CATS-портал mau.ru
Гостиница для кошек в Москве Cat's Dream Hotel

Светлана Дворецкая

ПОВЕСТЬ О ЛЕНИВЫХ ТАПОЧКАХ


В магазине "Мир домашней обуви" было тихо и уютно. Ведь здесь не было ни каблуков, ни шпилек, чтобы ими топать, и входящие покупатели, заражаясь настроением, также старались ступать мягко и неслышно.

К домашней обуви люди относятся по-разному. Одни ходят дома босиком, другие - в стоптанных шлепанцах, третьи предпочитают что-нибудь покрасивее. Но никому не придет в голову постелить своим Тапочкам коврик на полу, приносить им молоко на блюдечке, разговаривать с ними и дарить им игрушки. Об этом или о чем-то в этом роде думали самые симпатичные Тапочки в магазине, украшающие собой полки с 36-м размером, пока в магазин не вошла парочка. Девушка долго приглядывалась, выбирая, потом сказала своему спутнику:

- Мне нравятся вон те. Они моего размера, и этот голубой цвет должен мне пойти. И кивком головы указала на Тапочки с уже знакомыми нам мыслями. - Ах, наверное, внутрь попала иголка! - вскрикнула она, скривившись от боли и поспешно стаскивая с ноги Левый Тапочек.

- Нет, все в порядке, - исследовав Тапочек внутри рукой успокоил девушку молодой человек. - Просто они тебе малы. Давай посмотрим другие.

Проводив взглядом парочку с покупкой до выхода, Тапочки вновь устроили совещание.

- Какие глупые люди приходят в этот магазин! Только увидят нас - и сразу тащат к себе на ноги! - возмущался Правый.

- А эти женщины! Они только собой и любуются! "Мне так пойдет этот голубой цвет" - передразнил ушедшую молодую особу Левый, - Прости, милая, но мы и без тебя неплохо выглядим!

Одним словом Тапочки ждали того, кто не будет обращаться с ними как с обычной домашней обувью, а будет - как с любимыми существами. Чтобы донести это до сведения покупателей, они ухитрились написать у себя на ценнике "Ленивые Тапочки". То есть такие тапочки, которые нельзя надевать на ноги.

От рождения Тапочки были совсем одинаковыми с виду и такими же разными по характеру. На фабрике их сделали из пушистой шерсти благородного темно-голубого цвета и пришили бамбушки из белого искусственного меха с длинным пушистым ворсом. Гибкие темно-синие подметки помогали Тапчатам прыгать по своим делам, а, шевеля бамбушками, они выражали свои чувства - восторг, умиление, восхищение, признательность и противоположные - возмущение, обиду, страх, гнев. Кроме того, у нашей парочки было по два зеленых глазика с загнутыми черными ресничками с двух сторон от бамбушки и маленький ротик для еды и разговора. Глазками Тапочки не столько смотрели, сколько кокетничали, стреляя ими направо и налево. А еще они ими спали.

Теперь немножко о характерах Тапочек. Начнем с Правого. Да, он был всегда прав. «Только следуя всем правилам, не сворачивая от них ни на миллиметр, можно добиться успеха» - повторял он Левому по нескольку раз в день, «Лучше все делать как надо, иначе не миновать беды». Бамбушка у этого Тапочка всегда была причесана по последней моде, и так же скурпулезно он следил за другими новыми веяниями - и старался заниматься тем, что нынче престижно и популярно. Левый Тапочек изнемогал от постоянных окриков, предупреждений и наставлений Правого, вызываемых страхом за нарушение Всеобщей Гармонии.

- Чепуха! - возмущался он, - Талантливым и Умным Тапочкам вроде нас вовсе не обязательно быть похожими на всех! Это же безумно скучно! Давай устроим нечто такое, чтобы все удивились... или испугались!

Правда, у Левого редко было настроение производить впечатление на окружающих. Он считал, что и так достаточно хорош. Просто торчащие «иголочками» или романтично свисающие набок бамбушки нравились ему больше, чем обыкновенные. А шумно восторгаться непонятным для других вещам, всегда смеяться или улыбаться, поднимать пыль прыжками до потолка и громко распевать веселые песенки казалось ему вполне естественным для Тапочка. А если это кому-нибудь не нравится, то он просто зануда.

Вот такие Тапочки были разные. И часто спорили, ссорились из-за этого и разбегались по разным углам. Но долго друг без друга не могли, начинали скучать. Ведь (хотя это секрет) они любили друг друга, хотя и тщательно это маскировали, боясь, что им не ответят взаимностью. Находясь рядом, а значит - в процессе постоянного обмена энергиями, Тапочки становились почти похожими друг на друга. Тогда и наступали настоящие Гармония и Любовь.

И все же Тапочкам досталась злая хозяйка. Звали ее тетка Медуза, а по отчеству Георгиевна. Двум Тапочкам она внушала ужас, от которого их бамбушки вставали торчком, а в носочках Тапочек что-то сжималось, отчего им становилось мокро и жарко. Хозяйка красила губы и щеки лиловой помадой и делала высокую прическу. Она носила 54-й размер одежды, но и он часто расходился на ней по швам, потому что при своем гигантском росте тетка Медуза была невероятно толстой. Каждое утро и вечер, а так же после обеда Медуза брила электробритвой свои руки и ноги. И сразу же шерсть на них снова начинала отрастать. Тапочки думали, что у нее есть еще и длинные кривые желтые клыки вместо зубов, а изо рта вырываются языки пламени, но у них не было случая в этом убедиться, потому что хозяйка говорила почти не разжимая губ, и никогда не улыбалась. Саму себя она считала женщиной привлекательной, но непонятой глупыми и завистливыми людьми, а потому очень несчастной. По субботам и воскресеньям она с утра до вечера сидела в потертом малиновом кресле и вспоминала все обиды, причиненные ей соседями, сослуживцами и просто прохожими, краснея от злости. Совсем разгорячившись, она брала швабру и отправлялась на поиски Тапочек. Их она считала главным несчастьем своей жизни, неблагодарными, черствыми, испорченными существами, которые вместо того, чтобы быть ей утешением в ее нелегкой жизни, все делали ей назло и желали ее погибели. Но Тапочки уже знали, что хозяйка пойдет их искать и прятались в далекий пыльный угол за холодильником, где тетка Медуза не могла их увидеть, или куда-нибудь еще. При этом они дрожали при мысли о том, что будет, если хозяйка их поймает.

Хозяйка носила 44-й размер обуви, но покупая в магазине Тапочки, она решила:

- Возьму 36-й. Пусть помучаются. Да и деньги сэкономлю.

