CATS-портал mau.ru
Гостиница для кошек в Москве Cat's Dream Hotel

Юрий Воронов

ЖИЗНЬ МОЯ – ЖЕСТЯНКА


(Вопль кошачьей души)

Услышал как-то я эту невесёлую песенку, доносившуюся из одного невзрачного домика на нашей улице, и сразу понял, что это про меня. Давайте познакомимся. Я – это бездомный кот без определённого места жительства, а значит Бомж. Но это не моё имя. Имени у меня вообще нет, а вот кот, т.е. Я всё- таки и есть. Но если подойти к этому вопросу более строго, то получится, что имени у меня нет, а есть имена и их много. В результате получается, что конкретного то имени и нет. Как это получилось? А очень просто. Кто даёт имя коту? Конечно, хозяин или хозяйка, а если их нет, то и имени взяться неоткуда. Раньше, как я помню, у меня было имя, и были хозяева. Звали меня толи Серый, толи Смелый. Забывать я стал те счастливые времена, когда всё у меня было: и хозяева, и дом с тёплым углом, и сытная кормёжка и уютные вечера с почёсыванием за ушком и тихим мурлыканьем от удовольствия. Но ведь известно, что судьба штука капризная и чаще изменяется в худшую, а не в лучшую сторону. Всё чаще стал я слышать в нашем доме слово Аллергия и подумал:- « Слово то, какое красивое. Наверное, так будут звать кошку, которую хозяева возьмут для меня, чтобы мне не скучно было по ночам. А может быть, они котятами собрались торговать на птичьем рынке и возложат на меня с Аллергией эту серьёзную миссию. Ведь сейчас капитализм и бизнес превыше всего, и хватит мне бесполезно проедать дыры в хозяйском семейном бюджете». В общем, размечтался я чрезмерно, как тот Обломов, лёжа на диване. За что и получил! Аллергия оказалась вовсе не кошкой, а какой то вредной человеческой болезнью, связанной с запахом. Ну, как вам это объяснить? Это наподобие того, как ты из своего кошачьего любопытства хочешь понюхать, а что это у хозяина в рюмке? Может там, что нибудь вкусненькое. Он, по доброте душевной, суёт тебе рюмку с водкой под нос, а там такая гадость, что потом долго не прочихаешься. Вот и у них от котов бывает, что они чихать начинают. И если до третьего чиха говорят друг другу:- « Будь здоров». После седьмого чиха говорят: - « Прекрати, а то станешь невидимкой», то потом уже говорят: - «Наверное, у тебя от кота аллергия и придётся этого любимого дармоеда аннулировать». А люди ведь они гуманисты-гурманисты, а бывают и просто злые, как наши кошачьи враги, собаки. Ну, гурманисты живут в Китае, там не только собак и кошек едят, но даже и ещё менее съедобное. Далеко это и нас не касается, пока. А мои хозяева относились к гуманистам. Долго они решали и не могли ничего лучшего придумать, как отвезти меня подальше на чужие дачи и там дать мне «вольную», сказав на прощанье: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Я намёк понял. Это они сказали, что будь доволен, что не решили тебя утопить, всё же бездомный кот лучше кота утопшего!

И началась моя бродяжья, бездомная жизнь. Время было летнее, людей и мышей на фазендах было много и мне вначале это даже понравилось. Хозяев нет и нет их глупых бесконечных указаний, типа: ты туда не ходи, ты сюда ходи, ты на стол не лезь, углы не меть, на ковёр не прыгай, когти об дверь не точи и если хочешь поорать, всё равно молчи! Устал я от ихнего тоталитаризма и культа хозяйкиной личности, которая всех в доме держала в ежовых рукавицах, у хозяина проводила ежемесячные экспроприации зарплат и постоянные конфискации заначек. Да если разобраться, она и ко мне тоже не очень то хорошо относилась. Ну и что если она меня кормила и гладила, это её обязанность была. А когда я на стол залезу и там что нибудь стащу, как полагается каждому, уважающему себя коту, за что она меня лупила тряпкой и обзывала ворюгой? А я не ворюга, а кот – добытчик, охотник по своему природному предназначению. Ворюги это те, кто работать не хотят и воруют сознательно и помногу, постольку, что не унести, не увезти и всё мало. Я же бессознательно тащу со стола батон колбасы и под тем же столом начинаю его закапывать лапами «про запас» и когда посчитаю, что вот уже закопал и колбасу не видно, гордо выхожу из под стола и тут же получаю взбучку от этих гегемонов. Видите ли, их возмущает, что я по дороге у колбасы жопку отгрыз. А за что же я трудился, каждый трудящийся разве не достоин награды? В общем, пересмотрел я свою прошлую жизнь и решил, что вот и хорошо, что теперь я свободный, демократический кот и надзирателей за мной нету! Демократии же на этих дачах, было «берите, сколько хотите, кто, сколько может проглотить». Некоторые, на крайних дачах так её наглотались, что получили несварение желудка и снова стали искать себе надзирателей из тех, кто побогаче.

