CATS-портал mau.ru
Гостиница для кошек в Москве Cat's Dream Hotel
FELINE III

Ольга Омельчук

FELINE III


Месть колдуна

- Блин, Грета! – вскрикнула я и проснулась. Эта нахалка тыкалась своей плоской мордочкой с пышными усами прямо мне в лицо. Когда же я закричала, она тут же спрыгнула с дивана и отошла от меня подальше.

Я перевернулась набок и тут же оказалась на полу. Грета же осталась стоять на своем месте, глядя на то, как я со смехом распутываю серебряную сережку-молнию.
- Бесполезно, - махнув рукой, сказала я и, чтобы проучить свою кошку, превратилась в огромного черного перса с голубо-зелеными глазами.

Эффект сработал. С жутким мявом Грета, подняв серый пушистый хвост, умчалась из комнаты. С существованием в доме бело-черной кошки, о которой, однако, никто не знал, она уже свыклась, но перса наподобие нее встречала впервые. Я поднялась уже на человеческие ноги и потрогала правую сережку. Она волшебным образом распуталась.

Да-да, именно волшебным образом, в буквальном смысле этого слова. Ведь благодаря магии я и стала полуоборотнем – человеком, способным превращаться в любого животного; в данный момент из рода «feline», что значит – «кошачьи», а на латинском – «фелин». Вот только в полнолуние немного трудновато становится сохранять обычный облик, потому что тогда звериные инстинкты овладевают мной. Но я уже давно справилась с этой проблемой. А полуоборотнем я стала три года тому назад, когда мне было пятнадцать. Тогда я в первый раз познакомилась с колдуньей, встретившись с ней возле нашей дачи в поселке Ведьмино. Однако эта встреча принесла больше пользы, нежели вреда. Я и моя подруга Саша познакомились с двумя клевыми парнями – Женей и Адрианом, причем последний в то время тоже был котом. Затем я нашла способ становиться человеком по собственному желанию и через год вместе со своими друзьями сразилась с этой самой колдуньей. Тогда же обнаружилось, что Женя тоже полуоборотень, Саша умеет самоисцеляться и исцелять других, а колдунья не кто иная, как пропавшая пять лет назад Лена Магринина. В итоге мы получили хорошую подругу и нормального Адриана.

Итак, как я уже говорила, моя кошка, гималайский перс, промчалась по квартире с жутким ором, тем самым перебудив весь дом. Хотя, собственно, будить там было некого – родители уехали к нашим знакомым, а в моей квартире находились только я да Саша, спящая в соседней комнате.

Я посмотрела на часы. Полдевятого. Не хило. Саша меня убьет.

За окном была настоящая пурга. На отрывном календаре, висевшем на стене, значилось: «26 января». Первый день каникул. Что ж, я надеялась хотя бы выспаться, ведь до одиннадцати еще целая вечность. Ан нет, и здесь Грета все испортила…

Внезапно зазвонил телефон. Сработал определитель, и я услышала: «Номер не определен». И кому не спится в такую рань? Я схватила трубку, предварительно сбегав за ней в комнату Саши и вернувшись оттуда на цыпочках, и самым что ни на есть злым голосом сказала:
- Алло!
- Лесь, привет! – отозвался мирный голос Дианы. – Проснулась?
- Ну уж точно не благодаря тебе. – Я постепенно успокаивалась. Диана просто так звонить не будет. - А вам что не спится?
- Слушай, мне тут Лева звонил.
- Так рано?
- Ну, он же рано обычно встает. Так вот, короче, у них с Артуром сегодня сессия, так что они не поедут.
- И что?
- Мы все в одну машину влезем?
- Хм, не знаю… Может быть.
- А, ну тогда ладно. Я там Сашу не разбудила?
- Чего не знаю, того не знаю. У меня тут Грета уже пронеслась с диким ором, так что она уже наверное не спит.
- Все с вами ясненько.
- А чего это она разбегалась? – вдруг услышала я в трубке голос Ирины.
- Да так, припугнула немножко, - небрежно сказала я. – Ладно, вы когда будете готовы, позвоните.
- Обязательно, - ответила Динка и отключилась.

Я со вздохом выключила трубку. Какой-то день сегодня ненормальный. Первый день каникул, хочется отдохнуть после долгой учебы в институте, так нет, все звонят ни свет ни заря. Все девчонки у нас учатся в обыкновенных институтах, Лева и Артур на заочном, а Женя с Адрианом уже работают. Тем не менее, сегодня мы все должны были ехать на нашу дачу в Ведьмино. И тут тоже что-то не сложилось. Два человека уже не едут. Что будет дальше?

На пороге комнаты появилась заспанная Саша. Ее русые волосы были растрепаны, а лицо выглядело так, словно она встала в три часа ночи и до сих пор не ложилась.
- Кто звонил? – позевывая, спросила она.
- Динка.
- И что?
- Сказала, что Лева и Артур не поедут.
- Ну и ладно, - бессмысленно сказала Саша и исчезла в коридоре.

Я же пошла в ванную. Пусть спит сколько хочет, а я пока завтрак приготовлю. Авось проснется.

Скоро на всю квартиру запахло чем-то вкусненьким. Сидя за столом, я с улыбкой обернулась и увидела около двери кухни уже умытую Сашу. Быстро!
- Что ты готовишь? – поинтересовалась она.
- Бутерброды, - небрежно бросила я.
- С чем?
- С рыбой, - ответила я, изо всех сил сдерживая смех.