Тапочки, услышав такое, поспешили юркнуть под прилавок, но цепкие пальцы продавщицы ухватили их за бамбушки, сунули в коробку, крепко перевязав ее бечевкой. Перекатываясь в коробке, Тапочки сходили с ума от отчаяния. Как только тетка Медуза открыла коробку, они тут же выскочили из нее и побежали куда глаза глядят. К счастью, хозяйка, как и все толстухи, была неуклюжей. Тапочки прыгали от нее со стола на шкаф, со шкафа на табуретку, с табуретки под кровать, из-под кровати за холодильник. Медуза, бегая за ними, сбила шваброй люстру, уронила на пол все цветочные горшки и картины со стен, опрокинула стол и, наконец, сама рухнула на ковер, тяжело дыша. С тех пор она повела охоту за Тапочками. Хозяйка ставила на них мышеловки, часами стерегла, ожидая, когда они выйдут из укрытия и попадутся. Но Тапочки, когда Медуза была дома, сидели тихо, а как только она куда-нибудь уходила, выбегали, запасались едой из холодильника, в основном любимыми ими и хозяйкой мороженым и шоколадом и включали телевизор. Тапочки очень любили узнавать, что происходит за пределами хозяйкиной квартиры. Мир за окном казался им прекрасным ( хотя многие из живущих в нем с ними бы не согласились, но у них ведь не было Хозяйки ), Тапчата мечтали попасть в него, но не знали как. Была у них тайная надежда, что этот светящийся волшебный ящик подскажет им этот путь. Но вот щелкал дверной замок, и Тапочки, нажав на кнопку выключения и прихватив еду, спешили в свое убежище. Вскоре оттуда раздавалось их довольное чавканье, а хозяйка бегала по углам и вслушивалась, пытаясь понять, откуда же оно происходит.

Так и жили Тапочки: вдвоем - весело, с хозяйкой - печально. В магазине Тапочки часто ссорились друг с другом, а здесь - почти перестали, не до того стало. Разве так, по пустякам:

- Давай возьмем побольше мороженого и будем есть, пока идет мультик!

- Оно растает и будешь сидеть в луже! Заболеешь!

- Не растает, я быстро ем! А то в прошлый раз я взял столько и не наелся!

- Ну вот, я говорил, что будет лужа!...........

Тут Тапочки вцеплялись друг другу в бамбушки и начинали кататься по полу.

А еще Тапочки часто вслух мечтали......

- Ну почему у нас нет крыльев, как в « Мире животных»? Мы могли бы летать...

- А зачем ? Кидать водяные бомбочки на Медузу? Можно и со шкафа!..

- Мы могли бы улететь от хозяйки в форточку...

Форточка была одним из любимых тапочковых мест. Им нравилось подолгу сидеть в ее проеме и разглядывать облака. Вниз Тапочки не смотрели - боялись высоты.

- А что, если мы просто прыгнем ? - осторожно поинтересовался Левый.

- Вообще-то можно попробовать.., - после долгих раздумий изрек Правый, - все равно с хозяйкой - это не жизнь...

- Ну что ты паникуешь раньше времени! - возмутился Левый, - летать можно не только на крыльях! Еще на этих... как их... парашютах!

- У нас они есть? - спросил Правый, грустно улыбаясь наивному оптимизму друга.

- У нас есть бамбушки! Ура! Прыгаем прямо сейчас? - закричал Левый, нетерпеливо подпрыгивая.

- Нет, надо все обдумать, обсудить, составить план.., - стал возражать Правый.

- Какой еще план? - трагически закатив глаза, возопил Левый, - Зануда несч...

Наверное, все дело кончилось бы, как всегда, заурядной потасовкой, если бы Тапочки, услышав скрежет ключей в замочной скважине, не поняли, что уже не успеют спрыгнуть на пол и спрятаться от хозяйки. Оттолкнувшись от рамы, они спрыгнули вниз с закрытыми глазами. Через несколько секунд они. почувствовали, что лежат на чем-то мягком бамбушками вверх и ничего у них не повреждено. Тапочки приземлились точь-в-точь на подстриженный газончик перед домом. И тут же вспомнили, что разлеживаться долго им нельзя, что надо спрятаться, пока их не нашла хозяйка и не утащила обратно в дом. И они попрыгали, отталкиваясь пяточками, не зная куда - но подальше от дома, где жила Медуза Георгиевна.

Дверь подъезда скрипнула и медленно отворилась.

- Шарик, Шарик, Шарик... Ты чей? Что-то я тебя не припомню...,- услышали тапочки мягкий глуховатый голос.

- Мы не Шарики, мы - Тапочки, - вежливо сказали Тапочки, приветливо улыбаясь маленькой старушке с добрым морщинистым лицом.

- Тапочки? Ну и имя же дал вам хозяин!

И тут до старушки дошло, что собачки, похоже, разговаривают, и она, охнув, принялась торопливо креститься. - Ох, господи, чего только не померещится на старости лет... Вот сейчас мне показалось, что вы, Тапочки со мной заговорили.

- Ну и что, у нас в магазине даже валенки умели говорить! А еще - нам очень холодно. Завернуться бы во что-нибудь теплое...

- Видимо, сплю я и мне все это снится. Ну что ж, хоть это и во сне, а Тапочкам надо вынести что-нибудь теплое, - решила старушка и зашагала в свою маленькую квартирку. Пошарив по углам, она нашла только ворох старых газет и решила вынести странным существам хотя бы их. Заодно захватила кусочек хлеба с сахаром - вдруг есть станут. Тапочки сразу с жадностью захрустели хлебом, а потом, сказав «Спасибо», потащили ворох газет в самый дальний и укромный уголок двора, под развесистый тополь. Соорудив там себе что-то вроде шалаша, Тапочки согрелись и стали от нечего делать озираться по сторонам.

Посмотрели направо - ничего особенного, посмотрели налево - очень много всяких букв. Оглянулись назад и увидели слово, написанное большими буквами «Ярмарка».

- Это то место, где можно найти много полезных вещей, - вспомнили Тапочки из своих телевизионных познаний. И решительно вытащили эту газету из стенки, хотя из-за этого им пришлось заново перестраивать весь шалаш. И правда - в «Ярмарке» предлагалось много полезных вещей, но после каждой стояла цифра и слова «тыс. руб.» . Тапочки попытались вспомнить, что такое «тыс. руб.», а заодно вспомнили, что этих «тыс.» у них нет. Тогда они стали искать объявления, в которых отсутствовали эти слова. Таких оказалось всего два. В первом было написано: «Ищу себе хозяина. Собак Белка. Обращаться по адресу: Большая городская свалка№3. Идти на север. Я - белая, крупная, стройные лапы, карие глаза, 1 год 7 месяцев. Жильем обеспечена.» Второе гласило: «Отдам родную душу (себя) в хорошие руки. Немного о себе: красивая, уверенная в себе блондинка с зелеными глазами. Черный хвостик, на лбу два пятнышка: рыжее и черное. Высшее образование. Жду у водосточной трубы №28. У Вас в лапках букет цветов.»

- Кошка нужна для того, чтобы ловить мышей. А собака - чтобы возить санки, - подумали Тапочки. Но похоже - они такие же, как мы одинокие. Наверное, стоит с ними познакомиться. С этой мыслью Тапочки свернулись клубочком и заснули до утра.

