CATS-портал mau.ru
Гостиница для кошек в Москве Cat's Dream Hotel

Алекс Экслер

ЗАПИСКИ КОТА ШАШЛЫКА


Свершилось чудо! Нет, конечно не в том смысле, что ребята подарили мне свою квартиру в полную собственность или привезли персидскую кошечку. А просто Андрей выполнил какой-то крупный программный заказ (до сих пор не знаю, как это ему удалось… я так думаю, что он просто взял какую-то свою старую программу, дал ей новое название, после чего сплавил клиентам; потому что по моим наблюдениям в течение дня непосредственно работой он занимался за 10 часов примерно минут пятнадцать, а все остальное время уходило на интернетовские сайты, чтение почты и ругань в форумах), заработал на этом денег и купил машину! Чего, спрашиваете, я радуюсь? А как мне не радоваться, когда теперь этот компьютерный маньяк целыми днями торчит у этой самодвижущейся скороварки, заползая домой только для того, чтобы хлебнуть чайку. Он теперь даже пиво почти не пьет. В смысле, утром и днем не пьет. Вечером, конечно, свои законные три-четыре бутылки - завсегда, но хоть днем теперь в глазах что-то светится.

Конечно, купил он не "Ламборджини-Дьябло" и не "Альфа-ромео", а какую-то скромную отечественную машину, которую он называет "копейка". Но я думаю, что она все-таки стоит хоть немного подороже. Потому что машина, какая бы она ни была плохая, куда-то ухитряется ездить. Зато мне теперь - полное раздолье! Обычно бои на всех фронтах идут только с Андреем, а Света мне, в принципе, разрешает делать все, что заблагорассудится, кроме битья посуды, так что я теперь блаженствую по полной программе. Хочу - прямо на клавиатуру лягу (между прочим, штука для котов очень полезная: массаж всего тела получается, особенно если легонько перекатываться по ней туда-сюда), захочу - на диване изваляюсь до колотья в боку, и никакой пивоватый компьютерщик меня оттуда не сгоняет. Так что не жизнь пошла, а сплошная малина. Еще бы кошку мне, а то инстинкты уже выросли, и было бы совсем не о чем мечтать.

Андрей же под воздействием своей "копейки" изменился чуть ли ни на сто процентов. Раньше у него только и разговоров было, что о компьютерах, Интернете, форумах и этой "почте фидошной". Мне Свету так было жалко. Она, бедняжка, науродуется за полный рабочий день, приходит домой, готовит-парит-стирает-убирает, после этого только собирается пойти лечь с книжкой и чесать мне пузико - ан нет! Заявляется это дитя компьютерного века, которое весь день сиднем просидело за компьютером, ужинает (это у него так считается - ужинать; лично я этот процесс называю "экскаваторные работы по уничтожению недельного запаса продуктов"), дует свое пиво, его расколбасивает, после чего бедная Света полночи должна сидеть на кухне и слушать заумные речи о то, что "Дезет поругался с Базилем. Новый сегмент до сих пор не пришел, хотя уже четверг. В руанекдот залетел Орел и рассказал новый анекдот про курочку и яичко. В сисопах опять объявился Генералов, так что всем придется надевать противогаз. Экслер отказался принять на бекбон EXP.SYSOP, хотя это незаконно" и тому подобную галиматью, так что у Светы под конец так называемой "беседы с мужем" глаза становятся примерно как у моей мамочки, когда она активно общалась с папочкой, а в этот момент в комнату зашла ее хозяйка - престарелая девственница.

Впрочем, теперь ненамного лучше, потому что Свете приходится выслушивать уже бесконечные истории о "прокладках, маслосъемных колпачках", о том, что "сальник, падла, протекает", "колесо каждый день подкачивать приходится, видать золотник где-то пропускает", "у стартера бендикс пора ремонтировать", "вчера представляешь - два километра машина сама проехала, ну, в смысле, на тросе, но заведенная" и так далее. Одно хорошо - парень за день так ухайдакивается (все-таки, физический труд, а не сидение за компьютером), что после одной-двух бутылок пива его с катушек валит напрочь. Так что Андрей частенько засыпает прямо за столом. При этом поскольку объединенных сил группы войск - Светиных и моих не хватает, чтобы его поднять и дотащить до кровати, он так и остается дрыхнуть за столом, а мы со Светой идем в спальню, чтобы читать книжку (она) и чесать животик (мне).

Но в эту субботу Андрей объявил, что так как семья стала обладателем транспортного средства, которое иногда даже движется почти без помощи человека или другого транспортного средства, мы теперь полным составом будем ездить на дачу. Я поначалу обрадовался. Красота какая! Ребята уедут на дачу, а я весь день смогу уродоваться по квартире так, как левая пятка пожелает, и никто мне и слова не скажет. Но оказалось, что Андрей и меня намеревается взять с собой. Света попробовала было возразить, но Андрей твердо заявил, что Шашлыка одного дома он не оставит. Во-первых, сказал Андрей, это чревато порчей семейного имущества. Во-вторых, с точки зрения простой любви к животным кота надо вывезти на дачу. Пускай он там поколбасится по улице, может какую кошку встретит, а то ему уже давно пора. Заодно потом в квартире орать не будет.

А чего? Неплохая мысль, подумал я. У парня явно мозги на место встали после покупки этого железного коня (или кобылы; я в породах машин не сильно разбираюсь). Раньше он так ясно и логично не изъяснялся. Но оказалось, что мозги у Андрея прочистились еще не до конца. Поэтому мысль везти меня на дачу запертым в сумке мною сразу была отметена как неконструктивная. Точнее, не сразу, а в течение получаса. Они меня-таки исхитрились словить и засунуть в хозяйственный баул, ценой десятка царапин у Андрея и порванного рукава кофты Светы, но я быстро обнаружил, что если как следует упереться всем телом в сумку, то молния сама раскрывается, и я оказываюсь на воле.