Однако, вернёмся ко мне. В начале я был в восторге от такой жизни: людей много, мышей много, с неба водичка чистая льётся: ешь, пей, в туалет на грядки, солнышко бока греет и полный «кайф». Но ведь выросши в одной квартире у плохих, как я считал, хозяев, откуда я мог знать, что у любой медали две стороны, а один древний деспот (спонсор демократии) выпускал монеты, на одной стороне которых был изображён мешок золота, а на другой обыкновенный кукиш? Или о том, что кот, глядя в зеркало, вначале думает, что видит там чужого кота. Потом начинает думать, что видит там себя, уж больно похож! А когда разберётся, что там, где у него лапа правая, а у того кота на этом месте лапа левая входит в полный ступор и думать прекращает вообще. Когда мыши мне приелись, нельзя же есть одну икру, смотреть только на одну кошку и нюхать только розы, я вспомнил, что «плохие» хозяева баловали меня и тушенкой, и колбаской ливерной, и паштетиком, а по праздникам даже давали нюхать валерьянку. И я решил пойти по домам и попросить эти деликатесы для бедного котика. Вот тут то я и узнал, как выглядит, как пахнет и каков на вкус этот самый кукиш! О том, что я ничего из моих скромных запросов так и не получил можно и не говорить, что было ожидать от этих куркулей? Но вот имён я получил сразу много. Перечислю лишь часть: бомжатина, скотина, бичуган, жулик, проходимец, оборванец, зараза, гнида, морда, вор и ещё какие-то непонятные мне названия. Ведь мой словарный запас человеческих слов не превышает около двухсот, а многие люди знают около 500 слов, некоторые, грамотными их зовут, знают даже больше. Это те, кто отгадывают кроссворды, играют в игру «Что, где, когда?» и слушают передачу «Пусть говорят». Вот с тех пор я и не знаю, как меня зовут, и стал безымянным котом. Да ладно, пусть говорят, пусть хоть горшком называют, лишь бы в печку не пихали. К моему счастью печек в их фазендах нет, топятся электричеством, которое местные «умельцы» наловчились приворовывать. Из за этого каждую весну у них наступает кризис, из которого они с честью выходят, разложив недостачу на тех, кто не ворует и платит, т.е. по «справедливости». А вы что не знали, откуда берётся кризис и за счёт кого из него выходят? Мы глупые коты и то это знаем, пожив в вашем обществе. Но обидные для порядочного кота прозвища – это ещё не самое страшное. Гораздо хуже то, что многие из этих «доброхотов» норовили пнуть меня ногой, а потом стали кидать в меня чем ни попадя, норовя попасть в голову или на худой, по их понятиям, конец хотя бы в бок. С тех пор я стал обходить эти дома стороной, а когда, однажды, получил брошенной палкой по ногам и долго прыгал на трёх лапах, стал стараться не появляться днём на глаза этим детям перестройки и гласности и стал их считать отморозками и ханыгами, недостойными высокого звания демократов или демокрадов. Точно не знаю, не хватает запаса слов. И стала моя жизнь постепенно превращаться в сплошной кошмар! Я стал всего и всех бояться. Забьюсь на день под сарай у заброшенной дачи, положу зубы на полку, свернусь маленьким клубочком и трясусь мелкой дрожью. Вечером вылезу, ведь голод не тётка, начинаю по участкам бегать, смотреть и нюхать где что полусъедобное выкинули. К крыльцам и дверям не подхожу, слышал от одного столичного заезжего кота, Васькой его зовут, что у них там теперь вооруженная охрана в подъездах, киллеры называются. Они, эти киллеры, кого-то из жильцов в дом пропускают, а кого-то сразу стреляют. А принцип отбора никому не известен, предполагают, что зависит от рода деятельности. А род деятельности жильцов тоже никому не известен, кроме киллеров. Вот и попробуй, определи идти домой или лучше на стороне переночевать и что страшнее жена или киллер? Ведь киллер то может и не убьёт, а у жены чётко действует принцип неотвратимости наказания согласно УК (Указания Котам).