Сашка поморщилась.
- И что тебя опять на рыбу потянуло?

Я расхохоталась. Сашка смотрела на меня в недоумении.
- Да… это же… шутка… - пробормотала я сквозь смех.
- Ах ты… - Саша подошла к микроволновке и заглянула внутрь. – Да они с сыром и колбасой!
- Ну а что, с печенью, что ли?

Мы рассмеялись и сели завтракать. Бутерброды были восхитительны. Я включила телевизор, но ничего интересного не было. Тогда я врубила магнитофон. По всей квартире разнеслись слова:

Полчаса поезда под откос,

Полчаса не твоя полоса… Моментально сделав потише, мы продолжили свою трапезу под музыку «Тату», беседуя о предстоящей поездке.

- Ну что, люди, готовы? – спросила Динка, подкрашивая ресницы тушью.
- А сколько хоть времени? – спросила Саша.
- Без пятнадцати, - отрапортовала Ира, поправив свою прическу.
- Времени еще полно, - заявила я, суматошно носясь по квартире в поисках книги. – Торопиться-то некуда.
- Ну действительно, - поддакнула Диана, глядясь в зеркало.
- И это говорит человек, который вечно куда-то торопится! – всплеснула руками Саша. – Я тебя просто не узнаю!
- Ну а что, что, мы на лифте не успеем спуститься? Или Женька уедет без нас? – разозлилась я.
- Люди, не ссорьтесь. Решайте свои проблемы спокойно, - примирительно сказала Ира, то и дело расчесывая свои золотисто-рыжие волосы.
- Ну так я же права!
- Все! Затихли! – встряла Динка.

Мы с Сашей промолчали, отлично понимая, что бестолковый спор лучше не начинать и побыстрее заканчивать.
- Лена нас, значит, будет где ждать? Возле калитки? – уточнила Диана.
- Не, она попросила позвонить, когда приедем. Она живет на улице Буков, в доме 11, в то время как у нас…
- Дом 13 по улице Тыкв, - закончила за меня Саша.
- Ну хорошо.

Я еще раз проверила, все ли на месте. Продукты, слава Богу, брать не было нужды, все можно было купить там, в ближайшем магазине. Остались только книги да тетрадки… Господи! Мы же забыли самое главное!
- Гера! – воскликнула я и с размаху села на стул.
- Точно! – хлопнула себя по лбу Саша.
- Что Гера? – спросила Ира.
- Наша «дачная» собака!
- А зачем вам ее брать? – поинтересовалась Динка.
- Ну как… - не нашлась с ответом я. – Давно уже не виделись… Да и скучно без них… Короче, все. Я сейчас!

Быстро накинув куртку, я выбежала из квартиры и понеслась вниз. Мне нужно было сказать Жене и Адриану, чтобы они забрали их прежде, чем мы сядем в машину.

К счастью, их серебристый «Форд» уже стоял у подъезда. Ближайшее ко мне стекло опустилось, и из него выглянул Адриан. Его я узнавала только по янтарным глазам, так как у его брата-близнеца Женьки они были карие.
- Привет, Лесь!
- Привет, Адриан. Слушай, я совсем забыла: съездите, заберите Геру с Афродитой.
- А что не потом? – поинтересовался из салона Женька.
- Хм, я вообще не знаю, как нам быть. Боюсь, мы все не поместимся. Понимаете, Лева и Артур…

Внезапно я услышала гудок и, обернувшись, увидела, как с другой стороны двора, прямо в зад «Форду» подъезжает темно-бардовый «Фольцваген», а из окна нам приветливо машет Лева. Этот красивый невысокий шатен был парнем Иры, а сидевший рядом с ним брюнет с темно-болотными глазами – Артур – парень Динки.

Я, сделав грозное выражение лица, направилась к их машине.
- У вас же сессия! – громко сказала я, подойдя ближе.
- Во-первых, не сессия, а лекция, - рассудительно сказал Артур. – Во-вторых, она началась в восемь и закончилась в пол-одиннадцатого. В-третьих, ты что на нас наезжаешь?
- Но вы же сказали, что не поедете!
- Лекция кончилась раньше, вот мы и приехали раньше. Мы что, тебе мешаем, что ли?
- Да нет, - пожала плечами я. Надо же было наехать. Я снова пошла к «Форду».
- Короче, езжайте за собаками, - сказала я Адриану. – Долго вы будете?

Адриан даже не стал возражать.
- Минут двадцать.
- Тогда заберите с собой этих двух. - Я указала в сторону «Фольцвагена». – И посадите Геру в нашу машину, а Афродиту в их.
- ОК.

Вскоре две машины исчезли из виду. Я вошла в подъезд и стала терпеливо дожидаться лифта. Его не было. «И что сегодня за день?» – проворчала я и побежала по лестнице.

Господи, я прямо не могу поверить, что наконец-то сижу в машине с Сашей, обняв рукой дремлющую Геру. На передних сидениях – Женя и Адриан, водитель, конечно, Евгений. Мимо нас проносятся редкие домики и обширные поля Подмосковья. На часах – полпервого.