Тапочки, недолго раздумывая, вспрыгнули на прилавок, схватили букет роз и попрыгали прочь. Продавец кавказской национальности в это время доказывал кому-то, что его цветы - самые лучшие на всем рынке и не заметил, что некоторые из них даже научились ходить. Так что Тапочки донесли подарок Киске Бэке без особых злоключений, разве что несколько раз по букету чуть не прошлись ногами.

Бэка опаздывала. Тапочки прождали ее полчаса и уже собрались уходить, когда увидели медленно и плавно выступающую и на самом деле сказочно красивую кошечку, направляющуюся прямо к ним. Они попрыгали навстречу и протянули кошке букет роз. Бэка нисколько не удивилась, будто ей каждый день дарили такие красивые цветы. Изящно протягивая лапку для пожатия, она промурлыкала:

- Меня зовут Бэка. А как ваше имя?

- Мы - Ленивые Тапочки, - тихо прошептали Тапочки, пораженные ее красотой, - Какая Вы красивая!

- Я не только красивая, я еще и добрая, нежная, ласковая. От меня понижается давление, - уже вовсю мурлыкала киска и терлась пушистым бочком о Тапочкины бамбушки. Она даже глаза закрыла от удовольствия.

- А в вас, наверное, очень приятно дремать. Тепло и мягко.., - мечтательно протянула Бэка, - Давайте жить вместе!

- Давайте ! - радостно воскликнули Тапочки, - Но неужели... у Вас и вправду высшее образование?

- Да, у меня высшее техническое образование! И еще я знаю много иностранных языков, умею все делать по дому, шью, вяжу, вышиваю, могу нянчить детей...

- И откуда же Вы всему этому научились ?

- О, это тайна. Я не могу ее выдать! - слегка кокетничая, ответила Бэка.

- А где Вы живете ? - спросили Тапочки.

- Нигде. Пока нигде. А вы ? Мне бы так хотелось сейчас принять ванну и поспать на мягком коврике в теплом уютном домике, - сказала Киска, потягиваясь.

Тапочки загрустили. Они никак не ожидали, что им придется искать дом для Киски Бэки, да еще со всеми удобствами. Но тут они вспомнили, что у Собаки Белки есть какое-то жилье и пригласили Киску Бэку пойти с ними к ней. Бэка сморщила носик - но все-таки согласилась.

- Не люблю собак, особенно больших, - призналась она, - надоедливые, громко лают и совсем не уважают кошек..!

- Нет, эта собака не такая, - как можно убедительнее попытались возразить Тапочки, хотя Белку совсем не знали. Уж очень им не хотелось потерять такую красивую, умную и ласковую кошечку.

Бэке же очень хотелось скрыть от Тапочек неприятную правду о себе. Она и в самом деле умела делать все. Но стоило Киске за что-нибудь взяться, ее очаровательные светло-зеленые глазки начинали превращаться в узенькие щелочки, потом совсем закрывались, и Бэка засыпала. Киска очень стыдилась своего недостатка, но бороться со сном было выше ее сил.

Собачий язык был не так похож на тот, на котором говорили Тапочки, как язык кошек. Поэтому Бэке пришлось учить Тапочек нескольким фразам по-собачьи, чтобы они могли расспросить у Белкиных сородичей, как найти свалку №3. Сама Бэка не хотела разговаривать с собаками. Странно: несмотря на то, что Тапочки легко усвоили идеальное произношение, пробегавшие собаки смотрели на них какими-то мутными глазами и на вопросы не отвечали. И вообще они выглядели не важно: шерсть свалялась, походка неуверенная, шаткая, уши повисли. От носов пар идет, сразу видно - сухие.

Тогда Тапочки стали спрашивать у людей и вскоре выбрались за город и нашли свалку. Местные собаки были такие же невеселые, как и городские. «Что-то здесь не так», -подумали Тапочки, -может быть у них эпидемия чумки?

Но почему тогда они не лежат и не лечатся, а, наоборот, бегают и будто что-то старательно разыскивают. А сами такие тощие.

Стали Тапочки с Бэкой обходить все закоулки и искать белую собаку с коричневыми глазами. В самом центре свалки они обнаружили странную картину. Просто необъяснимую. Посреди завалов всякого хлама стояла просторная беседка, сколоченная из обломков мебели, и, надо признаться, очень красивая. В ней на огромной пуховой подушке, утопая в ней по шейку, восседала маленькая тонконогая собачка со злыми глазками. Две такие же маленькие белые болонки обдували ее веерами из голубиных перьев. А перед самой мордочкой царственной псины красовались миски с едой: свежие косточки с мясом, суп с фрикадельками, молоко, кусочки сахара. Собачка на все это великолепие даже не глядела, зато болонки не могли оторвать глаз и сглатывали слюну. Наглядевшись и наудивлявшись, Тапочки решительно направились к беседке, чтобы расспросить о местонахождении Белки.

- Если она здесь главная, - рассудили они, - то не может этого не знать.

Но только они ступили на «порог» беседки и открыли рот, как откуда ни возьмись, выскочили две огромных лохматых дворняжки и схватили Тапочек за бамбушки. Стражи подтащили их поближе к подушке и, бросив на пол, встали по бокам, грозно рыча. Тапочки оглянулись - Киски Бэки нигде не было.

- Я - Жучка Дэви Кот-и-пес, создательница и повелительница всех собак и кошек. Я - самое совершенное создание в мире, прекраснейшая, божественно умная, необыкновенно сильная. Одним движением коготка я могу погасить Солнце и сокрушить Землю. Тогда не останется больше ни собак, ни кошек. Но я могу этого и не делать, если все на планете будут восхищаться мной, уважать и почитать меня и находить радость лишь в служении мне и заботе обо мне.

Тапочкам стало смешно. До того, что их бамбушки отчаянно затрепыхались, а пяточкам стало щекотно. Они решили, что собачка шутит и с удовольствием засмеялись. Для большего смеха они выдернули из-под Жучки подушку, и та покатилась по полу, дрыгая лапами и отчаянно визжа. Дворняги бросились подымать ее и усаживать обратно на подушечку. Тапочки собрались было удрать, но вход им загородила вереница разношерстных и разнокалиберных собак, у каждой из которых было в зубах что-нибудь съестное. За ними в очередь становились кошки с рыбками и пакетами молока, а за ними столпилось неимоверное количество мышей, тоже не с пустыми руками. Каждое животное клало свои приношения перед телохранителями Жучки Дэви Кот-и-пес, один из них сортировал продукты: что получше - Жучке, что похуже - себе, а другой высыпал в пасть посетителя горсть шариков из пакета со странной надписью "Педигри cпал". И на морде его начинала светиться блаженная улыбка, взгляд затуманивался, и посетитель начинал выкрикивать различные славословия в жучкину честь. А затем снова устремлялся на поиски лакомств для повелительницы. Собачка тщательно обнюхивала принесенные ей подарки, и если угощение ей чем-то не нравилось, то указывала не несчастного и визжала: - Да будет проклято это существо во веки веков! Из-за него Солнце погаснет на один день раньше, чем оно должно было погаснуть. Никто не должен разговаривать с ним, и даже смотреть в его сторону, а то я прогневаюсь на всех вас. И все послушно сторонились от изгнанной собаки или кошки. К счастью для мышей, они были настолько малы, что подслеповатая Жучка не могла отличить одну от другой.