При этом я, разумеется, орал, как толпа паломников при виде оазиса, так что сверху даже спустились соседи и попросили Свету, как они выразились, "потише играть на пианино". Но Андрей сдаваться не собирался, поэтому меня еще раз с боями засунули в сумку, закрыли молнию и прикрепили закрывающий замочек к сумке английской булавкой. Видали, до чего додумались? Но я сдавать не собирался, поэтому начал в сумке метаться и подпрыгивать, от чего сумка свалилась на пол и вместе со мной прыгала по полу. А этот Андрей, негодяй, смотрел на сумку и хохотал так, что у него чуть пупок не развязался.

Зато я все-таки победил. Замок-то выдержал, но молния от мощного напора разошлась посередине, и я снова вырвался на волю. После этого Света сказала, что больше не собирается Шашлычка засовывать в сумку и предложила Андрею везти меня так. Мол, она всю дорогу будет держать меня на руках, так что я никому не помешаю. Андрею пришлось согласиться, потому что уже давно пора было выезжать и времени на третью попытку засунуть меня в сумку уже не оставалось.

Света взяла меня на ручки, и вся наша семейка в полной красе выползла во двор, где у подъезда дожидалась андрюшина ненаглядная "копейка". Впереди шел гордый свежеиспеченный автовладелец, а позади - Света со мной на руках. Рядом с нашей машиной стоял тоже древний "Жигуль", в котором копался мужик, довольно замызганного вида.

- Здорово, Петрович! - громко приветствовал его Андрей, явно желая обратить внимание мужика на нашу компанию. - Вот решил свое семейство на дачу вывезти, - сказал он, кивнув на меня со Светой. - Свежий воздух, и все такое…

- Воздух - это правильно, - рассудительно сказал мужик. - Вот только зря этого ты зверя с собой берешь.

- Почему? - удивился Андрей.

- А я своего животного тоже как-то на дачу повез, - охотно стал объяснять Петрович. - Жена настояла. Возьмем, грит, Кузю на дачу, а то он дома все запысал. Вот и взяли его на свою голову, - сказал Петрович, почему-то замолчал и снова принялся ковыряться в своей машине.

- Ну, Петрович! Так чего было-то? - все допытывался Андрей.

- Чего, гришь, было? - мужик снова оторвался от автомобиля и неодобрительно посмотрел на меня. - Всю шею мне исцарапал - раз, - Петрович загнул один палец, - на руль прыгнул так, что я чуть не врезался - два, - Петрович загнул второй палец, - с испугу накакал на приборную доску - три, - Петрович торжествующе загнул третий палец, важно посмотрел на Андрея и опять полез в машину.

- Да? - произнес Андрей, который был явно потрясен этим волнующим рассказом.

- Угу, - раздалось из машины Петровича.

- Слышь, Свет, - нервно сказал Андрей. - А может, ну его, Шашлыка? Зачем он там, на даче? Давай его здесь оставим. И ему спокойней, и нам.

- Ну уж нет! - решительно сказала Света. - Ты больше слушай, что всякие алкаши болтают. Решили, что Шашлычок с нами поедет, пускай с нами едет. Вон, посмотри, он совсем и не боится.

Я, конечно, понимал, что Света Андрея просто успокаивает, но мне от этого было не легче. Сами посудите - практически первый раз на воздухе после черт знает какого перерыва. Такое пространство я видел в последний раз только на Птичьем рынке, да и то, когда был совсем крошкой. А потом столько времени просидел в четырех стенах. Конечно у меня сейчас глаза были - на двадцать копеек, и когтями я совершенно непроизвольно впился в Свету так, что отодрать меня от нее не было никакой возможности.

- А если он на приборную доску накакает? - не сдавался Андрей, которого эта часть рассказа Петровича особенно поразила.

- Да сам ты на доску накакаешь! - возмутилась Света. - Что за манера - подозревать кота во всех преступлениях, которые он еще не совершил.

- Когда совершит, то будет уже поздно, - мрачно сказал Андрей, открывая машину.

Света меня попыталась было посадить на полку под задним стеклом, на я начал орать на весь двор, намекая, что хочу остаться у нее на ручках.

- Вишь, как заливается, - прокомментировал Петрович. - Сейчас точно чего-нибудь наделает.

- А вы, Михаил Петрович, - со злостью сказала Света, - занимались бы лучше своей машиной. Посмотрите, как она у вас грязью вся заросла. Неудивительно, что кот ее за сортир принял.

Петрович поперхнулся, но не нашел, что ответить, поэтому заткнулся и снова скрылся под капотом своего агрегата. Света вместе со мной кое-как уселась на переднее сидение, Андрей завел машину и мы поехали.

Первые минут десять я сидел спокойно, с интересом разглядывая мелькающие за окном предметы. Потом мне захотелось посмотреть, что там видно из окна Андрея, поэтому я отцепился от Светы и полез на плечи Андрея.

- Света! - заверещал он, как ненормальный. - Этот Шашлык на меня полез! Я сейчас врежусь куда-нибудь!