И стал я стараться жить по принципам – «Хочешь жить, умей вертеться» и «Ты мне, а я себе». А ещё есть хороший принцип – «Моё – моё и твоё – моё», а один дачник, доведя его до совершенства, постоянно говорит: «Ё-моё». Это, чтобы короче и понятней было. Только благодаря этим принципам я и пережил первую зиму, обречённый на голодную смерть моими бывшими хозяевами, пусть земля им будет пухом от колтунов из моей шерсти. Не буду рассказывать про ужасы зимовки на брошенных дачах, о многодневных голодовках, об охоте на меня голодных бродячих собак и прочих «прелестях» жизни. Здесь я мог бы посоревноваться с бродягой Федькой Конюховым, которому никак не сидится в своей конюшне. Может он - цыган, или жена ему подобрала подходящую статью в УК, чтобы глаза не мозолил? Да, ладно, не наше это кошачье дело вникать в УК, наше дело исполнять, даже если не знаем, что там написано! И если бы такая зимовка была одна! Стала жизнь моя полосатая, как зебра. Весна-лето, полоса светлая; осень-зима, полоса цвета квадрата Малевича. Заезжий кот говорил, что квадрат тот выкупили за бугром за кучу бабок потому, что у нас своей чернухи не хватает. Повесили его в музее и пускают туда за деньги тех, которые умеют кроссворды отгадывать, а те, которые только вдвое больше, против котов, слов знают, и бесплатно то на тот квадрат смотреть не хотят. Да что с них взять то? Они думают, что Малевич и маляр (это тот, кто заборы красит)- одно и тоже лицо. А что нам бабок, что ли жалко? Бабок то по весне на участках полным- полно. Приезжают и всё своим грядкам кланяются вместо того, чтобы в церковь сходить, благо, что и церковь то рядом. Бегал я туда, да там «мерзость запустения» библейская. Потому, наверное, бабки туда и не ходят, а может быть и наоборот?

И превратился я в аборигена! Если кто не знает этого слова, то я объясню. Абориген, это тот простак, который считает, что если он давно живёт в одном месте, то имеет больше прав на это место чем, например, заезжие коты. А по научному это слово расшифровывается как – аборт интеллектуального гена. Вот и я начал считать, что раз я всегда здесь, даже в лютые зимы, то я, значит, вроде как смотритель на государевой службе и попробовал установить здесь свои порядки. С куркулями то бесполезно говорить. Их даже отец народов переделать не смог, как ни старался. Где уж мне низкорослому коту с ними справиться. Говорят, что у некоторых куркулей, олигархами их обзывают, бабок больше, чем на всех дачных участках вместе взятых, И где это они квартир набрались на столько бабок? Не иначе как за бугор их на жительство отсылают, где на одну тамошнюю бабку много-много квадратов приходится. Ну, совсем я запутался! Не пойму, какое имеет отношение ихний квадратный Малевич к нашим дачным бабкам. Уж извините аборигена, запаса слов не хватает!