На этот раз Жучка поперхнулась косточкой и прокляла за это собаку, которая ее принесла. Бедное животное поджало хвост и задрожало от страха. Слезы катились из ее карих глаз по белой шерстке и закапали на длинные стройные лапки.

- Стоп! - подумали Тапочки, о которых все на время позабыли, - Если судить по приметам - это очень может быть собака Белка.

И позвали:

- Белка, Белка!

Собака подняла голову и удивленно заоглядывалась: кто это осмелился заговорить с ней после проклятья? Кроме того, что никто не должен был разговаривать с Белкой, проклятье Жучки означало, что теперь она будет приносить двойную порцию еды и съедать двойную порцию загадочного «Педигри спала». После этого животные обычно очень скоро лишались ума, а потом и совсем погибали. Белка давно догадывалась, что все дело в этих коричневых шариках и поэтому сегодня не проглотила свою двойную порцию, а просто держала во рту. Из-за этого своего поступка она не была одурманена, как все кроме Жучки. Даже стражи съели из лап собачки по тройной порции и теперь смотрели на нее влюбленными глазами. Сама Жучка обдумывала, как бы ей получше отомстить Тапочкам за их дерзкую выходку. Белка подумала. Что если быстро протиснуться сквозь толпу и схватить Тапочки в зубы , то есть маленькая надежда уйти живыми и невредимыми. Ее вера во всемогущество создательницы и повелительницы, не подкрепленная «Педигри спалом», слегка пошатнулась. И тут как по заказу она услышала где-то у себя за хвостом мурлыкающий шепот: « Хватай Тапочки и беги!» Белка рванулась в беседку, схватила Тапочки, выскочила обратно и понеслась прыжками, спасаясь от погони.

Почувствовав, что в ее спину вонзились чьи-то острые коготки, она бросила Тапочки и повернула оскаленную пасть, чтобы схватить преследователя. Страшно взьерошеная кошка, сидящая на спине, ослабила хватку и сказала на чистом собачьем:

- Остановись, нам пока ничего не угрожает.

И указала лапкой в сторону свалки. Погони не последовало, потому что все барахтались в огромной сетке, стараясь выбраться из нее или разорвать ее. Ни то, ни другое им не удавалось.

- А теперь бери Тапочки снова в зубы и побежали. Скоро они освободятся.

Белке очень хотелось спросить ее, как она справилась с такой оравой собак и кошек (мыши не в счет), но она понимала, что сейчас не время. Собака решила сначала отнести кошку и Тапочки в свой старый дом.

-Ой, сколько пыли! – поморщилась Киска Бэка, чихая два раза подряд, - Здесь, наверное, не прибирались целый год!

- Не год, а всего семь месяцев! Ровно столько прошло с тех пор, как я проснулась в день своего рождения и нашла на столе записку от своих хозяев – Бабушки и Дедушки: «Белка, мы ушли навсегда. Будь умницей и не печалься слишком. Твои Любящие хозяева». Шли дни, а они все не возвращались, и наконец я поверила в то, что никогда их больше не увижу. Я сильно скучала по ним и в конце концов решила написать в «Ярмарку»: вдруг найдется хороший человек, который поможет мне найти Бабушку с Дедушкой и уговорить их снова взять меня к себе, а пока сам побудет моим хозяином.

- А ты умеешь писать? – спросили Тапочки.

- Дедушка Василий Иванович говорил, что служебная собака должна уметь все! – гордо пролаяла Белка.

- Послушайте меня! – подняв хвост трубой и махая им из стороны в сторону, произнесла Киска Бэка, - Если мы хотим здесь жить, то надо прибраться! Тапочки, вы обметете всю паутину с потолка и стен вон той шваброй…

Тапочки ойкнули и полезли за холодильник.

- Ну ладно, я сама это сделаю и перемою всю посуду. А вы с белкой вымоете пол и выхлопаете коврики и занавески. Идет?

- Прекрасно! – обрадовано заголосили Тапочки и бросились хватать тряпки, а Белка разразилась громким лаем.

Вечером, когда Бэка и Белка отдыхали, свернувшись на своих чистых ковриках, а Тапочки уютно устроились в большом мягком кресле, новые друзья стали рассказывать друг другу о своем прошлом. Первой начала Собака Белка.

Когда-то дед Василий служил на границе. И не один, а вместе со своим любимым и верным псом Смельчаком. Смельчак был огромной и сильной немецкой овчаркой. Василий Иванович часто рассказывал щенку Белочке, как за годы службы он со своим четвероногим помощником задержал двадцати четырех нарушителей государственной границы. Кем только не был с тех пор Дедушка Василий: и строителем, и инженером, и садоводом-любителем, а о Смельчаке забыть не мог и все время грустил, что нет его с ним рядом. И решил накопить денег на овчарку и выдрессировать ее, воспитать такой же сильной, верной и бесстрашной, как его незабываемый боевой товарищ. Пришел Василий Иванович с толстым кошельком на рынок, а там… Сотни щенков всех пород и мастей. И все скулят, визжат, плачут – все-таки дети. Особенно громко звучал большущий мешок, который держала за края женщина средних лет.

- Кто это у вас там такой шумный? – спросил Дед Василий. Женщина сразу же льстиво заулыбалась, заглядывая ему в глаза:

- Купите собачку! Вон их сколько, двенадцать штук, выбирайте. Чистокровная лайка, на охоту с Вами ходить будет! – и вытащила за шкирку из мешка ослепительно белое существо, отчаянно задрыгавшее длинными тонкими, не толще бельевой веревки, конечностями.

- Это что? – изумленно уставился на несчастное создание Василий Иванович.

- Собака! – попыталась мрачно сострить женщина, и тут же перешла на плаксивый тон:

- Возьмите, я второй месяц их сюда вожу. И ни одного еще не купили! Пропадут ведь!

В доказательство последней фразы животинка в руках затихла, вытянув все четыре лапы, закрыв глаза и смирившись со своим положением. Ничто в ней не напоминало Смельчака, и все же Дед Василий не мог просто так пойти дальше и перетаптывался на месте. «Не купите – пропадут» - вертелось у него в голове. Забыв, зачем пришел, он отдал символическую сумму за щенка и сунул его под пальто.

По дороге Василий Иванович долго и нудно грыз себя за то, что не смог совладать со своими чувствами и обременил себя не нужной ему тварью, способной только белок облаивать. Охоту Дед Василий не уважал. Он как мог постарался себя утешить. Может быть, все от воспитания зависит, и если щенка будет воспитывать бывший пограничник... Он так расчувствовался на рынке, что даже не поинтересовался полом белоснежного зверя. Узнав, что женского, только дойдя до дома, он в сердцах пообещал собаке в недалеком будущем стереть ее в порошок. гоняя за палкой. И почти сдержал свое слово. Но так и не с мог ничего поделать с тем, что Белка по поводу и без повода заливалась оглушительным лаем – все-таки она была лайка…

- Первый раз вижу кошку, которая умеет делать ремонт, чинить электроприборы, сажать цветы, - говорила Собака Белка, высунув от удовольствия язык, - За один день ты превратила наш старый деревянный домик в суперсовременное жилище.