Света занервничала и попыталась меня оторвать от его рубашки. Но у меня сработал железный рефлекс: как только вокруг начинается какой-нибудь шум-гам, надо покрепче вцепиться когтями во что-нибудь, и не отпускать ни под каким видом. Так и сделал. На беду Андрея, рубашка у него была довольно тонкая, так что вцепился я ему прямо в плечи. Андрей завыл и стал петлять по дороге, распугивая все встречные "Камазы". В общем, шум поднялся - ужас просто. Я изо всех сил держусь на Андрее, чтобы не свалиться от всей этой тряски, он орет, Света кричит на меня и на мужа, так что не машина получилась, а дурдом на колесах.

Наконец, Андрей додумался остановиться. Машина встала у обочины, парень открыл дверь, аккуратно выполз наружу и встал во весь рост. Я почувствовал, что тряска прекратилась и спрыгнул на дорогу. Андрей молча наклонился и достал из машины здоровенную тряпку, которой он протирает стекла. Тут я почувствовал что-то неладное, но пока не очень понимал - что именно. Я-то ничего плохого не сделал. Просто полез посмотреть в левое окошко. А что вцепился в Андрея, когда меня Света попыталась снять, так это совершенно нормальная реакция. Чему тут удивляться-то? Да и машина еще тряслась кошмарно! Я же мог упасть!

- Ну, Шашлычок, - сказал Андрей как-то подозрительно ласково. - Вот сейчас тебе и пришел полный … - вдруг заорал он и попытался очень сильно и резко треснуть меня тряпкой.

Я, конечно, успел шмыгнуть под машину (у котов, слава Сметане, реакция получше, чем у этих увальней - людей), а Андрей не сумел сдержать полета скрученной тряпки и со страшной силой шваркнул ею себе по ногам. Что тут началось! Андрей говорил ТАКИЕ слова. Как ему не стыдно при жене-то? А с какой стати он намекал на какие-то интимные контакты с моей дорогой мамочкой - уж совсем не пойму. Парень, наверное, перегрелся на солнышке. Впрочем, оно припекало уже совсем по-весеннему.

Концерт продолжался минут десять, причем совсем даже без заявок жителей села. Правда, пара бабулек, которые проходили неподалеку, остановились, чтобы послушать поток андрюшиного сознания, но он и бабулькам объяснил все, что он думает о них, об их мужьях, о селе и крышах всех его домов, так что бабки испуганно перекрестились и галопом помчались куда-то в сторону через поле.

Наконец, Свете удалось Андрея успокоить. Ему смазали зеленкой плечи и ноги, посадили за руль, а меня Света аккуратно вытащила из-под машины и водрузила под заднее стекло. Я вцепился передними лапами в обивку верха задних кресел и затих. Андрей подозрительно посмотрел на меня в зеркало заднего вида и сказал:

- Если ты, подлое животное, меня еще хоть раз тронешь, до дачи не доедешь. Оставлю в первом попавшемся селе. Продам на мясо для пирожков, которые они на железнодорожной станции продают.

- Да что ты такое говоришь-то, - вступилась было Света, но он на нее так цыкнул, что она тут же затихла.

Ой, напугал! Да я и не собирался на него прыгать. Очень он мне нужен. Мне и сзади хорошо. И главное - никто меня не трогает и не пытается отодрать от насиженного места.

Потихоньку поехали дальше. Андрей успокоился, видя что я лежу смирно и на него прыгнуть не покушаюсь, Света тоже расслабилась и стала рассматривать окрестности. В машине было ужасно душно, но ребята почему-то не догадались открыть хоть одно окно. Пришлось мне организм охлаждать так, как это делают многие животные, покрытые мехом - с помощью языка. Я открыл рот, высунул язык и лежал, тяжело дыша, заботливо следя за тем, чтобы язык был высунут наружу как можно дальше. Нет, мне не было уж НАСТОЛЬКО плохо, но душновато - это точно.

В какой-то момент Андрей бросил взгляд на меня, удивился и сказал жене:

- Свет, чего это с Шашлыком? Он, часом, не помирает? Коты же так язык не высовывают. Только собаки.

Да, уж. Познания у парня - просто энциклопедические. Я с презрением посмотрел на него и отвернулся к окну.

- Ой, - неожиданно завизжала Света, посмотрев в мою сторону, - останови немедленно! Шашлычку плохо!

Андрей резко дал по тормозам так, что я не удержался (не ожидал такого рывка) и кубарем скатился на заднее кресло, чудом не прикусив язык.

- Ты посмотри, - продолжала кричать Света, - его даже лапки не держат, бедного! Это ты уморил кота, садист!

Я совсем перепугался от этих криков и забился между креслом и сидением. Но Света меня оттуда выдрала решительным жестом, вытащила наружу и поставила на травку, приговаривая:

- Давай, Шашлычок, дыши. Может тебе искусственное дыхание сделать?

Кстати, на свежем воздухе мне сразу стало легче, и язык я спрятал обратно.

- Все, - довольно сказал Андрей. - Кот уже не умирает. Ложная тревога. Поехали дальше.

Но Света настояла, чтобы мы еще минут пять побыли на свежем воздухе, после чего меня снова водрузили под заднее стекло, Света села рядом и стала махать у меня перед носом газетой. Окно открыть они так и не догадались. Во ребята дают! Ну просто обалдеть можно, какие догадливые. А я из-за этой газеты расчихался во все стороны, потому что Света ее достала из багажника, где было очень грязно и пыльно.

Наконец, добрались до этой чертовой дачи. Я все это время так чихал, что чуть уши не оторвались. А Света приговаривала:

- Бедный, бедный Шашлычок. Это у тебя, наверное, аллергия на бензин, - и все тыкала мне в нос свою пыльную газету.

Ужас просто. Я думал, что живым не доеду. Или доеду, но без носа и ушей. Но все плохое когда-нибудь заканчивается, и тогда начинается еще более плохое. Приехали мы на эту дачу.