Стал я пытаться быть Паханом хотя бы для местных котов. От столичного кота я сразу отступился. У него такая фанаберия, такой имидж, что без взятки в виде дохлой крысы и не подходи. А когда я просил объяснить отдельные его высказывания, он очень сердился и шипел - СМИ, СМИ, что означает - сам мысли идиот. Вот и вся его сущность! Он даже не знает, что идиоту, по определению, мыслить не положено. Да ладно, чёрт с ним, пусть пыжится! А вот региональные коты тоже подчиняться не захотели и стали кричать: «Мы сами с усами! Это тебе не цековские времена! Сейчас демократия и даже местами либерализм и пшёл вон от нас». Тут до меня дошло, что я на этих занюханных дачах отстал по развитию даже и от региональных котов и на звание пахана, не тяну. Конечно, они с хозяйских диванов наслушаются разных учёных слов по ящику и потом выпендриваются перед чужими кошками, а мне, откуда было знать, что ЦК это Центральный Кот, Либерализм – это ленинский и бериевский коммунизм, а Демократия – это демоны многократно являющиеся людям в образе ангелов. Век живи, век учись и помрёшь в печали от многознания в кулинарной области. И решил я опереться на грубую силу! А что, по весне то я на мышках-птичках отъемся и пока эти провинциалы заявятся, я уже в хорошей физической форме! А они то за зиму отожрутся – отлежатся на своих мягких диванах до полной атрофии мышц и потом вихляют своими толстыми задами, как на подлиуме. Стал я их драть и когтями, и зубами так, что шерсти с них летело не меньше чем с сидоровых коз, и им даже не нужно было линять при наступлении жары. Вот тут они меня и зауважали! Я вначале возгордился от того, что такой простой и верный способ приведения котов в чувство придумал, но столичный кот сказал, что этот способ старее самой старой бабки с наших участков, а у них там ещё и покруче есть способы приведения наивных котов в чувство, с дымом и пылью. Оставим дым им, нам достаточно и пыли, которая стоит столбом, когда я показываю очередному тунеядцу, кто здесь хозяин! Куркули, надо признаться, оказались разными. Были злодеи, которые камнями и палками кидались. Были просто некультурные, которые мою личность по всячески словесно оскорбляли, иногда почему-то вспоминая мою маму кошку, которую я и сам то не помню. Но были и такие, которые относились ко мне как к равноправному члену кошачьего сообщества. Присмотрел я одного такого на одной из улиц, Юриком его зовут. Этот Юрик кыскал каждого проходящего мимо кота и показывал им что-то похожее на колбасу. Но я то знаю, что свежий сыр бывает только в мышеловке. А котам то бросают только засохлый или с плесенью и считал идиотами котов и кошек, которые там постоянно паслись. « Вот подождите - думал я – откормит он вас и пустит на колбасу. Бизнес есть бизнес. Надо отдавать колбасы мало, а получать много». Но когда увидел, что эти приживалы в том же составе заявились на участки в следующий сезон в целости и сохранности понял, что в этом случае я «лопухнулся» и пора и мне воспользоваться манной небесной по принципу – «дают бери, а бьют беги». Но, поскольку, злодеями я был запуган до конца моих дней, плодами благотворительности я пользовался или по ночам, благо внизу двери была дырка, или когда Юрик пойдёт ковырять землю или бороться с сорняками по указанию домашней деспотии, Серафимой её зовут. Из за этого случались и недоразумения. Только я у общественной миски устроюсь, Юрик пить захотел! Он в дом, а я в окно, а там стекло. Думаете легко лбом окно открывать, попробуйте! А однажды он залез на чердак, потом забыл там дверь закрыть. «Ну,- думаю – теперь знаю, где ты мешок с сухотным кормом прячешь. Залезу – оторвусь по полной». Залез, а там всякий хлам, который никому не нужен, а выкинуть жалко, на то они и куркули. Пока я всё это разглядывал и удивлялся – зачем здесь ещё и большие осиные гнёзда, Юрик поднялся да дверь то на чердак и закрыл. Я в углу затаился и двое суток не подавал признаков жизни. На третьи сутки, когда я постепенно стал превращаться в мумию египетской кошки, жажда жизни возобладала над моими страхами, я начал ворочаться, царапать дверь и издавать утробные звуки. А была ночь и Юрик спал. Слышу, проснулся он и так испуганно бормочет: «Нечистый, нечистый. Свят, свят. Господи помоги! « и, наверное, крестится. Вот, придурок. Как я могу быть чистым, если по грязным углам ночую? Встань, да и включи свет то, раз ни хрена не видишь. Ну, а насчёт господ – это он спросонья. Сейчас все господа и помогать некому! Тут я заорал во всю кошачью глотку: «Мракобес, дверь открой, я жрать хочу!» Так он в одних трусах и вылетел меня спасать. Дверь открыл, сиганул я с крыши пустым пузом об дорожку и долго потом бежал в неизвестном направлении. Больше я за ним никуда не хожу, не надёжный он человек.

