CATS-портал mau.ru
Гостиница для кошек в Москве Cat's Dream Hotel

Томас Стернс Элиот

OLD POSSUM'S BOOK OF PRACTICAL CATS


Thomas Stearns Eliot
OLD POSSUM'S BOOK OF PRACTICAL CATS
перевод
В. Бетаки
С. Дубовицкой
А. Сергеева

GUS: THE THEATRE CAT

Gus is the Cat at the Theatre Door.
His name, as I ought to have told you before,
Is really Asparagus. That's such a fuss
To pronounce, that we usually call him just Gus.
His coat's very shabby, he's thin as a rake,
And he suffers from palsy that makes his paw shake.
Yet he was, in his youth, quite the smartest of Cats--
But no longer a terror to mice and to rats.
For he isn't the Cat that he was in his prime;
Though his name was quite famous, he says, in its time.
And whenever he joins his friends at their club
(Which takes place at the back of the neighbouring pub)
He loves to regale them, if someone else pays,
With anecdotes drawn from his palmiest days.
For he once was a Star of the highest degree--
He has acted with Irving, he's acted with Tree.
And he likes to relate his success on the Halls,
Where the Gallery once gave him seven cat-calls.
But his grandest creation, as he loves to tell,
Was Firefrorefiddle, the Fiend of the Fell.

"I have played," so he says, "every possible part,
And I used to know seventy speeches by heart.
I'd extemporize back-chat, I knew how to gag,
And I knew how to let the cat out of the bag.
I knew how to act with my back and my tail;
With an hour of rehearsal, I never could fail.
I'd a voice that would soften the hardest of hearts,
Whether I took the lead, or in character parts.
I have sat by the bedside of poor Little Nell;
When the Curfew was rung, then I swung on the bell.
In the Pantomime season I never fell flat,
And I once understudied Dick Whittington's Cat.
But my grandest creation, as history will tell,
Was Firefrorefiddle, the Fiend of the Fell."

Then, if someone will give him a toothful of gin,
He will tell how he once played a part in East Lynne.
At a Shakespeare performance he once walked on pat,
When some actor suggested the need for a cat.
He once played a Tiger--could do it again--
Which an Indian Colonel purused down a drain.
And he thinks that he still can, much better than most,
Produce blood-curdling noises to bring on the Ghost.
And he once crossed the stage on a telegraph wire,
To rescue a child when a house was on fire.
And he says: "Now then kittens, they do not get trained
As we did in the days when Victoria reigned.
They never get drilled in a regular troupe,
And they think they are smart, just to jump through a hoop." And he'll say, as he scratches himself with his claws,
"Well, the Theatre's certainly not what it was.
These modern productions are all very well,
But there's nothing to equal, from what I hear tell,
That moment of mystery
When I made history
As Firefrorefiddle, the Fiend of the Fell."

Наверх

РЭЙ — ТЕАТРАЛЬНЫЙ КОТ

Перевод © Василия Бетаки

Рэй — всегда у театральных дверей.
Настоящее имя его — Сельдерей,
Но поскольку оно и длинней и трудней,
То мы и зовём его попросту — Рэй.

В потрепанной шубейке, как палка худ,
Лапки дрожать не перестают,
Он страха ни крысам ни мышам не внушит.
А в юности, в общем-то, ведь был знаменит!
И во цвете лет был блистательный кот.
Но теперь уж не тот, давно уж не тот.

Хоть поныне друзей попотчевать любит
(Если кто-нибудь платит за ужин в Клубе,
Что на заднем дворе соседней пивной)
Рассказами о том, как был он звездой,
Историями тех славных времён,
Когда с Эдмундом Кином на сцене он...
А в Мюзик-холле какой успех!
Семь раз с галёрки то "мяу", то смех!
Но, как он утверждает, его лучшая роль
Это — Пламе-морозо-колдун, Ерундинский Король!

