CATS-портал mau.ru
Гостиница для кошек в Москве Cat's Dream Hotel
ПЕТРОВИЧ

Сергей Коркин

ПЕТРОВИЧ


Петрович уже не помнил, когда все это началось - может быть два, а может и четыре года назад. Вначале он не придавал этим изменениям особого значения. Да, он был слегка удивлен, когда ЭТИ МОХНАТЫЕ ТВАРИ вдруг заговорили, но пожав плечами, подумал, что наверно так и должно быть. Постепенно ИХ становилось все больше и больше - ОНИ выглядывали из окон квартир и шикарных автомобилей, ИХ разношерстная братия оккупировала все телеканалы, а наступить кому-нибудь из НИХ в автобусе на хвост стало вполне обычным делом.

Окружающий мир изменялся постепенно, но быстро, и когда Петрович наконец спохватился, было уже поздно бить тревогу - он остался один. Да и зачем, спрашивается, бить тревогу, когда продолжают исправно платить зарплату, а до пенсии осталось каких-то два года? Одиночество же не было для Петровича новым чувством. Его жена умерла еще лет десять назад, а единственный сын - Антон - еще раньше уехал в Германию, откуда давал о себе знать лишь редкими поздравительными открытками и хрустящими заграничными дензнаками, вложенными в конверт между двумя фотографиями. С фотографий на Петровича строго глядела незнакомая женщина с широкими квадратными скулами и отвратительно рыжими волосами - жена Антона - и белобрысая мордашка внучки Петровича - Барбары. Петрович не любил вглядываться в лица этих совсем чужих ему людей, чем-то холодным и могильным веяло от этого буржуйского фотографического глянца.

Жил Петрович в старой двухкомнатной квартире на седьмом этаже самой обычной панельной девятиэтажки, а работал в крупной коммерческой фирме в центре города. Его скромная должность во всех бумагах значилась как «работник административно-хозяйственной службы», на деле же он был обычным разнорабочим. Собрать новую мебель, дотащить до буфета ящики с продуктами, прочистить забившуюся раковину - все это и еще великое множество других, больших и маленьких дел, входило в обязанности Петровича.

Если бы не работа, которая отнимала у Петровича, без всякого преувеличения, все его, давно уже немолодые силы, а потому не давала глубоко вдуматься в суть происходящего, то он наверное, уже давно сошел бы с ума. Ведь теперь он был единственным живым человеком в своем городе, а может быть даже и в мире. Остальные люди давно исчезли и вместо них были только КОШКИ, КОШКИ, КОШКИ...

Кошки-продавщицы продавали Петровичу продукты и газеты, кошки-телеведущие читали новости о кошках-депутатах и кошках-спортсменах, кошки-бабушки сидели на лавочках около подъезда, а кошки-подростки гоняли футбольный мяч под окнами соседнего дома. Жизнь шла своим привычным чередом, только вместо людей повсюду были КОШКИ, КОШКИ, КОШКИ...

Впервые, говорящего кота Петрович увидел в своем собственном подъезде. Однажды субботним утром его разбудил какой-то шум под окнами. Оказалось, что это сосед сверху продал квартиру и переезжает в другой район. На вопрос Петровича, кто теперь там будет жить, бывший сосед сказал только: «Заселится - посмотришь...» и как-то удрученно усмехнулся.

Наверно целую неделю наверху было тихо - ни тебе привычного храпа, ни звука бубнящего телевизора - тишина и покой! Но, как-то вечером, ложась спать, Петрович расслышал над собой странные скребущие звуки.

«Мыши!» - едва успел подумать Петрович, как наверху что-то щелкнуло и знакомый с детства голос Тамары Миансаровой запел, с легкость прорываясь сквозь тонкое бетонное перекрытие:

Жил да был черный кот за углом

И кота ненавидел весь дом...

«Ну, вот и заселились!», - подумал Петрович и устало зевнул - «Надеюсь, сегодня танцев не будет...»

Той памятной ночью Петровичу снился ужасный кошмарный сон, как-будто он идет по нескончаемому длинному темному коридору, вдоль которого куча комнат и в каждой из них сидит невидимое злобное чудовище, готовое на него наброситься и съесть заживо. Петрович идет все быстрее и быстрее и кажется, что чудовища уже выбрались из своих комнат и теперь крадутся следом, дышат в затылок, щекочут шею хищными пушистыми лапами... Петрович в страхе ускоряет шаг, бежит, быстрее, еще быстрее и... просыпается.

Утром Петрович как обычно позавтракал бутербродом с маслом и ломтиком докторской колбасы, который запил чашкой крепкого чая без сахара, надел свежевыстиранную куртку и отправился на работу. Лифт долго не вызывался и Петрович собрался уже было спуститься с седьмого этажа пешком, как двери лифта распахнулись и обрадованный Петрович занес ногу, чтобы туда войти, но тут же в страхе отпрянул. Из лифта на него глядел огромный рыжий кот.