На нашей даче мы с Сашей не были уже два года. Когда мы уезжали с нее в последний раз, все двери и окна были заколочены, а Гера отдана знакомым собаководам. Мы уже не надеялись снова поехать туда, поскольку думали, что при учебе в институте времени будет гораздо меньше, да и задавать будут больше. Но, как видите, на зимние каникулы мы смогли улизнуть из дома, собраться вместе с друзьями и устроить какое-нибудь празднество. Собственно, повод у нас был более чем подходящий. Сейчас машина Левы, Артура, Дины и Ирки плелась позади нас. Они еще ни разу не видели наше летнее пристанище, хотя и слышали о нем очень много.
- Скажи, Адриан, - наконец подала голос я, - почему ты все-таки был котом турецкой породы Ван? – Я уже много раз задавала ему этот вопрос, но все равно любила слышать один и тот же ответ и рассуждать по его поводу.
- Не знаю, Лесь. Вроде и кота у меня нет, и одежда, как ты видела, была совсем не такая, да и я – не зоолог и с кошками особенно не вожусь.
- Странно. Мое превращение получилось именно по этим причинам.
- Мое, как видишь, нет. Я часто думал, что, возможно, это было из-за того, что я в то время очень любил плавать. Просто жить не мог без воды. Ну а турецкие Ван тоже обожают воду. Но на самом деле я увлекаюсь волками и могу показать, что из этого вышло.

Повернувшись ко мне, Адриан приоткрыл рот, и я собственными глазами увидела, как его верхние и нижние клыки стали удлиняться, пока не стали на сантиметр длиннее остальных зубов.
- Вот блин, а! – сказала я свою любимую фразу, кстати, прямо голос в голос с Сашей, которая тоже видела этот феномен.
- И это еще не все, - улыбнулся Адриан, сделав свои клыки нормального размера. – Я могу обратиться в самого сильного и смелого волка на Земле.
- Но как?!
- Спроси у Лены, - ответил Адриан и отвернулся. До меня сразу дошло. Ну конечно, Лена помогла ему стать полуоборотнем! Хотя она уже и не была колдуньей, некоторые, совсем немногие магические знания сохранились у нее в памяти. Одно из заклинаний вполне могло превратить человека в волка.

Я открыла пудреницу и посмотрелась в маленькое зеркальце. Затем сосредоточилась, повторяя про себя: «Кошачьи клыки, человечьи резцы» Мой план сработал. Мои клыки удлинились на три сантиметра, но я укоротила их и сделала всего на полсантиметра больше остальных зубов. Интересно, что скажут мои друзья?
- Леся, что ты сделала? – шепотом спросила Саша, которая видела, как я закрыла крышку пудреницы.

Я улыбнулась. Глаза Саши полезли на лоб, рот сам собой открылся.
- Вампир! – сказала она. – Вот посмотрим, как на это отреагируют другие!
- Посмотрим, - сказала я.

Наконец наши машины затормозили возле ворот нашей дачи. Парней мы отправили за собачьим кормом, а сами быстренько расколотили двери и принялись за уборку, одновременно обсуждая, что же приготовить.

Да, во время уборки, в доме нельзя находиться посторонним. Мы с девчонками вздымали кучи пыли, пробегая по комнатам, подвалам и чердакам с метелками, вениками и тряпками. Два года без уборки, неудивительно, что нам пришлось потрудиться. Чтобы не было скучно, я врубила магнитофон, который мы предусмотрительно прихватили с собой. По всему дому разнеслись слова Алсу:

Босиком, только босиком

Под июльский гром

И под шум прибоя…

А надо сказать, что по дому мы носились в теплых тапочках и снимать их совершенно не хотелось хотя бы из-за того, что пол был холодный, а за окном за минус двадцать. Но ничего, мы включили два привезенных обогревателя: один на первом этаже, второй на втором. Вскоре в доме стало так тепло, что, если не обращать внимания на покрытые инеем окна, можно было подумать, что снова наступило лето.

К тому времени как мы закончили убираться, уже приехали парни, ну а у нас был готов список предполагаемых покупок.
- Ну, что вы там записали? – поинтересовался Артур.
- Записывай: петрушка, укроп, морковь…
- 1 кг мяса – говядина.
- Три банки гороха и кукурузы!
- Оливки!
- Красная рыба!

Далее последовали названия всех мыслимых и немыслимых продуктов. Мы собирались устроить пирушку на все оставленные нашими родители и родителями Лены деньги. Блокнот Артура распух до размеров бестселлера.
- Все? – полюбопытствовал Женька, когда поток наконец-то закончился.
- По-моему, да, - задумалась я. – Езжайте.
- ОК.
- Через сколько вы будете? – спросила Саша.
- Через два дня минимум, - почесал в затылке Лева. – Это ж все еще найти надо.
- Так поезжайте в «Икею», - сказала Дина.
- Там есть продукты? – изумился Адриан.
- Да нет же, там рядом супермаркет. Вот там есть все, - объяснила я. – Все, идите.

Мы спровадили парней за дверь и устало опустились на диван.

Так, нужно подсчитать, через сколько они примерно вернутся. Начать готовить нам надо как максимум в три, а сейчас – пять минут третьего. Чем заняться?

По квартире весело носились Гера и Афродита, шутливо покусывая друг друга за лапы. Мы не пустили их на улицу, где стоял мороз и сыпал снег, так что, дабы не стоять на одном месте, они бегали из комнаты в комнату.