- Ты преувеличиваешь мои способности. Я всего лишь закончила курсы для Всесторонне Развитых Домашних Хозяек. К тому же ты и Тапочки тоже очень много сделали, - скромничала Киска Бэка.

- Тапочки смешные - боятся даже подходить к веникам и швабрам. Я тоже непривычна к домашней работе, к тому же у меня не очень гибкие лапы, - парировала Белка.

Киска улеглась в тщательно вычищенное мягкое кресло, а Собака облюбовала пушистый коврик с нарисованным щенком.

- Бэка, расскажи что-нибудь о своем прошлом, попросила Белка, сладко потягиваясь.

- Минуточку, только довылизываю животик.., и через пять минут Киска замурлыкала:

- Я родилась в деревне. Моя мама была сибирской кошкой, а папа сибирским котом. С детства мама учила меня ловить мышей и запрещала смотреть в зеркало. Как-то раз я не послушалась ее. Когда увидела себя такой красивой, то ужаснулась - неужели такая прелестная кошечка всю жизнь должна ловить мышей, а не выступать на конкурсах кошачьей красоты «Мисс Кис-Кис». А ведь я была уже тогда и умной и талантливой. Той же ночью я сбежала из дома в этот город. Всю дорогу шла пешком, лишь немного - часика два - подъехала на попутном автобусе. На конкурс я успела, но - вот беда! - оказалось. Что для участия в нем нужен хозяин. И не простой, а богатый - чтоб мог купить косметику, расчески и другие мелочи для ухода за собой.

Прежде чем искать такого, я решила немного подучиться на курсах. Как ты думаешь, теперь я буду иметь успех?

- Ты даже немножко перестаралась. Достаточно было научиться мурлыкать и красиво улыбаться, - усмехнулась Белка.

Тапочки еще раз оглядели комнату, окончательно убедившись, что в домике кроме них больше никого нет. Тогда они закрыли дверь на защелку и остались наедине со своей совестью. Тапочки, конечно, предпочли бы обойтись без нее. Поскольку дело они решили провернуть не слишком хорошее – пошариться в письменном столе у Киски Бэки. По непонятной Тапочкам причине, Бэка никогда никому не показывала, что она там хранит. Киска часто доставала оттуда нужные вещи и, казалось, они появляются там сами собой по ее желанию. Но Тапочки не очень-то верили в сверхъестественное. Нельзя было сказать, чтобы в ящике царил идеальный порядок. Напротив, все там лежало вперемешку. Внимание Тапочек привлек яркий пакетик, лежащий вместе с молотком, мотком проволоки и кулинарной книгой. Надпись на нем повергла их в безграничное недоумение: «Не захочет кошка деток после этих трех таблеток».

- Наверное, Бэка что-то перепутала! – сказал Левый, - Я так давно мечтаю о котенке!

- На этот раз ты прав, - согласился Правый, - У кошек просто должны быть котята!

- Надо выбросить эти таблетки! – воскликнул Левый и схватил пакетик.

- Нет, подожди! Мы заменим их таблетками от кашля, - придумал Правый, - Пусть это будет сюрпризом для Бэки.

…В одно прекрасное утро примерно через полтора месяца Тапочки застали Бэку в слезах.

- О чем ты, Бэкушка! Тебе же нельзя плакать! Как ты пойдешь на конкурс красоты с такими красными глазками? – стали успокаивать Бэку Тапочки.

- А как я пойду туда с таким животом? – рыдая, простонала Бэка.

- С ним ты еще красивее! – убежденно сказал Левый.

- Но участие в выставке – слишком большая нагрузка для нее сейчас! – заметил Правый.

- О Бэкушка! Ты еще выступишь в следующем году! Не расстраивайся так! – плача, бросился утешать Киску Левый.

- Я так долго ждала этого дня! И вот – все пропало!

- Но ведь это ты – самая красивая кошка в мире! Какая разница, кто победит на выставке! – с восхищением глядя на Бэку, сказал Правый.

И он был прав. Как всегда.

Левый легко и весело прыгал по центральным улицам. Никаких дел у него, конечно , не было. Просто погода стояла голубая от неба и желтая от солнца – и совсем не подходящая для работы на огороде. Но вскоре Левому захотелось чего-нибудь поинтереснее, чем просто измерять асфальтовые дорожки своими прыжками. Тапочек покосился на ближайшее строение и увидел там табличку «Музей древностей». «Древности – Это всякие интересные вещи, которые люди выкапывают из-под земли, а музей – это место, где они хранятся.» – вспомнил он. И прошмыгнул в здание мимо старушки, вяжущей рукав кофточки. Левый оказался в коридоре со множеством дверей, на которых висели таблички. «Зал динозавров»… - прочел Тапочек и мысленно возликовал:

- Динозавры! Всю жизнь мечтал увидеть живого динозавра!

Левый со всех подметок бросился в эту дверь и … испуганно застыл на пороге. Прямо на него, протягивая к нему лапы, обнажая огромные зубы, гигантские чешуйчатые чудовища. Приглядевшись, Левый понял, что динозавры не шевелятся, а просто застыли в страшных позах. Посреди зала стоял самый огромный из них, с большой квадратной головой, мощными задними и тоненькими передними лапами. Он был покрыт слоем окаменевшей грязи, которая скрывала его истинный цвет. На табличке перед ним было написано «Не имеет аналогов в мировой науке. Происхождение неизвестно. Найден в 1983 году пионерами из села «Звездные Войны». И еще «Руками не трогать».

- Почему же не трогать? А что будет если я трону? – задумался Левый Тапочек. И подпрыгнул, чтобы слегка погладить бамбушкой твердый бок доисторического зверя. Но, не рассчитав силы, он врезался в динозаврову шкуру со всего маху.

- Крак! – и от нее откололся ма-аленький кусочек грязи.

- Ой! – воскликнул Левый и замер, прислушиваясь. Вроде никто не бежит, чтобы схватить его за бамбушку и спросить, что он натворил. Кусочек кожи без грязи был ярко-зеленым и по нему были разбросаны какие-то странные знаки, похожие на буквы. И стало Тапочку интересно, что же за письмена скрываются под грязью. Недолго думая, он схватил огнетушитель со стенда пожарной безопасности и направил его струю на чудовище. Того, что случилось после, он никак не ожидал. Раздался утробный вой, затрещали стены и пол. Огромный зверь вздрогнул, оторвался от своего пьедестала и с легкостью кошки выпорхнул из музея ( сокрушив при этом одну из стен музея, нанеся немалый ущерб полу и еще много чему ). Тапочек чудом остался цел и ничем не придавлен.

