то другому сказала Лена.

Тем не менее собеседник у нее был.

Возле самого забора сидел симпатичный серо-полосатый котик с беленькой мордочкой.

- Гарик? – удивилась Лена. – Гарик, кис-кис, Гарик!

Но котик и ухом не повел в ее сторону, а при первой же попытке приблизиться задал стрекача. Странно, подумала Лена. Но тут же вспомнила о своей основной цели и принялась пристыковывать телефон антенной к проводу. Самое удивительное, что при надежной фиксации пальцем сигнал был! Она еще раз позвонила сыну, снова удостоверившись в том, что все в порядке, и, довольная, пошла в дом.

- Похоже, мы зря только ездили к воротам, - сокрушенно произнесла она и изложила технику дозвона с помощью бельевой антенны. – Да, но самое интересное – не это! Там ваш Гарик сидит. Я его позвала, но он почему-то не отозвался и убежал. А ты даже и не сказала, что он здесь, бедненький!

- А! – махнула рукой Татьяна. – Таких «гариков» у нас – полный поселок. Вот, подкармливаем иногда, все-таки родственники. И дома, во дворе, еще раза в два больше…

- Надо же! Ну, он у вас и молодец!

- Да уж! По этим делам он – просто мастер, - улыбнулась хозяйка. – Знаешь, я тут вспомнила, что у меня запрятана еще бутылочка «красненького». Тебе не кажется, что мы ее заслужили?

Умные-то они умные, люди эти, но зачастую простейших вещей не могут! Когда отпрыск, ответственный за охрану дачи, рассказал мне, что вытворяли моя хозяйка и ее гостья, я чуть сам не научился смеяться, словно эти недотепы люди.

Ну надо же, а?!

То ли дело – мы, коты. Нырнул быстренько в Истинную реальность – и все дела. А здесь уж всегда быстро найдешь, кого надо, переговоришь, да еще и увидишь все самое интересное глазами очевидца. Куда им до нас с их техникой!

Впрочем, зря я все-таки так. Людям можно простить все их глупости только за то, что придумали ту замечательную штуку, которая урчит на кухне, набитая всякой вкусной едой…

Я уставился на Луну, которая висела перед окошком, будто кусок сыра, и вовсю принялся мечтать, почесывая лапкой под подбородком. Вот, например, хозяин открывает замечательную белую дверцу, вытаскивает огро-о-омный батон колбасы или благоухающий кусок печенки…

Вдруг в мои мечтания вкралось какое-то совсем не аппетитное, можно даже сказать, совершенно омерзительное ощущение.

Я даже затрудняюсь сказать, что именно оно напоминает. То ли на редкость неприятный запах, смешанный со страхом, ощущением опасности и смерти. То ли какой-то звук, не слышный ушами и скребущий где-то глубоко внутри…

Я знал, что это такое. Где-то поблизости находился витамор. И, судя по силе этого чувства, он был не один. Мать моя ведьмочка, так ведь сегодня же полнолуние! Ай-яй-яй, как неудачно. Они в такие ночи становятся раза в два сильнее, чем обычно. Одно слово – нечисть!

Похоже, назревала хорошая драка. Ну, что ж, я готов! Ну, держись, старина Гарик, мало тебе не покажется!

Я демонстративно замяукал и принялся скрестить в дверь. В том смысле, будто мне на улицу приспичило. Не хватало еще устраивать потасовку прямо на своей территории, подвергая опасности хозяев и жилище!

Буквально на секунду я выскочил в Истинную реальность и принялся сзывать свое потомство-воинство. Прошло буквально мгновение, как явились все, включая отпрысков с дачи. Ну, далеко не все были видны в обычной реальности, но это уже не так и важно.

Я с гордостью взглянул на свою гвардию. Красавцы!

Троих я сразу же отправил в резерв, а остальные заняли круговую оборону.

Неприятные ощущения усилились до такой степени, что шерсть на загривке сама по себе вставала дыбом. Да еще и блохи заедали, сил никаких нет. Быстрей бы уж, честное слово!

И вот наконец появились витаморы.

Разумеется, люди, которые спешили по своим делам через наш двор, могли видеть только штук пяток очень похожих котов, которые сидели посреди двора с выпученными глазами и торчащей шерстью. Ну и кроме того испытывали какое-то странное, тягостное чувство. Некоторые, я сам видел, вдруг сворачивали в сторону и обходили наш двор десятой дорогой.

А в Истинной реальности картинка выглядела совсем по-другому.

Со стороны вокзала, сквозь арку в доме, во двор вползало по крайней мере три витамора. И еще парочка засела где-то среди гаражей и деревьев внутри двора. Думали – спрятались. Ага, конечно! Чую я их, гадов, за версту чую!