Мало ему показалось чужих кошек, и вот однажды по весне привозят они со своей половиной двух котят, чтобы каждому по котёнку, без спора. Рыжик и Туська их звали. Ну, пока те были маленькие я, из уважения к хозяевам, с ними мирился. Смирные они были. На Рыжика шикнешь – он под дом, а Туську, как малолетку, я вообще во внимание не принимал. А вот на следующую весну появился Рыжик один, а Туську толи продали за большие деньги, толи отдали бесплатно в «добрые руки», а может, сама уехала в страны, где всегда тепло. Может, нанялась там воспитательницей детского сада, гарем называется. И началась у нас с Рыжиком борьба за собственность. Я считал, что раз я – абориген, значит здесь всё моё, кроме его хозяев, разумеется. Он считал, что раз хозяева принадлежат ему, а хозяину принадлежит участок с постройками, и безо всякой дачной амнистии, значит я – обычный рейдер, да ещё и без «крыши» сверху. Началась у нас война. Первый то год я рыжего, бесстыжего гонял; и мордой то его об стол, и в торфяной куче его валял так, что он вылезал оттуда совсем другого цвета, и гонял его по улице с воплями: »Я тебе покажу кузькину мать, подкидыш!». Ботинков у меня нету, а то бы снял и настучал по его пустой рыжей башке. Но рыжий рос, набирался военного опыта, а тут ещё Юрик оказывал ему моральную поддержку. Когда мы дрались, он всегда подзуживал: «Рыжик, дай ему, дай. Гони его в шею. Это твой участок». Я же говорил, что человек он ненадёжный. Сначала устроил из своего участка проходной двор, этакую смесь коммунизма с анархизмом, а потом даёт задний ход. Да и его понять можно. Пасся здесь один здоровый, усатый котище с дальних дач со своей дружбой, ногой дверь открывал. А потом своровал сразу две котлеты со стола, сожрал и снова нахально пришёл требовать ещё, пообещав расплатиться фекальными массами для удобрения огорода (я не знаю что это такое по малограмотности). Получил этот Барсик от ворот поворот и новое название – Барсеточник. А ему то что? Говорит: «Я знаю, где дом побольше и хозяин побогаче, пойду туда, сиротой прикинусь, меня снова пригреют, нахаляву. А дружбу Юрику оставлю, на память. Если она у него появилась, раньше то, совсем памяти не было. Стал я на кошачьих посиделках, когда мы в кружок собираемся и общаемся на ментальном уровне, на эту ситуацию жаловаться, а столичный кот и говорит: «А ты что не знал, что Юрики все такие, задним умом крепкие. Наш - то Юрик сделал тоже самое, только в других масштабах. Когда вавилонская башня рухнула и языки перемешались, он этих азарян позвал к себе другие башни строить и стал называть их драгоценными гостями столицы потому, что они дёшево стоили. А когда те стали не только строить, но ещё и воровать, и торговать, и разбойничать их назвали ОПГ (очень плохие гости) и хотели их вернуть назад в их вавилоны. Да где там! Расползлись они, как усатые тараканы, по ближним и дальним щелям. Попробуй теперь выковырни их оттуда. Наш -то и добром их просил и момоной пугал, да ведь известна мудрость: «Коготок увяз – всей птичке пропасть». Тут я ему, столичному, и говорю: «Чё, ты националист штоли, али фашист недобитый?». Он сразу ушки прижал, присел – ниже некуда и начал вращать глазами на 360 градусов. Шкурой посерел даже. Говорит: « Да нет, я вовсе не против чужих котов. Я просто против их количества». Ну, я его успокоил, говорю: « Понятия: количество, много, мало и т. п. эти понятия для папуасов. Лимон меньше, лимон больше. Для большого дерева это в пределах погрешности счёта, так говорит учёная кошка, Статистикой её зовут. В нашем УК по поводу количества ничего не написано. Успокойся!». Сбил спесь то с него, столичную. Раскудахтался тут. Юрик ему не хорош, как будто он ничего не делает. Столичный то кот присмирел, стал бояться, что настучу я на него, свидетелей то было много. А тут ещё по СМИшному ящику стали рассказывать, что в Европах, где демократия ушла так далеко вперёд, что нам её и не видно, в общем, за горизонтом скрылась, так там поощряют стучать и на соседей и на всех кто не так или не в том ходит. Настучал удачно – получай еврики, неудачно - дерзай дальше. Еврики то давно в ходу, уже с начала нашей эры, когда Иуда настучал на своего учителя. Ничто не ново под луной и если еврики всплыли через 2000 лет, значит, растите шерсть для новой стрижки. Но мне то какая польза стучать. На наших участках «Ашанов» нет, а в город я не хожу, говорят, что там одноруких бандитов много. Пусть столичный кот расслабляется на наших посиделках, отдушина то всем нужна, а то ещё где прессия появится у бедолаги.