- Какой я все-таки… Вечно чего- нибудь натворю. Как же он (Левый имел в виду динозавра) будет жить один в незнакомом городе? Надо будет рассказать все Правому и разыскать эту шуструю древность, - и Тапочек попрыгал домой.

- Правый, а динозавры могут жить до сих пор? – спросил Левый, помыв подметки и пообедав.

- Нет, динозавры давно вымерли, - ответил Правый, натирая пол щеткой.

- А я сегодня одного видел! – торжественно объявил Левый.

- В сорняках, выращенных тобой на огороде?

- Нет, он сбежал из Музея Древностей. По-моему, мы должны разыскать его и взять жить к себе. Ведь один он может пропасть! – зачастил Левый.

- Что ж, его плохо кормили в Музее? – сострил Правый.

- Нет, я облил его из огнетушителя и он ожил! Неужели ты мне не поверишь?! – начал отчаиваться Левый.

- Да нет, не похоже, чтобы ты обманывал. Хотя, быть такого на самом деле тоже не может, - Правый упивался своей рассудительностью.

- Ну и где же ты собираешься его искать?

- Не знаю.., - приуныл Левый, - А ты?

- Вот что… В городе его обязательно заметят и расскажут об этом в вечерних новостях. Посмотрим телевизор и все узнаем, - сказал Правый после паузы на размышление.

- Я знал, что ты поможешь динозаврику! – восторженно затрепыхал бамбушками Левый, - А знаешь, у него на спине какие-то не наши буквы!

- Сегодня бригадой строителей, пришедших на место работы после обеда, в только что вырытом котловане был найден невероятных размеров зверь, похожий на давно вымерших динозавров. Пока все попытки достать его оттуда не имели успеха. К месту происшествия подтягивают самые мощные подъемные краны в городе. Но неизвестное животное перегрызает все тросы, которые пытаются под него подвести. А теперь – новости спорта.., - дикторша на экране вздрогнула и исчезла, - потому что Правый выключил телевизор.

- Вот и нашелся наш беглец, - громко сказал он, - Что будем делать дальше? – И обвел глазами всех присутствующих.

- А что, теперь о нем и без нас позаботятся. Отправят в какой-нибудь известный зоопарк, - весело махнув лапой, беспечно сказала Белка, - Будет жить – поживать да травку жевать…

- Да, но сначала его надо вытащить из ямы! – напомнил Правый.

- Ну и вытащат! Подцепят его всеми кранами вместе, - отмахнулся Левый. Правый уже начал утомлять его своей серьезностью, - Пойдемте лучше поиграем в «чепуху».

- У тебя итак одна чепуха на уме, - проворчал Правый, но поиграть ему тоже хотелось. И он решил отложить заботу о динозавре до утра.

Утром по телевизору опять объявили, что диковинный зверь никак не позволяет выручить себя из западни. Он откусывает у подъемных кранов крюки и с хрустом разжевывает. Появились первые жертвы – животное сбило хвостом в яму инженера Петрова и теперь что-то усердно ему втолковывает на своем языке. Иногда зверь похлопывает Петрова лапой по плечу, и тогда инженер становится белее мела.

- Надо что-то делать! – забегал по комнате Левый.

- Я бы могла смастерить кран, но изобрести несъедобный крюк для него – это уже труднее, - мягко промолвила Бэка, - Остается одно – уговорить этого упрямца нам помочь. Надо пойти туда и проверить, может быть он говорит на языке современных ящериц?

-А у меня идея получше! – воскликнул Левый Тапочек, - Если он боится огнетушителя, надо показать его ему, и он сам быстро выкарабкается! Тут мы его и поймаем!

- А он не убежит опять? – поинтересовалась Белка.

- А мы встанем вокруг ямы с огнетушителями. Куда он тогда побежит?

И вот ночью, когда люди разошлись по домам, из двора старого домика на краю города бесшумно выехал небольшой автомобильчик на воздушной подушке, покрытый пятнами камуфляжа. По виду он очень напоминал заляпанную грязью калошу большого размера. Правда, сначала Тапочки настаивали на том, чтобы покрасить его в яркий цвет: Левый – в оранжевый, Правый – в зеленый. Но Бэке удалось убедить, что конспирация – прежде всего, а потом уже – красота. Чтобы Тапочки не очень огорчались, Бэка покрасила автомобиль в их любимые цвета изнутри, пол – оранжевый, а стены – зеленые. Управляла машиной ее создательница, рядом на сиденье расположилась пара Тапочек, а сзади разлеглась Белка. Автомобиль стал залетать в окна разных государственных учреждений и вылетать оттуда со все возрастающим количеством огнетушителей на борту. Когда их набралось пять штук, он спустился на землю и поехал к котловану.

Из ямы доносились посапывание динозавра и причитания инженера Петрова. Засыпая, животное обняло его, как любимого плюшевого мишку. Петрову не спалось. Он думал о том, что ему больше не суждено увидеть свою жену и детей, а будет он теперь во веки веков принадлежать этой зеленой исписанной ящерице. И кто, интересно, исчеркал ее этими таинственными знаками? Может быть, люди, побывавшие в плену у динозавра до него? Петров достал из кармана ручку и тоже написал: Петров Сергей Владимирович, 1965 год рождения. После этого он написал свой адрес. Потом инженер нашел на теле зверя другое чистое место и начертал «Агаптер – зеленый дурак и скотина!» Петров знал, что животное зовут именно так, потому что днем оно то и дело било себя лапой в грудь и кричало «Агаптер!».

Бэка осветила яму фарами автомобиля. Динозавр недовольно заурчал и прикрыл глаза лапой, убрав ее с инженера Петрова. Последний мгновенно воспользовался этим, перескочил со зверя на выступ на стене котлована, вскарабкался наверх и побежал домой. На машину, спасшую его, Петров даже не взглянул.

Теперь друзья спокойно могли приступать к делу. Левый взял один из огнетушителей, привел его в действие и направил струю на спину животного. Из ямы раздался тот самый рев, который Тапочек слышал в Музее. Земля посыпалась в котлован, а зверь, уворачиваясь от струй, выкарабкался наверх. Там его уже поджидали Правый, Бэка и Белка с огнетушителями наготове. Динозавр беспомощно оглядывался по сторонам, но бежать было некуда. Кругом его обступили противные мелкие козявки с кусающимися штуковинами наперевес. Ему ничего не оставалось, как поднять лапы вверх, что у динозавров означало «Ваша взяла!».Зверюшки, жестикулируя, приказали ему идти вперед, и он подчинился. «Наверное, они хотят меня съесть или напиться моей крови» – подумал Агаптер, «Что ж, значит, судьба…». Зверьки завели его за невысокую ограду. Трое остались охранять свою добычу, а белый и проворный с черным хвостиком стал бегать в крохотную хижину и выносить оттуда плоские круглые листочки с чем-то вкусно пахнущим и явно съедобным. «Откормить хотят» – подумал динозавр, но решил съесть все до крошки, чтобы накопить сил для побега. Потом он свернулся клубочком и заснул.