Кстати, я давно подозревал в Андрее некоторый максимализм. Когда он говорил "дача", я представлял себе здоровенный двухэтажный каменный дом с огромным участком, покрытым английским газоном, по которому туда-сюда носятся восхитительные жирные мышки. На деле же деле "дачей" оказалась полуразвалившаяся деревянная халупа, которая стояла посреди жутко заросшего участка. Ну халупу я еще мог пережить. Но участок, поросший жутким бурьяном, меня доконал. Потому что даже если там и были мышки, то поймать их среди этих зарослей было невозможно.

Андрей, тем не менее, прокричал, ничуть не смущаясь жутким видом этой развалюхи:

- Итак, добро пожаловать в мои хоромы, - с этими словами он потянул за веревочку на калитке, которая должна была служить ручкой, после чего калитка рухнула на землю вместе со всем забором.

После этого Андрей минут двадцать искал по всей территории ключ от "дачи", который его родители должны были, по его словам, "оставить в потайном месте". Надо сказать, что мы со Светой за пять минут насчитали примерно двести-триста потайных мест на этом участке, так что Света уже стала бояться, что Андрей будет искать ключ до самого нашего отъезда. Однако Андрею через некоторое время надоело изображать из себя юного следопыта, поэтому он подошел к двери, несильно потянул за ручку и дверь распахнулась, выдрав скобу замка из косяка. Андрей снова повторил свою приглашающую фразу, правда уже не так уверенно, и мы зашли внутрь. Точнее, Андрей со Светой зашли, а я заехал у Светы на плече.

Внутреннее убранство комнат напоминало прекрасно выполненные декорации для какого-нибудь фильма о вампирах: старая полуразвалившаяся мебель, изъеденная жучком, пыль, грязь, паутина и мерзость запустения. Собственно, избушка состояла из сеней, кухни и одной комнаты, в которой была установлена здоровая русская печка, выходившая своей мордой на кухню.

- Мда-а-а-а, - пробормотала Света. - Это и есть тот самый "уютный загородный домик", который ты мне обещал перед свадьбой?

- А что? - начал защищаться Андрей. - Чем тебе не нравится? Воздух, воздух-то какой! - сказал он, шумно втянул носом всю эту пылищу и закашлялся минут на пять.

Заодно и я раз десять чихнул для компании. Ненавижу пыль. У меня сразу от нее аллергия делается, и тогда я могу поцарапать кого угодно, хоть слона.

- Да ты посмотри, какая тут грязь! - сказала Света.

- Конечно грязь! - рассвирепел Андрей. - Спасибо, что заметили. Дом стоял без людей всю осень и зиму. Бери веник, тряпку - и вперед. Вот тогда не будет никакой грязи.

Света тяжело вздохнула, спустила меня на диван, на котором я сразу провалился лапами внутрь сквозь сгнившую обивку, взяла веник и стала выметать комнату.

- Вот так-то лучше, - сказал довольный Андрей. - А то все бы вам критику наводить...

Но в этот момент его монолог был прерван диким визгом Светы. Главное, она заорала так неожиданно, что я шарахнулся от этого крика в сторону, треснулся о спинку дивана и был буквально погребен под слоем паутины и пыли.

- Чего орешь, дура? - испуганно спросил Андрей.

- Мышь! - пробормотала Света, еле живая от пережитого ужаса.

- Господи! - сказал Андрей. - Всего и делов. Я уж думал, что тебе в пятку крокодил вцепился.

- Кстати, - мрачно сказала Света, - я не удивлюсь, если здесь и крокодилы водятся, и летучие мыши-вампиры.

- Правильно, - удовлетворенно сказал Андрей. - Угадала. Летучие мыши здесь точно есть.

У Светы в глазах застыл немой ужас.

- Но они только на чердаке водятся, - успокоил ее Андрей. - В комнату практически не залетают.

Но Свету это сообщение явно не успокоило.

- Да что ты нервничаешь? - рассердился Андрей. - Мы зачем Шашлыка взяли? Вот он сейчас всех мышей и переловит.

Ага, переловлю. Жди, как же. Я-то успел заметить мышь, которая испугала Свету. Это не мышь, а бегемот какой-то. Тут, наверное, где-то протечка радиации была из счетчика Гейгера, вот мыши и мутировали. Нет, я бы с удовольствием поохотился на вкусную маленькую мышку, но только не на мутанта. У нее, скорее всего, и мясо-то отравленное. Потом, я же инстинкты-то особенно не тренировал. Могу и не справиться с таким зверем. Вот если бы мне газовый баллончик купили, тогда другое дело.

- Слышь, Шашлык? - сказал Андрей. - Фас! Пильнуй! Иди мышей ловить.

Нет, вы видали? Совсем парень спятил. Дает коту собачьи команды и думает, что я его буду слушаться.

В этот момент Света снова завизжала, как электропила при виде сочного куска дерева. Чего она так орет-то? А-а-а-а! В углу, оказывается, снова показалась мышка.

- Шашлык, апорт! - заорал Андрей, который больше не мог интеллигентно заниматься моей дрессировкой, поэтому он просто взял и отвесил мне здоровенного пинка, от которого я перелетел в светин угол и упал прям на эту чертову мышку.

- Андрей! - заорала Света, - Он ее поймал!

- Ай, маладца, - сказал Андрей хмуро. - Но если он думает, что я ему пинками буду всех мышей в доме указывать, то парень сильно заблуждается.

Мышь, между тем, в моих лапах слабо трепыхалась. Что с ней делать дальше, я не знал.

- Ой, Андрей, - снова закричала Света. - Он же ее убьет!