А с рыжим прихватизатором я рассчитался по полной. Приметил я, что он через проезжую дорогу в мои охотничьи угодья ходит, дождался момента, когда по дороге машина ехала, а рыжий с охоты шёл. Прикинулся, что я его испугался и бежать к дороге, он за мной. Сиганул я через машину. Да, забыл вам рассказать, что хозяин то у рыжего был по званию – Кот Всех Наук и рыжий на посиделках через губу нам вещал: «Мы учёные, мы учёные, я знаю чего вы не знаете, недоучки». Знал, видно, рыжий, на свою беду, что хорда короче дуги, ну и бросился под машину по прямой. Хотел на той стороне вцепиться мне в загривок, а вместо этого получил выхлопной трубой по башке и тут же отбросил копытики на сторону! Вот и цена всей его учёности, переходящей временами из области геометрии в область философии. Это когда он начинал о кошачьей судьбе рассуждать и смысле нашей жизни. Какая судьба? Обыкновенная подстава и бесславный конец твоей линялой жизни! Нет, рыжего я не жалел, а кто их жалеет то, конкурентов, прихватизаторов? Про них и песня есть - другие придут, сменив уют на то, чтоб всё разграбить тут - вставлять рогатки в мой прямой маршрут. Обрадовался я, что теперь вся общественная миска моя будет, да не знал, что есть такой закон в жизни, который гласит, что если что-то, где-то прибудет, то в другом месте обязательно столько же убудет. Ну, это также как если кто-то строит в одном месте большую яхту, то в другом месте не построят большой военный корабль. Это я для примера, чтоб понятней было. А вообще то нам котам корабли совсем не нужны, мы - коты воды боимся, хотя и плавать умеем, и уже не раз выводили их из нашего употребления, то сами утопим, то на металлолом продадим, то совсем строить перестанем. И подарить можем вместе с отстойными местами. Пусть уж лучше чужие коты себе большие яхты строят, а нам на наших участках и земли хватит, а водичку нам по четвергам сверху будут брызгать, вот тебе и лужи и никаких кораблей.

Вернёмся к общественной миске. Юрик то, как рыжего закопал, узнал, где прессия обитает, впал в отчаяние будто » великого и могучего» языка лишился и перестал ездить на свою фазенду, а с ним опустела и общественная миска. У других то котов, какие - никакие кормильцы были, а я оказался на глубокой мели. Мышей то инопланетяне всех приели, а с ящериц то, что возьмешь кроме тощего хвоста? И вот посреди лета наступила бескормица, голодомор, в общем. Пришлось постигать ещё одну истину - не рой другому яму, если даже он конкурент, Неизвестно, как для тебя это обернётся. Будешь потом, как кот Фёдорховский десять лет в дачное правление аппеляции подавать, а в ответ – накось выкусь, юкось. Что такое юкось не знаю, запаса слов не хватает. Стала на меня, как на того Юрика тоска нападать. И стал я часто думать о своей жизни, что всё это – суета сует, томление души и погоня за ветром, т.е. стал впадать, как тот Рыжик в гнилую философию. А тут ещё эта песенка из полугнилого домика:

Жизнь моя жестянка,
Да ну её в болото.
Живу я, как поганка.
А мне летать, а мне летать,
А мне летать охота!