Петрович еще никогда не видел таких громадных котов - кот стоял на задних лапах и наверное, доходил Петровичу до самого плеча. Зеленые кошачьи глаза секунду изучающе рассматривали Петровича, затем под розовым кошачьим носом зашевелились рыжие подушечки с белыми прутиками усов и кот, на чистейшем русском языке, но с какой-то мяукающей интонацией, произнес:

- Ну-у-у, Вы едите?

Петрович попятился, сглотнул застрявший в горле комок, но ничего не ответил, а лишь слегка помотал головой в знак отрицательного ответа. Двери лифта захлопнулись и он с железным стуком и грохотом умчался вниз. Петрович еще некоторое время постоял на площадке, а затем стал медленно спускаться по ступенькам. В памяти его тут же всплыла увиденная пару месяцев назад телепередача, в которой показывали сразу несколько живых говорящих котов. Но - одно дело, когда что-то диковинное видишь по ящику, и совсем другое, когда сталкиваешься с подобным феноменом в собственном лифте!

С того самого дня Петрович стал встречать этих тварей повсюду. Шок первой встречи постепенно прошел и теперь уже Петрович привычно протягивал деньги кошке-продавщице, расплачиваясь за булку хлеба, покорно усаживался в кресло, отдавая свои, совсем уже седые волосы, в умелые лапы кота-парикмахера и даже не боялся ездить в лифте со своим новым мохнатым соседом. Тем более что тот, оказался довольно вежливым и приятным котом - всегда здоровался первым, хотя никогда и не протягивал лапы для рукопожатия, за что Петрович в тайне был ему очень благодарен - кто знает, не выпустит ли он случайно когти в этот момент?

На работе у Петровича тоже произошли небольшие, но разительные перемены. Вместо старого начальника, уехавшего в другой город раскручивать очередной филиал фирмы, появился новый. Теперь в просторном директорском кабинете, в мягком кресле из дорогой буйволовой кожи, важно восседал толстый черный кот с белой треугольной манишкой на блестящей угольной груди.

Петрович увидел его вблизи уже на второй день после смены руководства - новый начальник заказал в свой кабинет большой аквариум и Петрович, вместе с сотрудником из фирмы по продаже аквариумов, целый день провозился в директорском кабинете, передвигая мебель и проводя новые электрические розетки. К удивлению Петровича, сотрудник аквариумной фирмы также оказался котом, но обычной серой окраски. Мурлыча вполголоса, он лихо носился вокруг тумбы с аквариумом, устанавливал и настраивал хитрые приборы, засыпал грунт, рассаживал растения и заливал воду.

Когда в аквариум запускали каких-то золотисто-полосатых рыбок, напомнивших Петровичу маленьких шустрых окуньков, новый начальник заметно оживился. Одной лапой он перебирал на столе бумаги, второй же нервно барабанил по столу слегка выпущенными когтями, а его круглые желтовато-зеленые глаза то и дело косили в сторону тумбы с пузырящимся аквариумом.

И вообще, как заметил Петрович, коты очень любили рыбу. Да это и трудно было не заметить! В большом продовольственном магазине, где Петрович покупал большую часть своих съестных припасов, рыбный отдел увеличился в два или три раза. Появилось сразу несколько новых открытых холодильных прилавков, на которых ровными рядами лежали длинные тушки лососей, плоские блины камбалы, запаянные в полиэтиленовую пленку копченые скумбрии и малосольные селедки. Здесь всегда толпилось множество покупателей новой - кошечьей - национальности. Они жадно нюхали пропитанный рыбой воздух, перемяукивались на своем родном языке, очевидно обсуждая тот или иной деликатес, а затем ловко цепляли когтями понравившуюся рыбешку и одну за другой торопливо погружали ее в свои пластмассовые корзинки.

Мясной отдел также увеличился вдвое, а фруктово-овощной, наоборот, совсем съежился. Если бы у Петровича не было своего маленького дачного участка, он наверно давно бы уже лишился и свежей капусты, из которой готовил великолепный бигос, и традиционного воскресного борща - ведь не из свекольных же кубиков его варить?

Да, при покупке продуктов теперь приходилось быть настороже! Чуть зазеваешься, и, вместо любимой «Докторской», тебе взвесят полкило «Мышиной пикантной» или «Крысиной полукопченой», а вместо пакетика кальмаров, прихватишь упаковку сушеных крысиных хвостиков.

В телевизоре тоже было сплошное кошачье засилье. Детективный сериал «Крысоловы Санкт-Петербурга» сменялся кошачьими боями без правил, а после вечернего кот-ток-шоу «Грязно-серые окна» начинался эротический фильм - известного режиссера Тинто Брысса - «Мяуранда» или триллер «На псарне-2». Появилось даже несколько новых телеканалов - музыкальный «МяуTV» и спортивный «КисаСпорт».