Надо было видеть лицо Андрея. Он долго собирался что-то сказать, но потом громадным усилием воли сдержался.

- Андрюша! - продолжала кричать Света. - Ну сделай же что-нибудь! Он же ее мучает!

Андрей пробормотал какие-то слова по поводу мамы Светы, моей мамы и всех родителей этой мышки, вплоть до седьмого колена, подошел к нашей живописной группе и взял у меня из лап эту чертову мышь. Молодец парень. А то я действительно не знал, что с ней делать. Можно было, конечно, ее слопать, но во-первых - я привык к пище, которая не убегает и не трепыхается, а во вторых - нормально пообедать под крики Светы было затруднительно. Я не люблю, когда мне аппетит портят криками-воплями.

- Ну? - сказал Андрей, помахивая зажатой в руке мышью. - Чего с ней сделать? В колодец кинуть?

- Какой же ты все-таки злобный, - сказала Света, с отвращением глядя на своего муженька. - Неужели не видишь, что у мышки повреждена лапка? Это все злобный Шашлычищще ее чуть не убил, - тут она на меня замахнулась веником, и я на всякий случай убежал обратно на диван. - Сломал бедной мышке лапку.

- И что ты хочешь, чтобы я сделал? - спокойно спросил Андрей. - Доломал ей лапку совсем или еще чего?

- Садист! - вскрикнула Света, и Андрей мерзко захихикал. - Ей надо лапку перевязать.

- Что-о-о-о-о-о?

- Не "что-о-о-о-о-о", - передразнила Света, - а лапку ей надо перевязать. Чтобы кость правильно срослась.

- Ну и перевязывай ей лапку, если тебе надо, - сказал Андрей. - У меня тут по дому еще работы полно.

- Я не могу, - объяснила Света. - Я ее боюсь.

Андрей посмотрел на жену очень внимательно, снова громадным усилием воли подавил в себе желание что-то сказать, после чего удалился с мышкой на кухню. Мы со Светой остались в комнате в ожидании результатов. Через пять минут появился Андрей, который нес коробку из-под обуви. В коробке сидела мышка, лапа которой была перевязана красной ленточкой.

- Прошу, - произнес Андрей. - Угощайтесь.

- Спасибо, милый, - ласково улыбнувшись, сказала Света. - Я знала, что у тебя доброе сердце.

Я тоже подошел к коробке, чтобы посмотреть на следы хирургической деятельности Андрея, но только схлопотал от еще меня не простившей Светы веником по горбу. Нет, ну ничего себе? Как Андрей с ней живет? Она же просто мегера!

Потихоньку все успокоились. Андрей начал "уборку дома", которая заключалась в том, что парень воткнул телевизор в розетку, открыл банку пива и стал с таким напряженным вниманием смотреть этот ящик, как будто его не видел целую вечность. Света же принялась готовить обед. Но это только называлось "готовить обед", потому что она поставила коробку с мышонком на обеденный стол и каждые две минуты подбегала к нему, спрашивая: "Ну что, бедненький, как у тебя ножка? Заживает?"

Я же немного пошлялся по дому и проинспектировал все углы. Но ничего интересного, кроме пыли и паутины, не нашел. От скуки даже забрался на колени к Андрею, и тот - вы представляете? - меня даже не согнал. Просто утреннее происшествие нас сильно сдружило. На него до этого Света никогда так не орала, да и меня ударила в первый раз. Так что мы чувствовали себя товарищами по несчастью.

Но и тут случилась неприятность (воистину, этот день был очень урожайным на всякие плохие события). Я разнежился у Андрея на коленках и в какой-то момент решил потянуться. Ну и потянулся. Но при этом голова с лапами оказались над полом, я испугался, что упаду, а у кота какая первая реакция на опасность? Правильно! Выпустить когти. Ну я и выпустил когти, забыв, что задними лапами упираюсь прямо Андрею в эти... как их... в достоинства. Андрей завыл, как "Титаник" перед отправкой в свое последнее путешествие, опрокинул на меня банку пива и стал ругаться совершенно жуткими словами.

На шум из кухни выглянула Света и закричала, чтобы мы не смели так орать, потому что "мышка только что заснула". Тут Андрей совсем рассвирепел, схватил меня за шкирку и выставил на улицу, сказав, что до вечера не желает меня видеть. Ничего себе цаца! Что я ему такого сделал? Явно ничего страшного, раз он может ходить и хватать меня за шкирку. Кроме того, я же молчу о том, сколько раз он на меня садился! Почему-то его никто за это до вечера из квартиры не выкидывал.

Спросите, а чего я так нервничаю? Мол, гулял бы себе по улице, раз такая шикарная погода... Все дело в том, что на улице мне, если честно, непривычно и страшно. Я же все время в квартире сидел и к таким пространствам не привык. Вот представьте себе, что вас на пару лет поселили в коробку из-под рояля, а потом резко выпустили в чистое поле. Наверняка вы помчались бы искать свою любимую коробку, обалдев от пространства. Вот и мне было очень неуютно.

Сначала попытался забиться под дом, тем более, что там дырок и отдушин было - хоть отбавляй. Но под домом было настолько мерзко и страшно, что я туда лезть не рискнул. Тогда стал осторожненько ходить вокруг дома, прижимаясь к стенам.

Ничего не скажешь, вокруг действительно было красиво, хотя и росло все в диком беспорядке. Зато воздух... В городе такого не учуешь. Пахло травами, деревьями, водой, словом - вкуснота необыкновенная. Я-то привык нюхать запах перегретого компьютера, пива и андрюшиных дешевых сигарет. Поэтому даже и не думал, что вокруг может так хорошо пахнуть. И от всей этой красоты расслабился я, стою в траве у дома и даже глаза немного прикрыл.