Конечно, хорошо тем, кто летает на своём куркульском самолёте. Они на нём даже в сенат могут залететь. Если кто не знает про сенат, что это такое, то я объясню. Запаса слов хватит. В давние времена, когда вокруг дач коровы паслись, мужики по осени на сход собирались и решали, кто для «обчества» больше пользы сделал. Вот тому, кто больше сделал, говорили: «Вот, сена тебе». Отсюда и произошло слова – Сенат. Ну, а когда ни коров, ни мужиков, ни схода не стало (Сходняк остался для крутых котов), сенат остался по традиции. А как же нам без сената? У нас сколько столиц? Две! Если в одной столице думают, как бы это позамысловатей дачную жизнь устроить, то и в другой столице должны свою лепту в это дело внести, как та вдовица из древней книги. А почему я в сенат хочу? Объясняю! Люди они там все уважаемые и им не до мышей. Значит мышей они там, наверняка не ловят. А эти грызуны везде умеют неплохо устраиваться. Нету сыра, будут грызть фолианты с их речами, а то ещё, не дай бог, и в наших «Указаниях котам» дыры прогрызут, и снова у нас будет недостача законов. А я – крупный специалист по мышам и значит мне место тоже в сенате. Мне ведь за работу много не надо. Дадут немножко в конвертируемой валюте (в конверте, значит) и я буду доволен, на « Ашан» то всё, небось, хватит? А в конверте том маляву региональным котам отпишу, без марки, натурально. Пусть знают, как дачные паханы умеют устраиваться! Всё решено! Как только белые мухи полетят, в сенат ухожу. Где вот только он обретается, не знаю. Слышал я, что язык до Киева доведёт. Значит и сенат в Киеве находится. Точно в Киеве! Потому, что там, где сенат хозяйкой женщина значится и в том Киеве тоже хозяйка – женщина. Да, к тому же и Киев – столица. Таких совпадений не бывает! А то, что она с косой, так это просто: пристегнул – отстегнул и тело в шляпе. А мыши то там, говорят, одним салом питаются. Вот жирные то, наверное. Вот уж там отъемся! Ой, размечтался я что- то. Не вышло бы, как с той Аллергией, не ко сну будь она помянута!

Нашему то Юрику отдушину потом дали. Сосватали ему на место Рыжика кошку, тоже рыжую, беспризорницу, бесприданницу. Ланкой прозывается. Такая была зануда. Всё жаловалась, что хозяева её не любят, на неделю одну оставляют. Оставить бы тебя, привереду, одну на всю зиму, узнала бы почём фунт лиха и где раки зимуют. Теперь на участки и глаз не показывает. Видать примазалась к новым хозяевам и живёт себе на полном пансионе. Почему это часто бывает, что пустая кошка умеет полного хозяина оболтать? Ведь нет в ней никакого внутреннего содержания, видимость одна: мордашка круглая, глазищи по пятаку, да хвост, как у бобра. Наверное, Рыжик прав был, судьба то всё же есть, да не всем такая достаётся, как этой мурлетке Ланке. Юрик стал снова на свою фазенду приезжать, но реже, чем раньше. Поэтому общественная миска то полна, то пуста. Соответственно и мой желудок. Поэтому я заканчиваю свой рассказ на печальной ноте, радоваться то нечему. Впереди очередная зима! А насчёт Киева я сомневаться стал. Говорят, что в ихнем сенате мебелью кидаются и кучу малу регулярно устраивают. Там могут и хвост отдавить, а какой кот без хвоста? Это как инвалид без группы. Да и зимой с отоплением сената у них трудности. Какие то куркули с них монеты требуют за отопление и чтобы на обеих сторонах монеты мешок золота был изображен, а у них таких монет нету. Есть только такие, где с обеих сторон кукиш значится. Вот и думай тут! В сенат бежать или тут оставаться, на обжитом месте. Ладно, ещё не вечер, спать ложусь. Утро вечера мудренее.

Привет всем от бездомного кота!

Май 2009г.









• ЮМОР •

творчество посетителей cats-портала:

В CATS-библиотеке я постаралась собрать литературные произведения, героями которых являются коты и кошки, либо им отводится небольшая, но заметная роль. Здесь представлены как и всем известные авторы, так и творчество начинающих. Присылайте стихи и рассказы по адресу info@mau.ru

Обычное для всех Котов свойство - избегать людей, которые кошек любят, и попадаться тем, кто их не переносит. (Дж. Холдмэн, Рядовой Манделла)
Все афоризмы про кошек

Несмотря на то, что практически всю жизнь котов занимают сон и еда, есть в них что-то загадочное.
Юмор про кошек



На главную