Так прошло пять минут. Мы все так же сидели на диване, неотрывно смотря в одну точку. Внезапно зазвонил телефон на тумбочке. Я схватила трубку, смутно догадываясь, кто звонит.
- Алло.
- Лесь, ты?
- А, привет, Лен! – заискивающим тоном сказала я.
- Давно приехали?
- Часа два назад.
- Что не позвонили? – грозным голосом спросила Лена.
- Да мы тут порядок наводили… Забыли, понимаешь…
- Ладно. Что вы делаете?
- Ничего. Парни за продуктами поехали.
- Давно?
- Пять минут назад.
- Хорошо, я тогда выхожу. Не, лучше выезжаю.
- Здесь же идти пять минут, - не сообразила сразу я. Но потом до меня дошел смысл сказанного. – У тебя появилась машина?
- Ага. Черная «Хендэ». Родители подарили. Я с Шуриком, ОК?
- ОК. Везучая ты. Поможешь все приготовить?
- Конечно. Все, пока!
- Пока!

Мы положили трубки.
- Кто звонил? Лена? Что сказала? – спросила Ира.
- Уже едет.
- У нее что, машина? – не поняла Саша.
- Да, родители подарили. Черная «Хендэ», - ответила я. – Она с Шуриком.
- С Шуриком? – удивленно переспросила Дина.
- Угу. Это ее пес, - сказала я, задумчиво рассматривая свои ногти. – Шотландский сеттер.
- А-а, - вздохнула Дина. – А я уж подумала, парень…
- По-моему, у Лены пока нет парня, - сожалеющим голосом произнесла Саша. – Но ничего, это поправимо. Правда, девочки?
- Точно! – подтвердила Ира. Вот так мы, сами того не зная, дали клятву познакомить Лену с каким-нибудь клевым парнем. В конце концов, сколько можно ходить одной? Но результат превзошел все наши ожидания…
- Как вы думаете, скоро парни приедут? – подала голос Дина.
- Нам нужно было самим ехать, - усмехнулась Саша, - с их-то умением находить продукты. Они точно провозятся там около часа.
- А мы успеем все приготовить? – засомневалась Ира.
- Конечно! – заверила ее я. – Че там готовить-то? Одни полуфабрикаты!
- Но полу
- же, в конце концов…
- Успокойся! Все мы успеем! Главное, чтобы Лена ни о чем не догадалась. Ни слова о цели нашего банкета, ясно? – спросила я.
- Конечно, мы же уже обо всем договорились, - закивала головой Дина.
- А как же… - начала Ира, но тут со двора раздался пронзительный звонок.
- Лена! – воскликнула Саша и понеслась открывать. Мы бросились за ней, на ходу накидывая куртки. Да, шлепанцы были явно не лучшим выбором…

За калиткой во всей своей красе стояла стильная черная «Хендэ». Передняя дверца ее была открыта, из нее как раз выходила Лена в своем любимом черном пуховике и меховых сапожках. Поставив машину на сигнализацию, она пошла к нам.
- Ну, рада познакомиться, - сказала она, повернувшись к Ире и Диане. – Лена Магринина. Привет!
- Привет! – отозвались девчонки.

- Я – Ираида, - представилась восемнадцатилетняя девушка с недлинными огненно-рыже-золотистыми волосами и ровными, без всяких там углов, чертами лица. Из-под черных густых ресниц в снежный двор ясно смотрели темно-болотные глаза. На ней был пушистый белый шарф, короткая дубленка и черные брюки клеш. Лена улыбнулась, увидев на ногах девушки судорожно жавшиеся друг к другу оранжевые шлепанцы. Что-то одежка не по сезону…
- А я – Диана, - улыбнулась другая девушка со светло-болотными глазами и милым веснушчатым лицом. Волосы у нее были медно-рыжие, на голове лежал шапкой белый снег. Черные брюки подчеркивали стройность ног, а темно-зеленое пальто помогало не скрывать их.

С не меньшей радостью Лена осмотрела своих давних подруг – Лесю и Сашу. На них тоже были разноцветные шлепанцы, а ступни в них скоро явно могли обморозиться. Девушек, похоже, это нисколько не смущало. По крайней мере, в остальном они были одеты более тепло. И все те же искренние улыбки, с которыми Лена познакомилась два года назад, с тех пор, как перестала быть колдуньей. После этого многое изменилось. Изменился характер девушки, ее мировосприятие и, в конце концов, ее последующая жизнь. Конечно, знакомиться она так и не научилась – недоставало поддержки верной подруги. Все ее старые друзья давно разъехались по разным институтам и ВУЗам, а новых завести было не так-то просто. Но почему-то Лена чувствовала, что на этот раз все получится. И личная жизнь сложится. Нужно только постараться. Что-то в радостных глазах подруг говорило ей об этом.

- Привет, Лен! – сказала я.
- Боже, Леся! – как я и ожидала, воскликнула Лена. – Ты что, решила стать вампиром?
- Да я давно об этом подумываю, - рассмеялась я. – Нет, конечно. Просто удлинила клыки на манер кошки. Ничего получилось, правда?
- Да уж, - покачала головой Лена. – Пойду лучше Шурика выпущу.