Вдруг смотрю - ко мне движется нечто подозрительное. Я глаза пошире открыл... Боже мой! Это же кот! Но какой! Огромный, рыжий, одно ухо порвано, глаза хищные, лапы мощные, ну просто страшно посмотреть. Я, честно говоря, перепугался, потому что первый раз такого боевого кота увидел. Но инстинкты сработали мгновенно. Тело приняло боевую стойку, уши прижались, пасть оскалилась, и я тихонько зашипел: мол, не подходи, я, может, и не такой боевой, но второе ухо порву - просто не ходи купаться.

Рыжий, между тем, подошел эдак небрежно, вразвалку, остановился неподалеку и говорит презрительно:

- Чего, городской бездельник к нам, как я вижу, пожаловать изволили?

- Да мы на денек всего, - храбро отвечаю я. - Сказал своим, что воздухом подышать хорошо бы. Вот и приехали. Через часик скомандую обратно ехать. Так что на Вашу территорию никто не посягает.

Рыжий посмотрел на меня презрительно, немного помолчал и заявил:

- Ты, это... Имей в виду. В своей халабуде можешь торчать себе, сколько хочешь. Разрешаю даже по участку ходить, потому что мне эти тропические заросли ни на фиг не сдались. Но если ты, паскуда, вздумаешь хоть лапой за ограду вылезти или я в твоих краях председательскую Мурку увижу - молись тогда, городская игрушка, - и Рыжий очень страшно поднял лапу. - Я тебя в момент на клочки разорву. Как прошлогодний матрас.

Тут я не выдержал муки угроз и ка-а-а-а-ак заору. Я же другим способам борьбы с внешним врагом не сильно обучен. Практики было мало. А орать умею очень здорово. Потому что на Андрея, когда Света ему наказывала меня покормить, а он, естественно, забывал, другой управы не было. Мой же вопль проникал сквозь все его наушники и гром из колонок.

Рыжий, как было видно, не ожидал такого мощного отпора, поэтому опустил лапу и аж присел от неожиданности. В этот момент прямо над нашей головой раскрылось окно и послышался негодующий Светин голос:

- Это какая же тварь мне тут концерты под окном устраивает и мышке спать не дает? - с этими словами Света вылила прямо на Рыжего здоровенную миску с водой и картофельными очистками.

Вот тут я развеселился так, как в тот самый день, когда впервые попробовал осетринку, - уж очень быстро Рыжий из грозного кота-убийцы превратился в тощее и мокрое животное, у которого с ушей свисают картофельные очистки. Рыжий и сам понял, что мгновенно потерял авторитет в моих глазах, поэтому только бессильно взвыл и зигзагами поскакал куда-то на другой конец деревни.

Света закрыла окно и вернулась в дом, я же еще немного постоял, переживая свою победу, один раз даже что-то гордо мявкнул, а потом, уже не сильно чего-то боясь, отправился по участку.

Там было столько всего интересного. Один раз наткнулся на странное животное, похожее на здоровенную мышь, но у которого не было глаз. Я его лапой потыркал-потыркал, думал даже - не слопать ли мне его для более близкого знакомства, тем более, что от Светы сегодня полноценного обеда можно было не ожидать, но эта тварь мне чуть нос не исполосовала своими длиннющими когтями, так что я решил не связываться.

Жука какого-то нашел. Играл с ним, играл, тот все так смешно ворочался вокруг себя и размахивал многочисленными лапами, а потом вдруг расправил крылья, взлетел и ка-а-а-к даст мне в лоб... Я от неожиданности чуть не упал. Впрочем, жук-то упал кверху брюшком и стал опять крутиться вокруг себя, размахивая крыльями. Я понял, что он не нарочно в меня врезался, а то ли сослепу, то ли рано автопилот включил, поэтому не стал его больше дергать.

Мышей на участке почти не было. Только один раз вдали что-то промелькнуло, но то ли это была мышка, то ли тень от самолета - я так и не понял. Короче говоря, погулял я там, погулял, чувствую, жрать хочу - просто сил никаких нет. Поднялся на крыльца и стал мявчить у дверей. Ноль внимания. Спел им "Песню голодного кота". Опять никакой реакции. Провыл "последнее кошачье предупреждение". Дверь по-прежнему закрыта. Понял, я, что не хотят меня сегодня кормить, забился под лавку, стоящую на крыльце, и загрустил. Но через пять минут - представляете? - открывается дверь, на крыльцо ставится коробка с этим мышонком и дверь закрывается. Я даже мяукнуть не успел.

И как, спрашивается, это понимать? Что я могу пообедать мышонком? Вот поди их пойми. Хоть бы какой намек сделали. Но природа, как говорится, берет свое. Жрать-то хочется. Такое ощущение, что живот уже к спине прилип. Подхожу к коробке, смотрю - лежит там эта мышь. И ничего у нее, между прочим, не сломано. Просто лапа ленточкой перевязана. Я же когти-то не выпускал, чтобы не ободрать их на полу, если промахнусь от андрюшиного пинка. Просто прижал ее лапами, так что никакие внутренние органы ей не повредил.