Как-то, незаметно для Петровича, количество людей в городе уменьшилось. Вместо розовощеких детишек, из колясок теперь торчали полосатые хвосты и усатые мордочки, вечером у компьютерного клуба на уже изрядно обломанных деревьях собирались коты-подростки, а утром, на остановке, вместе с Петровичем дожидались автобуса коты и кошки самого, что ни наесть рабочего вида. Совсем не стало бродячих, да и всех остальных собак. А на недавних выборах мэра города, победил столичный амурский тигр-олигарх, поборовший местного бизнесмена-кота, владельца огромной птицефабрики и сети закусочных «Hot-Mouse Foods».

По пятницам, Петрович любил возвращаться с работы пешком. В один из таких дней, он шел вдоль дороги по узкому тротуару, осторожно перешагивая через выбоины и вспучившиеся, от прорастающих сквозь асфальт тополей, трещины, когда, уже почти перед самым домом, вдруг поймал себя на мысли, что за все время пути ему не попалось навстречу ни одного человеческого лица! Да и на работе давно уже не было видно никого из прежних сотрудников-людей. Ошарашенный своим внезапным открытием Петрович замер на месте и в страхе огляделся. И действительно, вокруг были только КОШКИ, КОШКИ, КОШКИ...

Кое-как доковыляв до своей квартиры, Петрович устало опустился в кресло да так и просидел до самого вечера, погрузившись в какое-то заторможенное дремотное состояние. Ни о чем конкретно он не думал, мысли пробегали в голове разрозненными обрывками. Сцены далекого детства Петровича, сменялись образами товарищей по техникуму, перекрывались воспоминаниями о шумное свадьбе и смешивались с уже позабытой пьяной радостью у дверей родильного дома...

Из забытья Петровича вывел какой-то шум на лестничной клетке. За окном был уже поздний вечер. Не включая свет, Петрович открыл дверь и выглянул на площадку. Три темных остроухих силуэта вырисовывались на ступеньках лестницы в тусклом свете слабенькой лампочки. На Петровича пахнуло затхлым запахом перегара, кошачьей мочи и сушеной воблы.

- Совсем оборзели, - пробормотал Петрович.

Очевидно, услышав его слова, коты разом обернулись. Цепочка светящихся глаз медленно поднялась и, сопровождаемая угрожающим утробным завыванием, двинулась на Петровича.

Петрович в страхе отшатнулся и машинально захлопнул входную дверь. И вовремя! Невидимая Петровичу гигантская кошачья лапа с противным лязгом полоснула по железной двери. Петрович быстро защелкнул дверь на второй замок и прислушался. Пару секунд на площадке было тихо, а потом тишину разрезал протяжный звериный вой.

Петрович осторожно открыл кладовку, достал старенький топор, попробовал лезвие пальцем - проверяя достаточно ли тот наточен - и аккуратно поставил его у входной двери, рядом с полкой для обуви. Затем отправился на кухню, порылся в кухонном столе, выбрал самый длинный и острый нож, и спрятал его под своей кроватью.

Этой ночью Петровича опять мучили кошмары. Он снова бежал по длинному темному коридору и сотни светящихся зеленых и красных глаз с ревом и мявканьем преследовали его. Петрович все бежал и бежал по коридору, переходя с бега на длинные прыжки, покрывавшие одним махом сразу по десять метров, но преследовали не отставали... Вдруг, впереди, Петрович увидел пятно белого света. «Выход!» - пронеслось у него в голове и совершив последний гигантский прыжок, Петрович пробил телом какое-то стекло и стал быстро падать куда-то вниз, погружаясь во что-то светлое и мягкое, напоминающее облако.

Постепенно падение замедлилось и окружающий свет стал приобретать какие-то смутно знакомые очертания. Петрович попытался сосредоточиться, но мысли расползались в разные стороны, а когда наконец собрались воедино, то Петрович увидел, а скорее всего даже не увидел, а почувствовал, что вокруг него целое море улыбающихся ему человеческих лиц...

- Мама, мама! - закричала девочка, выбегая из дома на веранду, - Муська родила!!!

Мама бросила в ведро мокрую тряпку, которой протирала окно, торопливо вытерла руки сухим полотенцем и побежала вслед за девочкой в одну из дальних комнат. Там, в углу, за столом, в старой коробке из-под видеомагнитофона, лежала трехцветная кошка Муська, а рядом, слабо попискивая, копошились четверо только что родившихся котят...

- Мама, давай одного назовем Петровичем, - почему-то сказала девочка и вопросительно посмотрела на маму.

май 2003 г.









• ФАНТАСТИКА •

творчество посетителей cats-портала:

В CATS-библиотеке я постаралась собрать литературные произведения, героями которых являются коты и кошки, либо им отводится небольшая, но заметная роль. Здесь представлены как и всем известные авторы, так и творчество начинающих. Присылайте стихи и рассказы по адресу info@mau.ru

Кошка - крошечный лев, который любит мышей, ненавидит собак и покровительствует человеку. (Оливер Херфорд)
Все афоризмы про кошек

Если бросать бутерброды, они падают вниз самым мягким, а если котов, то они самым колючим.
Юмор про кошек



На главную