Она направилась к машине и открыла заднюю дверцу. Из нее с лаем выскочил Шурик – рыжий шотландский сеттер. Он понесся к нам и начал прыгать, заливисто лая.
- Шурик, спокойно! – сказала Саша как можно строже. Пес ненадолго притих, продолжая облизывать ее заиндевевшие руки.
- Пошли в дом! – сказала Дина.

Все вместе мы скрылись в дверях. Дом огласился собачьим лаем. Гера и Афродита приняли Шурика как родного. И теперь они втроем носились по комнатам, сметая все на своем пути.
- Гера! Афродита! Шурик! – заорала я. – Успокойтесь же наконец!!!

Они присмирели и просто улеглись в углу, заискивающе виляя хвостом, мол: «А мы что? Мы ничего… Мы тут лежим, никого не трогаем…» Я покачала головой и вздохнула, получив долгожданную тишину. Эти собаки знают, кто в доме хозяин!

Ровно через двадцать минут после приезда Лены приехали наши парни. Лену познакомили с Артуром и Левой. Все вместе мы стали разбирать покупки.
- Так… Это есть, есть, есть… Угу… Так… рыба, кофе… Где молоко?!
- В другом пакете.
- А, да, точно… Ага… Угу… Не поняла! Оливок нет?
- Не-а.
- Почему?
- Тебе они нравятся?
- Не сильно.
- А вам?
- Нет.
- Тогда не возникай.

Наконец, убедившись, что практически все продукты на месте, мы с девчонками ушли на кухню и принялись готовить. Женя, Адриан, Лева, Артур и Шурик сидели в комнате и смотрели телевизор, в то время как Гера и Афродита вертелись у нас под ногами.

Собственно говоря, готовить там было нечего. Салаты уже лежали в коробочках, обычных для супермаркетов, пирожные, печенье – все было в готовом виде. Но требовалось еще пожарить мясо, протушить курицу и приготовить для нее соус. Этим-то мы и занялись. Каждый делал что-то одно: Дина и Ира жарили мясо и картошку, я помешивала соус деревянной ложкой, одновременно следя, чтобы собаки ничего не уронили, Саша намазывала маслом и икрой бутерброды, а Лена следила за курицей на последней свободной конфорке.

В конце концов, все было готово. Осталось только накрыть на стол. Все разом посмотрели на Дину с Ирой.
- Мы пошли, - сказали они и, прихватив из шкафа скатерть, ложки, вилки и ножи, отправились сервировать стол. Он был на первом этаже, в гостиной. Мы же взяли по блюду и пошли за ними.

Так, блюдо за блюдом, стол был накрыт.
- Ребята! – позвала я. – Одевайтесь и идите к столу!
- ОК! – ответил голос Адриана. Я и остальные все вместе ушли в нашу спальню – подкраситься да и вообще привести себя в порядок после бурной деятельности на кухне. Я была уверена, что это не займет больше пятнадцати минут.

Так и вышло. Ровно в семь часов мы сели за стол.
- Объявляю наш банкет открытым! – провозгласил Лева. Все приступили к еде.

Только сейчас, уже сидя за столом, я поняла, сколько же мы всего наготовили. На кухне это как-то не ощущалось. Короткий, но широкий стол на резных ножках просто ломился от обилия блюд на нем. Здесь было все: от традиционного оливье до хорошо протушенной курицы с помидорами и огурцами. Стояла бутылка коньяка и простая газированная вода Пепси Черри. Еду накладывали красивыми позолоченными приборами, которыми поделилась с нами Саша.

«Банкет» все продолжался и продолжался. Не думайте, что это был скучный званый вечер, который бывает в гостях у маминой подруги. Нет, ребята отпускали веселые шуточки, и все больше смеялись, чем ели. Вдруг Женя постучал вилкой по тарелке и поднялся. Мы затихли.
- Итак, - начал он, - пришло время наконец-то сообщить всем, для чего мы здесь собрались. Напоминаю, сегодня 26 января. А это значит, что вчера у нашей дорогой Лены был день рождения!

Мы захлопали. Раскрасневшаяся Лена неуклюже поднялась и улыбнулась. Цели нашего «банкета» она не знала, поскольку все планировалось и делалось втайне от именинницы.
- Посему от имени всех сидящих за нашим столом хочу поздравить Лену с этим замечательным праздником, который бывает всего лишь раз в году. Будь всегда такой, какая ты есть. Не меняйся в плохую сторону. Мы все за тебя болеем и все тебя любим. А теперь время для подарка.

Я поняла его намек и вместе с Сашей выскользнула в другую комнату. Там, быстро достав из сумки подарок, из шкафа коробочку, а из кармана ленточку, я быстренько все упаковала. Саша взяла коробочку в руки, и мы направились в гостиную.
- С днем рождения, Лена! – хором прокричали все, а Саша преподнесла ей коробку с желтым бантом.

С замирающим сердцем Лена открыла коробочку и ахнула от восхищения. Затем, достав подарок, она осторожно положила его на обе руки, счастливо улыбаясь. Подарок смотрел на нее янтарными глазами. Это был белый как снег пушистый персидский котенок, наверное, самое лучшее, что могла пожелать Лена.
- Спасибо, - прошептала она, прижимая котенка к сердцу. – Большое спасибо. – Из ее глаз покатились было слезы, но она поспешно их вытерла. Лена до сих пор продолжала жить той жизнью – жизнью отшельника, не имевшего ни друзей, ни теплых слов, ни подарков на день рождения. Даже избавление от черного колдовского сердца, произошедшее два года назад, не смогло изменить все. Что-то все-таки осталось, мешая нормально жить. Однако одно слово или один котенок могли помочь преодолеть оставшееся.