Мышь, как меня увидела, так сразу начала нарезать круги по коробке и противно-противно запищала. Не выношу этот звук! Кстати, не все знают, что коты, на самом деле, не так уж любят мышей в гастрономическом плане. Они просто звук этот кошмарный не выносят. Я его тоже долго выносить не мог, поэтому лапой свернул коробку набок, чтобы мышь оттуда выскочила, и мне было удобно ее придушить. Мышь, между тем, когда коробка перевернулась, резко оттуда выскочила и помчалась вниз по лестнице. Я за ней, но сходу налетел на ведро, и мы с ним покатились вниз, пересчитывая ступеньки. Эта подлая тварь, разумеется, быстро забилась куда-то под дом, а я поднялся и стал ощупывать тело на предмет повреждения ребер. Уж больно лестница была крутая, а я к каждой ступеньке приложился то ребром, то правым ухом.

В этот момент открылась дверь и раздался уже такой надоевший за сегодня Светин голос:

- Мышка, мышка, на-на-на! Я тебе орешков принесла!

В этот момент Света увидела пустую коробку, лежащую на боку, меня, зализивающего боевые раны, и как заорет:

- Андрюша-а-а-а! Я мышонка на улицу вынесла, чтобы он свежим воздухом подышал, так Шашлычищще его сожра-а-а-а-ал! - и Света залилась горючими слезами.

На крик выскочил Андрей, посмотрел на эту картину из-за светиной спины, сделал мне одобряющий жест рукой, а потом принялся делать вид, что меня ругает:

- Ах ты Шашлык-машлык, - делано грозно сказал Андрей. - Как же тебе не ай-яй-яй! Кто тебе разрешал мышку кусь-кусь? А ну, говори!

- Андрей, - чуть не рыдала Света, - вон у него изо рта ее хвостик торчит!

Я же сидел у крыльца, еще немного одуревший от недавнего падения, и смотрел на Свету во все глаза. Ну ничего себе! Я-то думал, что у меня хоть хозяйка приличная. А она оказалась - дура-дурой! Столько переживаний и несправедливых упреков из-за какой-то чертовой мыши! Внезапно из отдушины дома показалась та самая кретинская мышь. Видать, потеряла ориентацию в таком бардаке.

- Вот она, вот, - заорала Света, как ненормальная. - Живая, здоровая! Лови ее, Андрей, лови!

- Знаешь, Светик, - ласково сказал ей Андрей. - Меня возня вокруг этой дебильной мыши забодала уже - просто сил никаких нет. Тебе она нужна - ты ее и лови. А я больше к этой твари не притронусь. И Шашлыку запрещу. И между прочим, должен тебе напомнить, что нам уже скоро уезжать, а что я, что Шашлык - оба голодные, как два студента первого курса. Так что или ты дашь нам пожрать, или мы отправимся побираться по деревне, чтобы тебе было стыдно.

Света подумала и спросила, заливаясь слезами:

- А мышке правда здесь будет хорошо одной? Может ее все-таки поймать и с собой в город увезти?

Андрей посмотрел на нее внимательно и мрачно произнес:

- Боюсь, что я теперь мультфильм "Том и Джерри" до конца жизни смотреть не смогу, - с этими словами он пошел в дом и со злостью хлопнул дверью.

Света же стояла на крыльце, заливаясь слезами, но мышь быстро юркнула обратно под дом и больше не показывалась, поэтому девчонка через какое-то время успокоилась. Я же продолжал вылизывать пострадавшие бока и смотрел на нее с немым осуждением.

- Шашлычок, - сказала Света. - Ты прости, что я на тебя несправедливо накричала.

Я мотнул головой, мол, чего уж там; у вас вся семейка идиотская, и меня постоянно совершенно несправедливо обижают и наказывают, так что я уже привык. Света сбежала вниз по крыльцу, схватила меня в охапку и давай целовать, приговаривая:

- Шашлычок, один ты у меня остался. Один. Мышка убежала, неблагодарная.

Я же орал и отбивался, потому что после спуска вниз по лестнице всеми ребрами мне вот как раз этих тисканий не хватало. Внезапно снова раскрылась дверь дома, оттуда выглянул Андрей и заявил:

- Намекаю в последний раз. Если меня сейчас не покормят обедом, я начинаю бракоразводный процесс, - и захлопнул дверь.

Света сказала:

- Ну что, котик, пойдем кормить этого троглодита?

На что я коротко мявкнул, мол, троглодита - само собой, но и меня покормить давно уже пора. Света занесла меня в дом и стала быстро доготавливать обед. За столом сидел мрачный Андрей, в руках которого была вилка и здоровенный нож. На столе сидел я, в лапах которого ничего не было, но в глазах светилось неимоверное желание сожрать слона небольшого размера или весь черкизовский мясоперерабатывающий комбинат.

- Андрюша, - ласково спросила Света. - Ты чего будешь: картошку или макароны?

- Макароны, - мрачно ответил Андрей. - С картошкой. Только побыстрее и побольше.

- Хорошо, милый, - сказала Света, продолжая кашеварить.

Я же не выдержал, соскочил со стола и начал ходить вокруг Светы, периодически с ненавистью потираясь об ее ноги. Принципы - принципами, но жрать-то хочется. Расчет, кстати, оказался правильным, потому что мне за время готовки перепало несколько кусочков колбасы. Так что я, как говорится, червячка заморил, хотя там явно была целая анаконда. Андрей, между тем, успел сжевать полбуханки черного хлеба.

Наконец, обед был готов, Света накрыла на стол и все стали есть с такой страстью, как будто не кушали уже с неделю. Даже Света интеллигентно взяла руками целую половинку курицы и вгрызалась в нее, как студент в яблоко.

- Слышь, Свет, - прочавкал Андрей, к которому постепенно возвращалось хорошее настроение. - Так ты мне что приготовила?

- Как это что? - прочавкала в ответ Света. - Гречневую кашу с сосисками. Ты что, сам не видишь?

- А зачем тогда спрашивала - что я буду: макароны или картошку?