"Я играл, — говорит он, — любые роли и
Знал семьдесят монологов, а то и более,
Импровизировать, отсебятину мог нести,
Даже кота в мешке зрителям преподнести!
Я и спиной играл, и хвостом,
А голос был трогательнейший притом!
Это я сидел у постели диккенсовской Нелли,
Это я на шнуре качался, чтобы звонки звенели,
Я в одной пантомиме занят сразу был в трех ролях,
И однажды дублировал даже Кота в сапогах!
Но, как скажет историк театра, моя лучшая роль
Это — Пламе-морозо-колдун, Ерундинский Король!"

А потом, если кто поднесёт ему джина глоток,
Он расскажет о том, как играл в знаменитом "Хвосток на Восток",
Как в шекспировской пьесе вышел на сцену в тот
Самый миг, когда Некто сказал: "Тут бы нужен был кот!"
Как однажды он тигра сыграл, за которым, наверное, час
Гнался некий полковник из Индии, тот, что прыгнул за ним в унитаз.
Он уверен, что больше никто не сумеет издать
Тех скрежещущих звуков, которыми принято призрак на Эспланаду звать.
А ещё он когда-то прошёл по проволоке через сцену:
Надо было дитя из горящего дома спасти непременно!
"Нет, котят нынче учат бездарно! — заметит вам он, —
Разве так нас учили мэтры викторианских времён?
Ну а эти? Чуть прыгнул в обруч — и уже — "Ах, талант!" — право, глупо!
Нет, ничто так не учит актёра, как постоянная труппа!"
И почёсываясь, добавит: "Нет, театр уж не тот!
Драматурги, пожалуй, сносные, но всё-таки кто назовёт
Ну хоть что-то похожее на мою несравненную роль —
Пла-пла-пла-мяяяяя-морозо-колдун, Ерундинский король!?"

Наверх

ГAС - ТЕАТРАЛЬНЫЙ КОТ

Перевод © С. Г. Дубовицкой

Входишь в театр — а он тут как тут.
Его, между прочим, по правде зовут
Аспарагас. — Имя такое не враз
Осилишь. Вот мы и зовем его — Гас.
Поношен пиджак, худ как щепка на вид.
Одолел паралич — вон и лапа дрожит.
А ведь хватом когда-то он слыл средь котов,
Хоть теперь безобиден для всех грызунов.
Да, не тот он, что был в молодые года —
Говорит, его имя гремело тогда.
И встречая приятелей в клубе порой
(Кстати, клуб — на задворках ближайшей пивной),
Он пропустит стаканчик (за чей-нибудь счет)
И рассказ свой о днях золотых заведет.
Ибо яркой звездою в те дни он сиял,
Был партнером он Ирвингу, с Три он играл.
"Ах, успех! Ах подмостки!" - твердит он сейчас,
Где раек освистал его как-то семь раз.
Но главным свершеньем — он клясться готов —
Стал его "Огнеглот, иль Исчадье холмов".

"Роли нет. — говорит он, - чтоб я не сыграл.
Монологов на память штук семьдесят знал.
Мог подыгрывать сходу, экспромтом острить
И умел я кота из мешка отпустить.
Мог играть я спиною, и даже хвостом.
Репетировал с час — и в порядке потом.
А мой голос — он сердце смягчил не одно.
В главной роли, в характерной ли — все равно.
У одра Крошки Нелл плакал с нею вдвоем,
А при звоне вечернем я был звонарем.
В пантомиме я времени зря не терял —
Раз кота Дика Виттингтона подменял.
Но шедевром бесспорным во веки веков
Стал мой "Огнелот, иль Исчадье холмов"