Мне было очень приятно видеть, что Лене понравился наш подарок. Этого котенка было очень трудно достать, да и стоил он недешево, но что может быть дороже счастья друга?
- Лена, почему ты плачешь? – спросила я, глядя, как жемчужинки слез быстро сбегают по щекам Лены.
- Не знаю… - Лена решительно вытерла слезы. – Я самая счастливая девушка на этой планете…
- Мы постарались. У тебя же день рождения, в конце концов, - вставил Артур.
- Это она или он? – спросила Лена, заглядывая котенку прямо в глаза.
- Она. И у нее есть родословная, - похвалилась я. – Ты должна назвать ее на букву «и».
- На «и»? – Лена задумалась. Котенок в это время зевнул и стал играться с ее медальоном в виде дракона. – Пусть будет Инесса.
- Отличный выбор! – одобрил Лева, и с ним все согласились.

А новоиспеченной Инессе было все равно. Она еще раз зевнула и задремала прямо на руках у своей хозяйки.

- Как же быть с Шуриком? – растерянно спросила Лена, когда Инесса уже крепко спала в коробочке, идеально подходящей ей по размеру.
- Да, трудно, - задумчиво сказала Диана. – А он у тебя кошек любит?
- Терпеть не может.
- Что ж, придется полюбить. Веди его сюда, и мы их познакомим.

Лена обвела всех нас недоверчивым взглядом и ушла. Я тем временем вытащила Инессу из коробки и взяла ее под мышки. В комнату вместе с Шуриком вошла Лена. Котенок сразу открыл глаза и уставился на собаку, которая тоже насторожилась.

По знаку Динки мы с Леной стали медленно приближаться друг к другу. Инесса и Шурик занервничали. Однако пес не порывался схватить котенка, а тот в свою очередь не торопился пускать в ход свои маленькие, но очень острые коготки. Наконец расстояние между Инессой и Шуриком снизошло до тридцати сантиметров. Ни тот, ни другой не высказывали признаков неприязни. Мы остановились. Шурик вытянул вверх длинную морду и влажным черным носом обнюхал шерсть кошки. Та созерцала это совершенно спокойно.

Мы подошли еще ближе. Шурик снова вытянул морду, она просто зарылась в густой пух. Очевидно, псу в нос попала шерсть. Он собрался было чихнуть, но в последний момент мягкие лапки Инессы коснулись мокрого носа собаки и закрыли ей ноздри. Шурик отпрянул и оскалился. Но вдруг злобное выражение исчезло с его морды, и он осторожно лизнул котенка прямо в плоскую мордочку. Тот вскочил с моих рук на голову пса и уселся там, поставив крохотные лапки на основания ушей.

Это зрелище выглядело так потешно, что мы все покатились со смеху. Шурик же опустился на пол и лег, а Инесса спрыгнула с его головы и, пройдясь мимо с поднятым хвостом, который свешивался набок, улеглась рядом с ним. Идиллия! Животные, которые так не сочетаются, которые проходили свой жизненный путь в неустанной вражде и презирали друг друга, сейчас вместе лежали, пренебрегая всеми древними традициями. В конце концов, им обоим кров дал один и тот же человек.

Мы облегченно вздохнули и ушли обратно за стол.

Да, денек вышел на славу. После стола были танцы, дискотека с техномузыкой, короче, веселились мы до пяти утра. Мне показалось, что Лене было немного грустно, ведь в нашей компании у каждого была пара, а она одна. Но Лена не показывала этого и просто танцевала вместе со всеми.

Следующие дни потекли как бурный поток смеющейся воды. Динка, Ира и Лена ночевали у нас, а Артур и Лева – у Жени с Адрианом. Но каждый день мы встречались у кого-нибудь и что-то делали: ходили по кафешкам, разбросанным по всему нашему поселку, сидели в лесу перед костром с шашлыками, проводили время на концертах и дискотеках нашего любимого клуба «Атас». Там еще никогда не было такой шумной и веселой компании, как у нас, и все на нас оборачивались. Мы надеялись познакомить Лену с кем-нибудь, но ей никто не нравился.

Кроме всего этого мы еще и умудрялись выполнять задания, данные нам на зимние каникулы. Лена помогала всем – от Саши до Жени с Адрианом, которые уже работали. Много знаний она получила проходя обучение у Васкет, которая заостряла внимание не только на заклинаниях и зельеварении, но и обучала свою ученицу астрономии, географии, математике и русскому языку; также Лена добросовестно знала английский и испанский (Васкет считала, что в творении злых дел пригодится все). Оно и правда помогло Лене при поступлении в МГУ, где она училась на юриста, мечтая стать адвокатом.