Проснулся он оттого, что услышал воркующий мелодичный голосок:

- Дракоша, вставай. Здесь тебя увидят соседи и очень испугаются. Мы поселим тебя в сарае. Существо говорило на ломаном языке сородичей Агаптера с ужасным акцентом, но кое-что понять было можно. Кругом опять стояли трое других со своими шипучками. Агаптер вздохнул и пошел за белой и пушистой. В тесной пещерке было тепло и уютно, на полу лежало множество ковриков, вместе напоминающих чешую динозавра, где их не хватило, Тапочки постелили сухих травок и мха, привезенных из лесопарка.

- Когда же они наконец начнут меня есть?! – занервничал Агаптер.

Но весь день его никто не беспокоил, а вечером зашла белая маленькая, принесла еду, назвалась Киской Бэкой и стала спрашивать, как его зовут, откуда он родом и что это на нем написано (последнее по большой просьбе Тапочек).

Динозавр отвечал, что зовут его Агаптер, родился уже давно, названия местности не знает. В их племени мамы носили своих детенышей в сумке и постоянно поучали их «Не убегай далеко в лес, не прячься в колючих кустах, не пей воду из болота…» А папы много работали и у них не хватало времени на воспитание потомства. Мамы из-за этого ворчали на пап, упрекая их в равнодушии к собственным детям, и, устав от этого, папы стали писать все нравоучения на своей шкуре невыводящейся краской. По этим надписям динозаврята учились читать, а заодно, как считали родители, усваивали хорошие манеры. Киска Бэка долго смеялась над таким объяснением и сказала, что у людей все точно также: мамы думают, что детей можно научить быть хорошими, постоянно читая им нотации, а папы тоже пишут на своей коже, только эти выражения не для маленьких… Она сама видела на пляже.

«А потом динозавры начали становиться какими-то сонными, вялыми, а потом заснули совсем – все по одному» – закончил свой рассказ Агаптер, которому Бэка придумала сокращенное имя «Агаша», - И хотя разбудили меня не очень-то вежливо, все равно я рад. Жаль только, что не вместе со всеми остальными динозаврами». «Эпоха динозавров, к несчастью для Агаши, давно кончилась» – подумала про себя Бэка, - «Тяжело жить не в свое время, эх-эх!»

В домике Белки, несмотря на царивший на улице тихий летний вечер, творилось нечто невообразимое. Тапочки, примостившись на высокой спинке кресла, обсуждали свалившееся на них несчастье - маленькое черное существо, рычащее, как огромный злобный монстр.

- И откуда только Белка притащила такого кошмарчика? - вздыхал Правый, - И зачем? Ничего полезного не делает, только молоко поглощает и драться лезет!

- Лучше бы мы котенка завели, - согласился Левый, - С ним играть можно, когда его гладишь, он мурлычет и посмотреть приятно. Вот если бы не Белка, отнес бы я эту живность в лес подальше...

- Ты что. Такого маленького!

- Ничего себе, маленький... Смотри, он приближается!..

- Ой. Бежим скорей!

- Ну нет! Сейчас я ему покажу! - расхрабрился Левый.

Щенок, запыхавшись и переваливаясь на четырех неловких толстых лапах, добрался до кресла и стал хватать его зубами за ножки. Левый, описав в воздухе красивую дугу, приземлился прямо перед кровожадно урчащей пастью. Юный возмутитель священного спокойствия Тапочек, радостно заблестев глазами, впился зубами в аккуратно растрепанную бамбушку Левого.

- Он кусается! - что есть силы возопил Тапочек.

- Сейчас перестанет! - пообещал Правый и в полете хлопнул песика подметкой по развесистым ушам.

- Ау-Вау-Гау! - заскулил щенок и Тапочки почувствовали, что снизу им стало очень мокро.

- Противное животное! - с отвращением проворчал Правый и сделал полутораметровый прыжок в сторону.

- Какое бескультурье! - с охотой поддакнул Левый и присоединился к нему.

- Ау-Вау! - не умолкал щенок.

- Арнольдик, Арнольдик..! - пролаяла появившаяся наконец-то Белка.

- Мама! - запищал черный комочек.

Белка подозрительно посмотрела на Тапочек.

- Обижали? - строго спросила она.

- Это он нас намочил! - пожаловались Тапочки.

- Ну, он же совсем еще малыш, - умилилась Белка и нежно лизнула щенка в черный носик.

Некоторое время Тапочкам пришлось жить на «втором этаже». Они спали на шкафу, а днем отсиживались на столе, на стульях, на спинке кресла и на плече у Агаптера от везделезущего, с каждым днем все больше зубастого и лапастого зверька.

В один прекрасный день черненький безобразник куда-то пропал. Тапочки спустились на пол и повсюду искали его, но безуспешно.

- Достукался, - огорчался Левый, - Пропал! Наверное, попал в катастрофу.

- Может быть, он утоп в собственной лужице? - предположил Правый.

- Или сломал зубы об чью-нибудь ногу? - всхлипнул Левый.

- Скорее, он сам сломал кому нибудь ногу своими зубами, а его за это- в мешок - и в воду, - заплакал Правый.

- Белка, Белка! - заголосили Тапочки и бросились разыскивать Собаку Белку.

Белка тоже была опечалена, но не так бурно выражала свои чувства.

- Где же щенок? - спросили Тапочки.

- Отдали в хорошие руки! - похвасталась Белка, смахивая лапой слезинку.

- И кто же это его взял? - удивились Тапочки, - Он, конечно, милый, но... очень уж шустрый.

- Он не всегда будет таким. Когда-нибудь он вырастет и станет похожим на меня... - светясь гордостью, ответила Белка,

- Он теперь - друг одной очень хорошей семьи. Я так рада за него...

Хм, озадачившись, сказали Тапочки, - мы тоже рады. Может, когда он вырастет, то и с нами подружится. Надо же, друг... А мы думали, он задуман, как враг... всех Тапочек на свете.

Белка заулыбалась. Все-таки Тапочки ничего не понимают в детях. Особенно в щенках…

- Левый, расскажи сказку! – просил Правый в те редкие минуты, когда на него находило романтическое настроение.

- Какую же ему рассказать? – задумался Левый на этот раз, - вроде все уже наизусть знает… Дай подумать, - попросил он, запрыгнул на подоконник и стал смотреть в окно. След от самолета в небе… Деревья… Дорога… Машины… Светофор… Красный человечек на светофоре вздрогнул и погас, вместо него вспыхнул зеленый.