А потом, если кто ему джина плеснет,
Он успех свой в спектакле "Ист Линн" помянет.
Как прошелся он в пьесе Шекспира — мечта!
(Кто-то выпустить вздумал на сцен кота).
Воплотил как-то тигра — и вновь бы сыграл,
А полковник индийский его загонял.
И получше иных он сумел бы опять
Разодрать душу воплем, чтоб духов призвать.
Раз по проволоке сцену смог перейти,
Чтоб дитя из горящего дома спасти.
Он вздыхает: "Кто ж нынешних учит сейчас?
Как учили в эпоху Виктории нас.
В постоянной лишь труппе — и класс, и муштра.
Эти ж — в обруч скакнет — все, он гений, ура!"
И еще — сам же чешет когтями живот:
"Да, театр, без сомненья, уж больше не тот!
Пусть кто-то принять эти пьесы готов,
Равных нет — сам слыхал я от многих котов —
Той вершине магической,
Как мой образ классический —
Как мой "Огнеглот, иль Исчадье холмов"!

Наверх

ГУС, ТЕАТРАЛЬНЫЙ КОТ

Перевод © Андрея Сергеева

Гус - записной театральный кот.
Следует только сказать наперед,
Что полностью он Аспарагус. Боюсь,
На этом сломаешь язык. Он - Гус.
Он тощ, как скелет, а мех клочковат,
И лапы от старости малость дрожат.
Нет, он не гроза для мышей и крыс.
А в юности был он - только держись!
Да, он не герой, каковым он был,
Как он утверждает, в расцвете сил.
Теперь он сидит в пивной за углом,
Где он, почитай, со всеми знаком.
Если друг угостит, он друзей развлечет
И выдаст из жизни своей анекдот.
Хотя и молчат о нём словари,
Он был знаменит, как Ирвинг и Три,
И, было дело, что весь мюзик-холл
Он семь раз до кошачьего визга довел.
И он лучшую роль свою назовет:
Оборотень - Огнедышащий Лед.

Он вспоминает: - Я все превозмог,
Монологов семьдесят знал назубок;
Был я характерный или премьер,
Знаменитые английские актеры XIX в.
Мой голос звучал, как музыка сфер;
Я сымпровизировал кучу острот
Да и в пантомиме достиг высот;

Час репетиций - и все нипочем,
Хребтом работаешь или хвостом.
Я сидел у постели бедняжки Нелл,
Я на колокольной веревке висел
И звонил во всю прыть, я разок потом
Был Дика Уиттингтона котом.
Но лучшую роль мою помнит народ:
Оборотень - Огнедышащий Лед.

Он вспомнит, усы окуная в джин,
Как трижды украсил собой "Ист-Линн";
Был тигром, которого, мрачен и строг,
Индийский полковник загнал в водосток;
И раз на пожаре явил свой класс:
По проводке прошел и ребеночка спас;
Ну, Шекспира играл, когда неспроста
Актеру приспичило гладить кота;
Он уверен, что мог бы аж по сей день
Предварять завываньем великую Тень.
- Еще бы, викторианский закал!
А нынешних хоть бы кто натаскал -
Ни капли стыда у сопливых котят,
Сквозь обруч прыгнут и возомнят... -
Он лапой в затылке слегка поскребет:
- Я новшества рад похвалить наперед,
И все-таки нынче театр не тот.
То ли бывало в забыл какой год,
Когда населению
Давал представления
Оборотень - Огнедышащий Лед!

К оглавлению









• ЗАРУБЕЖНАЯ ПОЭЗИЯ •

В CATS-библиотеке я постаралась собрать литературные произведения, героями которых являются коты и кошки, либо им отводится небольшая, но заметная роль. Здесь представлены как и всем известные авторы, так и творчество начинающих. Присылайте стихи и рассказы по адресу info@mau.ru

Смеситель Florentina podrukamy.ru.

Отношения между кошкой и человеком намного ближе, чем они могут быть между двумя кошками. (Профессор Пауль Лейхаузен)
Все афоризмы про кошек

Если кот заснул сидя, то постепенно он расползается по поверхности.
Юмор про кошек



На главную