До конца каникул оставалось три дня – пятница, суббота и воскресенье, а мы еще даже не собирались уезжать с дачи. И вдруг в 17:00 в нашем доме раздался звонок. Лена подняла трубку и по ее первым словам («Привет, мама!») я поняла, что веселью конец. Лена долго разговаривала с Людмилой Петровной, убеждала ее ив конце концов вполне добрым голосом сказала: «Хорошо, пока» – и положила трубку.
- Что случилось? – спросила Ира.
- Мама сегодня приезжает за… - Мы в испуге замерли. - …за Шуриком, - весело закончила она. – А мне нужно будет в воскресенье вечером выехать в Москву.
- Ты можешь поехать с нами! – обрадовалась Саша.
- К сожалению, наши пути расходятся. По дороге мне придется заехать в Калининское, забрать кой-какие вещи. Так что, я выйду пораньше и поеду совсем в другом направлении.
- Жалко, - сказала я.
- Ничего, я вам обязательно позвоню, - каким-то странным голосом сказала Лена. Я почему-то почувствовала тревогу.

«Бип! Би-ип!» – раздалось за окном. В тот же миг весь дом затрясся – это Шурик, Гера и Афродита прогрохотали вниз по лестнице и вышибли дверь при выходе на улицу. Хорошо, что она была открыта.

Мы вышли во двор. У ворот стояла светло-серая «Ауди», возле которой находилась Людмила Петровна, окруженная собаками. Они ее давно знали и теперь со всей мочи прыгали ей на грудь, пытаясь лизнуть в щеку. Увидев нас, мать Лены помахала нам рукой и, подозвав к себе дочь, что-то долго объясняла ей. После этого вместе с Шуриком села в машину и укатила прочь.

Лена подошла к нам и невесело сказала:
- Все течет, все меняется. Мама сказала мне выезжать не в воскресенье, а в субботу. Жалко будет покидать вас так рано…
- Ничего, мы тоже выйдем в субботу, - ободрила ее Дина. – Соберемся вместе, выйдем вместе. А потом ты нам позвонишь. ОК?
- ОК, - согласилась Лена, и мы вместе ушли в дом.

Следующий день прошел в суматохе, свойственной отбытию из Англии в Китай. С девчонками мы как ошалелые носились по комнатам, собирая все мыслимые и немыслимые вещи. Гера бегала за нами, громко лая. Она очень любила суматоху и никогда не упускала случая как следует пошалить. Отовсюду слышались крики: «Гера, прекрати!», «Гера, хватит!», «Боже, ваза! Гера!», «Ах ты негодная собака!» - но на самом деле мы совершенно не обращали на подругу внимания, а слова оставались словами.

Наконец мы собрались. На часах – без пятнадцати шесть. Выезжать нам в полседьмого, есть еще время для того, чтобы накраситься, за что мы сию же секунду и принялись.

У ворот послышался двойной гудок. Я взглянула на часы. Господи, да уже без пятнадцати семь! Долго же мы красились! Впрочем, торопиться некуда.
- Готовы, девочки? – спросила я.
- Угу, - ответила Саша.
- Почти, - пробормотала Лена.
- Вполне, - сказала Дина.
- Ща, секунду, - засуетилась Ира.

Сделав последние наброски, мы схватили свои сумки, позвали Геру и выскочили на улицу. Там ровно в ряд выстроились три авто – серебристый «Форд», темно-бордовый «Фольцваген» и черная «Хендэ». Из двух первых машин к нам вышли Женька и Артур, а третья приветливо мигнула фарами – это Лена отключила сигнализацию.

Скоро все вещи были погружены. Мы тепло попрощались с Леной, умоляя ее не забыть нам позвонить, затем все три машины взревели и тронулись – «Хендэ» налево, «Форд» и «Фольцваген» – направо.

- А сейчас позвольте объявить нашего победителя! И-и… Лена не вслушивалась в радио, играющее у нее в машине. Она лишь равнодушно смотрела на быстро темнеющую дорогу, барабаня пальцами по рулю. На заднем сидении в новом домике спала Инесса, а на глазах у Лены были слезы. Ей так не хотелось расставаться с друзьями, что она готова была разрыдаться. Но все уже было решено. Сегодня она уезжает из России. Именно поэтому она ехала в другую сторону – в дачный поселок Калининское. Нужно было забрать оттуда все свои вещи и отправляться в Москву – дособираться и уехать. В то же время Лена чувствовала себя настоящей предательницей. Она так и не рассказала своим друзьям об этом. Духу не хватило. Девушка не могла представить себе плачущие лица девчонок, сердитые физиономии парней и боялась расплакаться у них на глазах. Погруженная в тяжкие мысли, Лена внезапно закричала. Прямо на нее неслась на огромной скорости белая «Субару». Неужели она не заметила ее из-за застилающих глаза слез? Размышлять было некогда. Чтобы избежать столкновения, машина Лены вылетела на обочину. Раздался звон стекла и хруст поломанного железа. «Хендэ» со всей силы врезалась в столб, который только что стоял в десяти метрах отсюда. В руку Лене вонзился осколок стекла. Почувствовав во всем теле острую боль, Лена схватилась неповрежденной рукой за лоб. По ней потекла тоненькая струйка алой крови. В глазах потемнело. Через несколько минут рука Лены безжизненно упала…

Прозвенел будильник. Я открыла глаза. Девять. Последний день каникул. Грустно.

Внезапно зазвонил телефон. Я на цыпочках прошла в большую комнату, где спали мои родители, взяла трубку и так же тихо вернулась обратно. Нажала на кнопку и сонным голосом сказала:
- Алло.
- Олеся! Олеся, это ты? – услышала я голос Людмилы Петровны.
- Здравствуйте, Людмила Петровна.
- Олеся, случилось ужасное…
- Что?
- Лена… - Кажется, она была готова разрыдаться. – Она…
- В чем дело? – заволновалась я.
- Она попала в автокатастрофу…
- Что?! – Внутри все оборвалось.
- И… и погибла…
- Что?! Как?!
- Врезалась в столб. Машина вдребезги, а она… она лежала на мостовой, где ее и нашел прохожий.