- Ну, - задумалась Света, - мне было интересно. Но у нас здесь нет ни макарон, ни картошки.

- Понял, - потрясенно сказал Андрей, после чего, как было видно, он решил больше не задавать глупых вопросов.

Я же сожрал свое размороженное филе хека и две сосиски, закусив все это дело упаковкой сметаны, после чего направился в сторону дивана, но не дошел, потому что от сытости подломились ноги, и я тяжело упал прям посреди кухни.

- Хорошо быть кошкой, - с завистью сказал Андрей, который наелся и пришел в крайне благодушное настроение. - Вот так идешь-идешь, а потом взял - упал. У нас так не принято. Сплошные ограничения.

- Да ты можешь падать здесь, где хочешь, - сказала Света. - Только я тебе не советую. В некоторых местах может пол провалиться.

- Кстати, - оживился Андрей. - Как тебе наше родовое поместье? Ведь если немного прибраться, то будет весьма милое гнездышко!

Света задумалась, критически оглядываясь вокруг. Наконец, сказала:

- Тебе, милый, как ответить? Честно или по существу?

- Честно, - ответил Андрей. - Честно и по существу.

- Я думаю, - сказала Света, - что лучше это дело облить бензином и поджечь. А на освободившемся месте построить нормальный дачный домик. Потому что это старье ремонтировать - смысла никакого нет.

- Вот так? - возмутился Андрей. - Ты вот так можешь говорить о моем отчем доме?

- Каком отчем доме? - в свою очередь возмутилась Света. - Ты же сам говорил, что родители купили эту халабуду, когда ты был в первом классе. И жил ты здесь только летом.

- Ну да, - ответил Андрей. - Но это не значит, что ты можешь издеваться над домом, где прошло мое детство!

С этими словами он резко встал и направился было к дивану, но в пылу спора забыл об одной существенной детали: на полу кухни вольготно лежал я, пытаясь переварить шмат хека. И парень сослепу наступил мне прямо на хвост. Я, разумеется, взвыл так, что Рыжий на другом конце деревни опасливо прижал уши, и изо всей силы вцепился когтями Андрею в ногу, которую тот с испугу никак не догадывался убрать с моего несчастного хвоста. Разумеется, Андрей тоже заорал, как пароходная сирена, Света с испугу уронила стопку тарелок, которые она собиралась нести мыть, словом, грохота в этом доме хватило бы еще на две-три небольших семьи. Вдобавок ко всему, Андрей почему-то решил меня наказать за свою пострадавшую ногу, попытался было схватить меня за шкирку, но я вовсе не собирался сейчас делать вид, что поддаюсь его "воспитанию", поэтому располосовал заодно парню руку и убежал прятаться под диван.

Следующий час прошел в стенаниях Андрея, который валялся на диване, жалел себя и проклинал меня. Почему меня, хотя он сам виноват, - не знала даже Света. Но в поступках людей часто не бывает вообще никакой логики. Наконец, Света ему прижгла перекисью все царапины, перебинтовала особо - как сказал Андрей - кровавые раны, и мы стали потихоньку собираться домой.

Как обратно ехали - даже рассказывать не могу. Андрей настолько был увлечен своими "боевыми" ранениями, что думать забыл обо мне и об опасности которую для него представляет кот в машине. Он всю дорогу орал, что не может пользоваться правой рукой и правой ногой, так как они исполосованы этим тигром (то есть мною), которого он легкомысленно пригрел у себя на груди. Поэтому в задачу Светы входило нажимать левой ногой на педаль газа, а также переключать передачи. Так что вы можете представить, как мы ехали. Впрочем, разрушения, которые мы принесли окружающим по дороге домой, были минимальны. Один раз легонько сшибли бабку, которая торговала у дороги. Она было подняла крик, но Света купила у нее целое ведро червивых яблок, так что бабка быстро успокоилась и даже помогала выталкивать машину из канавы. Проломили два забора, но поблизости хозяев не было, так что это удовольствие нам ничего не стоило. Четыре раза нас останавливали гаишники, глядя на те кунштюки, которые "копейка" выделывала на дороге, но поглядев на то, как Андрей со Светой вдвоем управляют машиной, немедленно нас отпускали, а двое даже перекрестили машину на дорожку.

Так что домой приехали живые и относительно здоровые. И у машины всего-то был помят передний бампер, разбита одна фара (Андрей сказал, что наплевать, потому что она все равно не горела) и снесено боковое зеркало. Поднялись в квартиру, Андрей достал из холодильника пиво и стал понемногу приходить в себя. К десятой банке он меня простил и даже почесал мне шейку. Я сделал вид, что в восторге и немного побурчал внутренним моторчиком.

Но весь вечер меня грызла мысль, что я что-то забыл сделать... И никак не мог вспомнить, что именно. И только укладываясь спать, сообразил: я же ему на приборную доску так и не накакал! Ну ничего. Это дело поправимое.

24 февраля - 3 марта 2000 г.

Copyright © Алекс Экслер
Сайт автора









• ЮМОР •

творчество посетителей cats-портала:

В CATS-библиотеке я постаралась собрать литературные произведения, героями которых являются коты и кошки, либо им отводится небольшая, но заметная роль. Здесь представлены как и всем известные авторы, так и творчество начинающих. Присылайте стихи и рассказы по адресу info@mau.ru

Лучший ресторан в центре Москвы

Если ты толст и неуклюж, принимай изящные позы. Это золотое правило известно даже кошкам. (Джон Уэйтс)
Все афоризмы про кошек

Если кот лежит и не ест, значит, он уснул.
Юмор про кошек



На главную