На всякий случай я отрядил еще четверых на прикрытие, по двое на фланг. И остались мы в центре впятером.

Низкое гудение становилось все сильнее. Витаморы приближались.

Для того чтобы обнаружить витамора, даже в Истинной реальности нужна была некоторая сноровка. Потому как отделить от всего остального этот мелко дрожащий столб воздуха достаточно непросто. Только уж когда приглядишься хорошенько, станет заметно, что сквозь него все видится каким-то кривым, будто через бутылку с водой.

Но это – когда витамор находится в походном положении и старательно прячется от всех. А уж когда он готовится нападать, то все в нем меняется. Во-первых, он изнутри будто бы чернилами наливается, густой такой становится, плотный. А по краям – наоборот, искры синие пляшут. И чем больше он ярится, тем сильнее искры. А потом из его верха вылезает жгут, такой синий и яркий, словно молния. И также быстро, как молния, начинает стрекать туда-сюда. Или у них по несколько таких жгутов? Не знаю даже… Только вот стрекаются они ими, зараза, так быстро да больно, что практически любое существо падает замертво. У людей тогда приезжают специальные человеки в белом и говорят, что испортилось сердце.

Да, мгновенно погибают практически все. Кроме нас, боевых котов.

Понятное дело, нам тоже достается по первое число, да вот только стойкости у нас больше к этим их стрекалкам.

Но это – еще полбеды. Куда хуже, когда витамор принимается кого-нибудь поедать. Да уж, зрелище не для слабонервных! Сперва, само собой, стрекалкой оглушит, а потом хватает. Из любого места на теле у них вдруг вырастает целый куст щупальцев, которыми они хватают неосторожного бедолагу, и тут же между щупальцев раскрывается дыра – пасть. Буквально где угодно! Хоть в пятке! Правда, если честно, то как раз пятки-то у них и не бывает. Ну и, само собой, щупальца запихивают пойманного в пасть, сплетаясь в какой-то отвратительный комок и закрывая ее, а потом на этом месте светится и трясется мерзкий и противный нарост, типа того, как у деревьев бывает.

А еще бывает, когда витамор поджидает кого-нибудь, чаще всего человека, в засаде. Тогда он подкрадывается тихонько к тому, кто не особо двигается: скажем, на лавочке сидит, газету читает. Ну, подкрадется, и давай щупальца распускать. Тогда уж он не стрекается, а просто как бы повисает сзади и прямо у живого человека принимается высасывать все силы и саму жизнь…

Вот же где гадость, даже хуже, чем блохи!

Да уж, не вовремя я все это вспомнил!

Эти трое витаморов приготовились атаковать, засверкали, как лампочки. Ну а те двое в глубине двора все еще прятались и выжидали. Пора, подумал я и бросился на того, что был по центру.

Мне повезло. Я прыгнул довольно удачно, и стрекалка зацепила мне только левое ухо. Больно было, конечно ужас как, да я не растерялся. Перво-наперво отгрыз ему стрекалку, чтоб он и меня, и молодняк мой не покалечил, а потом уж когтями-то брюхо ему и повыпустил.

Я всегда удивлялся, почему у них нет потрохов, как у всех других. Печенки там, легких. Ничего! Вот так вот махнешь лапой, а он и лопается, как пузырь воздушный, и изнутри только темнота и вываливается. Ну, и при этом у тебя самого будто кто камень с сердца снимает. Вот какое дело!

А между тем двое остальных напали на отпрысков. А те – даром что учил их, молодые еще, зеленые совсем. Растерялись! Ну и, само собой, двое уже лежали возле кустов почти что в отключке. Правда, один прыгнул на витамора совсем как я учил и уже в следующее мгновение выпускал темноту из его драного брюха. Ну, я принялся дразнить третьего, знай себе от стрекалок уворачиваюсь, а остальные в это время показали ему, почем фунт мышиных потрохов.

Те, что в глубине двора были, только было дернулись, как с ними расправились мои фланговые. И я уже почти решил, что все, отбились мы от этой гадости, как началось что-то совсем невероятное.

С неба принялись спускаться все новые и новые витаморы.

Они были похожи не на столбы или бутылки, как на земле, а на ту штуку, которую моя хозяйка таскает с собой в дождь. Точно! Внизу дергались стрекалки, а по краю мельтешили искры.

Сколько их было, я даже и не знаю. Только и успел передать тревогу и попросить помощи. И тут началось!

Я уже и не думал, как мне там командовать отпрысками, да и гвардией нас никто бы и не назвал. Так, десяток испуганных котов отбивались от полчищ омерзительных чудовищ. Кругом летели искры, пахло паленой шерстью и еще чем-то, словно перед грозой. И, как ни странно, эти запахи чувствовались даже сквозь смрад витаморов.