- Слушай! – торжествующе произнес Левый и в глазах у него засветилось вдохновение, - Я расскажу тебе сказку о красных и зеленых человечках…

Жил на свете самый обыкновенный человек – не гений, но и не дурак, не ангел доброты, но и не злюка; и когда он умер, и душа его должна была отправиться на небо, силы небесные никак не могли решить, где ему место – в раю или в аду, потому что хороших и плохих поступков за ним числилось поровну. Пока они спорили, душа этого человека летала в холодном космосе и решила она, что ни в райские кущи, ни в адское пламя ей не хочется, а помчится она путешествовать к далеким звездам. Но силы неба послали за душой комету, разбилась душа на множество мелких частичек и упали эти кусочки на планету с двумя солнцами – красным и зеленым. Одна половина планеты была ярко-алой, а другая – цвета сосновой хвои. Частички разлетелись на две группы и разбрелись – хорошие – на зеленую половину, а плохие – на красную. И стали добрые частички зелеными человечками, а злые – красными. Зеленые жили дружно и весело, красные же, устав изводить друг друга, пошли было воевать с зелеными, но зеленый цвет лишил их злой силы. Тогда злые создали Алый луч и отправили его на Землю, чтобы завербовать среди людей солдат для войны с хорошими. Но как узнать, кто способен воевать с доброй силой? Придумали они устройство – два глаза, в одном светится красный человечек, а в другом – зеленый, поставили такие на каждом перекрестке. Если человек переходит дорогу, когда загорается зеленый, на него не обращают внимания, зато того, кто прет прямо на красный считают «своим», спускается с неба Алый луч и утягивает новобранца прямо в казарму злых человечков.

Вот и вся сказка, - устало вздохнул Левый, - Тебе было интересно?

- А? Что? – поспешно протирая глаза, пробормотал Правый, - А в чем смысл-то здесь?

- Нельзя переходить дорогу на красный свет – вот и весь смысл, - объяснил Левый.

- А-а-а! – кивая, важно произнес Правый, - Так это и так все знают. Стоило сказку сочинять… Но в общем в ней что-то есть.

- Спасибо и на этом, - обиженно буркнул Левый. Сказки со смыслом у него не получались.

- Да что ты, интересная сказка, мне понравилось, - поспешил оправдаться Правый. Сам он совсем никакие сказки сочинять не умел, а слушать их любил. Особенно, когда рассказывал Левый.

Тот, кто хотя бы раз видел Киску Бэку, прекрасно понял бы солнце, которое так и сияло, созерцая ее, дремавшую на крыльце. Киска все так же хороша, несмотря на то, что ни разу не побывала на кошачьей выставке и не получила принадлежащее ей по праву звание первой красавицы. Тапочки посещали выставки аккуратно, каждый раз искренне сообщая Бэкушке, что очаровательнее ее там никого не нашли. А Бэка умывала и кормила очередной выводок котят и была счастлива.

Тапочки считали, что благодаря Киске в городе появилась новая порода кошек, которую лучше всего было так и назвать – «бэкушки» – с рыжими и черными пятнышками на белой шерстке и прекрасными умными глазами.

Конечно, при такой погоде Киска Бэка могла думать только о хорошем:

- Хорошо, что Тапочки стали меньше ссориться, - мурлыкала Бэкушка, - Замечательно, что они так и остались разными, Правый – Правым, а Левый – Левым… Прекрасно, что динозавра Агаптера никто не стал забирать в зоопарк, зато его пригласили на местное телевидение сниматься в сериале «Нападение динозавра». Там в городе появляется зверского вида ящер, все его боятся и бегут в панике, а потом оказывается, что он добрый, несмотря на ужасающий вид. Жаль, конечно, что у людей такая бедная фантазия, но хорошо, что Агаша играет не злого динозавра.

Иногда и кошкам хочется глубоко и тяжко вздохнуть. Собака Белка отправилась в дальнее путешествие, сказала – посмотрит мир и вернется, и вот уже полгода от нее нет никаких вестей. Может быть, опять попала в какую-нибудь секту… Вот и Тапочки где-то бегают, бегают…

Бэкушка сосредоточилась и послала Тапочкам мысленный образ: бедная, несчастная, всеми брошенная кошечка умирает от скуки на крылечке собственного домика. Через полчаса она уже с удовольствием наблюдала столбик пыли на горизонте, а еще спустя минут пять Тапочки обнимали ее своими бамбушками. Не верилось, что их когда-то сшили на фабрике. Собратья Тапчат по магазинной полке наверняка уже не имели такого цветущего вида.

- Бэкки, как же мы по тебе соскучились! Ты здорова?

- Какое здоровье в мои годы! Вот, дремлю понемножку…

Бэке иногда нравилось строить из себя отягощенную годами и мудростью особу, которая нуждается во всеобщей опеке.

Тогда все начинали кормить ее деликатесами, не отходить ни на шаг, и можно было постоянно просить почесать животик.

От этого Киске хотелось играть, прыгать, кувыркаться, что она и проделывала после того как забота о ее здоровье наскучивала ей.

- Бэкушка, ты не поверишь, - начал тараторить Левый.

- Поверит – не поверит… Рассказывай! – потребовал Правый.

- Всему свое время! В общем, мы посоветовались и решили написать ми… ма… ме…

- Мемуары! – подсказал Правый.

- Да, эти ми… му… Одним словом, все известные личности пишут их о себе! Там нужно рассказать о себе так, чтобы каждый, кто прочтет, стали бы мечтать быть на тебя похожим.

- Вот мы и подумали, - перехватил инициативу Правый, - напишем о нас, о тебе, о Собаке Белке… обо всем, что с нами приключилось… в назидание потомкам. Пусть другие Тапочки тоже бегут от злых хозяек, а лучше – прямо из магазина, все кошки знают, что любовь друзей – лучший приз за ум и красоту, а собаки – не берут отраву из рук разных Жучек Дэви Кот-и пес. Пускай все знают, что большой и сильный еще не значит злой, что друзей заводят не силой, как Агаптер инженера Петрова, а…

- Да остановись ты! – испугался Левый, - ты так напишешь не ми… мя… мяуары, а очередную книжку вроде «Как себя вести, чтобы тебя все любили». И читать ее будут только те, кто надеется с помощью дюжины правил стать хорошим или завоевать мир. Лучше, если скажут: «Какая интересная у них жизнь! Вот бы и нам так!» И тоже начнут веселиться.

- Не ссорьтесь, Тапочки, я верю – от ваших мемуаров у читателей и душа замурлыкает, и мысли зашевелятся. Только для этого писать вам нужно вместе и не бросать начатое дело, а то , представляете, кто-то еще в мире не знает, что есть на свете Ленивые Тапочки!

- О, какой кошмар! – вполне искренне всполошился Левый, - Где моя ручка? Где бумага?

- Теперь узнают все, - насмешливо-снисходительно вздохнул Правый, созерцая Левого, погребенного под грудой канцтоваров.

Был ли он прав?
Ну конечно!

1994-98 гг.









• РАССКАЗЫ •

творчество  посетителей cats-портала:

В CATS-библиотеке я постаралась собрать литературные произведения, героями которых являются коты и кошки, либо им отводится небольшая, но заметная роль. Здесь представлены как и всем известные авторы, так и творчество начинающих. Присылайте стихи и рассказы по адресу info@mau.ru

Человек культурен настолько, насколько он способен понять кошку. (Бернард Шоу)
Все афоризмы про кошек

Ещё работу котам заменяет внешний вид.
Юмор про кошек



На главную