Я шипел и кусался, бил лапой почти с той же скоростью, как плясала смертоносная стрекалка, выпускал из нутра врагов темноту и сам дергался под ударами. И, казалось, конца-края этому не будет…

И тут я понял, что ошибся. Потому как моя собственная гибель стремительно приближалась. Трое откормленных, жирных таких витаморов окружили меня со всех сторон и попеременно принялись орудовать своими жгутами. Да так шустро, что я уже и не успевал уворачиваться. А подобраться к которому из них или вырваться за кольцо не было никакой возможности. Забьют ведь, как пить дать, забьют!

Тогда я решил, что уж ежели и погибну, так не задаром. Не обращая внимания на стрекалку, я ринулся к одному из них. Тут мой хвост словно огнем обожгло. Больно – смерть! Аж в голове помутилось, но зато мерзкая тварь оказалась совсем рядом. Не тратя времени и сил на жгут, я полоснул ее по брюху, откуда тут же посыпался мрак. А стрекалка заметалась, лупя и по своим, и по чужим. Я еще увидел, как дернулся и пошел рассыпаться теменью один, как стал оседать на землю другой, но потом настигло и меня, и все поплыло перед глазами…

- Привет! Пра-здра-вляю с днем рождения! – Лена радостно улыбалась.

- Спасибо, заходи, привет! – Таня поправила очки. – Раздевайся давай!

- А где твои мужики?

- Андрей в Вену уехал, а Игорь на тренировке, скоро придет.

Лена принялась снимать сапоги, когда о ее ногу потерлось чье-то мохнатое тельце. Гарик! Но в каком виде! Половины хвоста словно не было, да и левое ухо висело как попало.

- Ой, а что с Гариком? – удивленно произнесла гостья.

- Сейчас – уже ничего, а вот месяца три назад было совсем плохо.

- А что случилось?

- Не знаю даже. Скорее всего, собаки погрызли. Представляешь, еле-еле приплелся домой. Ухо прокушено, болтается, а хвост – вообще что-то страшное: кончик сломан, в сторону торчит, а где-то посередине – такие раны, что голые косточки видны.

- Бедный котик! – Лена погладила Гарика по полосатой голове. – Что, пришлось ампутировать?

- А что оставалось делать? – пожала плечами Татьяна. – Помчались в ветлечебницу, накололи его уколами и все сделали. Принесли домой, а он – как тряпичная игрушка. Только хвост бинтами замотан.

- И долго он так был?

- Да уже на следующий день очухался. Представляешь, приспичило ему, так в свой «горшок» забраться он забрался, а вылезти не может.

- Бедный котик, - повторила Лена. – Был ты котик обычный, а стал габровский.

- Это еще почему? – удивилась Таня.

- Да, говорят, габровцы своим котам хвосты отрубают, чтобы те, когда зимой из дома выскакивают, меньше тепла выпускали.

Гарик укоризненно посмотрел на гостью и потопал к своей миске.

- Ничего себе! – удивилась та. – Кажется, он на меня обиделся. Эй, Гарик, извини!

- Да ладно тебе, давай раздевайся, проходи.

- А, да! – кивнула Лена и вытащила из пакета сверток с ленточками. – Совсем забыла, с днем рождения!

В последнее время мой хозяин принялся разъезжать по всяким странам. Да, в этом случае можно сказать спасибо человеческой технике. Надо же, сел в огромную железную сосиску, день-другой – и ты уже так далеко, что даже через Истинную реальность добраться сложновато.

Но самое главное в этом то, что витаморы за ним просто не могли поспеть. На наше, да и на людское счастье, эти гады всегда были довольно медлительны. В основном они умели только ползать, взлетать, как в ту роковую ночь, они могли совсем не надолго и недалеко. Так только, обеспечить внезапность нападения.

Ну, так вот. Поначалу они пытались его изловить, и не раз. Особенно, когда поняли, что дома он под надежной охраной.

Только они за ним двинутся, а он – уже совсем в другом месте. Только они туда направятся – глядишь, а хозяин уже дома!

Так что задача оставалась прежней: охрана тех мест, где он бывал постоянно: дома, дачи и его работы.

Вот, наконец-то вспомнил, как называется то место, где учат ловить всякую гадость, что по вкусу витаморам – колледж! А ученики называются совсем уж смешно: иколуги.

Или не иколуги?

Ай, ладно, не знаю я точно. Только одно понимаю: обучают их в этом колледже, а они потом ходят по всей земле и собирают с нее злой дым, радиацию и всякую отраву, от которой в речках рыба дохнет. А как они это делают – ума не приложу! Как можно выследить и поймать радиацию, если ее даже в Истинном пространстве не видно? Ну, дым – ладно. Смердит уж больно, так что найти не сложно. Но как его поймать? Нет, тут без мудреных заклинаний не обошлось, факт!

Эх, если бы они могли еще и блох навсегда извести – цены бы им не было!

Ну, поставили в колледже этом уже централизованную охрану. Сам Фокси Рыжий ее контролирует, не мне чета. То есть охраняют они всех: и педагогов, и учеников, подкармливаясь прямо там, в местной столовой.

Откровенно говоря, ему, начальнику королевской охраны, я жизнью обязан. Я уж думал, пришел мне полный кирдык, да и отпрыскам моим тоже. Уж больно много высыпалось с неба витаморов!

Но, оказывается, Фокси принял сигнал тревоги и сам вместе с отборными бойцами бросился нам на подмогу. Вроде как они ожидали чего-то такого, да не знали точно, где и когда нападут витаморы. Но, тем не менее, были наготове, вот и пришли на помощь сразу же.

Но самое интересное – это то, что после той драки витаморы конкретно притихли, даже оставили в покое колледж и всех тех, кто там находится. Так, появится изредка какой бродячий, да и все. Сиди себе спокойно, колбаску кушай да блох лови.

Так что получается, что и Фокси Рыжий мне кое-чем обязан: относительным спокойствием, которое установилась с тех пор.

А ребята мои – молодцы, не подвели! Я был совершенно прав, и на них можно положиться. Теперь каждый обзавелся уже несколькими отпрысками, которых учит также, как я их в свое время. И я уверен – мой хозяин день и ночь под самой что ни на есть надежной охраной.

Да, долг свой я выполнил до конца, это уж точно!

- Привет, Танюша! – улыбнулась Лена, открывая входную дверь. – В кои-то веки раз ко мне выбралась! А чего ты такая кислая?

- Да вот, Гарик пропал.

- Ну, не расстраивайся! Сколько раз он у вас сбегал, а потом успешно находился. Давай повешу твою куртку!

- Так-то оно так, да ведь старый совсем стал, - покачала головой Татьяна. – Представляешь, как раз в тот день, когда он запросился на улицу перед тем, как потеряться, у него последний клык выпал.

- Как это? – удивилась Лена.

- Так ведь старенький он у нас, десять лет ему. Да еще то болел, то, как тогда, с собаками воевал. Какое уж там здоровье?

- Так ты думаешь, что он пропал совсем?

- Боюсь, что так, - вздохнула гостья. – Уже месяца два прошло, даже больше.

- Да, жаль – такой классный кот был! Ну, Танюша, что ж тут поделаешь? Мы вот с тобой тоже день ото дня становимся все менее юными.

- Представляешь, - улыбнулась вдруг Татьяна. – Примерно недели через две, как Гарик ушел, Игорь видел его во дворе.

- Ну и?

- Вот тебе и «Ну и». На кошке сидел наш Казанова!

- Ничего себе! Старый, беззубый, бесхвостый – а туда же! Да уж, непреодолимо сильно очарование настоящей мужественности!

Даже не знаю, правильно ли я поступил, нет ли. Конечно, находясь в Истинной реальности, я уже не мог контролировать каждый шаг хозяина.

Но, с другой стороны, в квартиру витаморы не сунутся никогда, да и не пробраться им через двор, где мои ребята дежурят круглосуточно.

А с третьей стороны, в Истинной-то реальности я и так все время рядом с ним.

И даже не в том дело, что я устал. Что состарился, что болел и ходил еле-еле. Что ни говори, жизнь в обычной реальности имеет свои прелести. Например, куриная печенка или свежая рыбка, которую сын хозяина ловит в речке. Ну и, само собой, девушки.

М-м-мда… А сейчас я могу разве что посмотреть издалека на хорошеньких кошечек!

О чем это я?

Ах, да!

Дело вовсе не в том, что я стал стар или, скажем немощен.

Все совершенно иначе.

Если честно, уж больно достали блохи!

Ноябрь 2002,
г.Минск









• РАССКАЗЫ •

творчество  посетителей cats-портала:

В CATS-библиотеке я постаралась собрать литературные произведения, героями которых являются коты и кошки, либо им отводится небольшая, но заметная роль. Здесь представлены как и всем известные авторы, так и творчество начинающих. Присылайте стихи и рассказы по адресу info@mau.ru

Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас снизу вверх. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи обращаются с нами, как с равными. (У. Черчилль)
Все афоризмы про кошек

Рыбы водятся в воде, птицы в воздухе, мыши в земле, а коты, чтобы не мучиться, водятся всё время на кухне.
Юмор про кошек



На главную