Я потеряла дар речи. Как… не может быть… Лена… Лена! На мои глаза набежали слезы.
- Похороны сегодня. Не…
- А как же Инесса? – вскричала я.
- Какая Инесса? – равнодушным голосом спросила Людмила Петровна.
- Котенок, которого мы ей подарили! Что с ней?
- Не было там никакого котенка. Не приходи, - закончила она ранее начатую фразу и повесила трубку.

Я слушала короткие гудки и думала. Лена хороший водитель. Как она могла врезаться в столб? Может, какой-нибудь пьяный водитель… Ай! К чему эти домыслы? Все кончено… И я бессильно зарыдала.

На следующее утро я пошла в институт, все еще находясь в послешоковом состоянии. Точно так же чувствовали себя мои друзья. Мы почти не разговаривали, лишь угрюмо молчали, вспоминая Лену. Неужели мы больше никогда не поговорим с ней? Неужели мы навсегда ее потеряли?..

Лена открыла глаза и удивленно поморгала. Ее окружала обычная квартирно-дачная обстановка. Вот стоит буфет, стол, два стула. «Значит, я все еще жива?» - подумала Лена и, внезапно почувствовав во лбу острую боль, схватилась за голову и подняла туловище.

Оказалось, она лежит на темно-коричневом диване в чьей-то комнате. Лена оглядела себя. На одежде остались следы аварии, на левой руке – глубокий порез, на лбу – длинная рана. Странно, для такой автокатастрофы?.. Но кто ее вытащил из машины и принес сюда? Кто помог ей выжить?

В комнату вошел парень лет двадцати пяти. В руках он держал поднос с чашкой.
- Проснулась? – улыбнулся он.
- Кто ты? – удивленно спросила Лена.
- Я… Разве это так важно? – сказал он и, сняв с подноса чашку с горячим кофе, преподнес ей.
- Как я здесь оказалась?
- Это не имеет значения.
- Ответь мне!
- Зачем? Скоро тебе будет все равно.
- Что? – Лена отпрянула от него.

В руках незнакомца появилась длинная темно-бордовая палочка. Лена сразу поняла, что она волшебная. Парень направил ее кончик на Лену и произнес:
- Ты предала колдовской мир, Лессаль! И я здесь, чтобы наказать тебя!

Бежать было некуда.
- Кто ты?
- Черный маг Зэт. Азран киломо!

Из палочки вылетели голубые искры…

Скоро Лена смотрела на мир сквозь золотые прутья своей темницы. На ее зеленые как трава глаза набежали слезы…

И снова наступило лето. Солнечное, жаркое, каким и должно быть. Прошлое лето было дождливым, зато зима лютая. Метели, мороз за минус двадцать, короче, реальная русская зима. Но пришли каникулы – два месяца, июль и август. И мы снова решили поехать на нашу дачу. Правда, с ней были связаны грустные воспоминания: рядом больше не было Лены. Она погибла в автокатастрофе 7 февраля в субботу. Последующий месяц был самым трудным для нашей компании – смерть близкой и дорогой для нас подруги лежала на сердце камнем, но перегрузки из-за экзаменов, кипы домашних заданий заставили нас свыкнуться с тем, что Лены больше нет. Так что скоро мы снова радовались жизни!

Приехали мы на дачу ввосьмером, как и в прошлый раз. Потекли безоблачные деньки. Мы познакомились с одним парнем, Стасом. Он жил в особняке на улице Тополей. Надо сказать, что эта улица была самой дальней и пустынной в нашем поселке, на ней стояло всего лишь несколько старых домов, одним из которых был дом Стаса. Он жил там один из-за уезда родителей в Италию. Но Стас отлично проживал сам на самостоятельно заработанные деньги.

В доме у него было круто. Сам особняк – двухэтажный, а внутри – одиннадцать жилых комнат. Убранство шикарное. В шкафах – множество книг, пузырьков, гербарии из засушенных трав… Стас сказал, что занимается научными работами, исследует растения. Его любовь к природе подтверждала стоявшая на чердаке огромная золотая клетка с сидящей в ней неизвестной птицей.

Она выглядела довольно странно – ростом с павлина, но совершенно невероятной окраски. Ее туловище и лебединая шея были нежно-голубыми, хвост разноцветным, радужным, равно как и крылья с серебристой внутренней стороной. Хвост был очень длинным, а крылья своими кончиками даже выходили за пределы тела – просто-напросто с ним не состыковались. Глаза у нее были совсем неподходящего для птиц цвета – ярко-ярко зеленые, а на голове – серо-голубо-черный хохолок, похожий на убранство венценосного голубя. Птица всегда сидела нахохлившись, однако, когда мы в первый раз вошли на чердак, она захлопала крыльями и нежным голосом что-то запела. Ее имя было Люси. Стас говорил, что его папа, еще когда был молодым, нашел на необитаемом острове яйцо, привез его домой, а там из яйца вывелась эта птица. Похоже, на Земле больше не было птиц ее вида. Мы охотно верили ему, хотя немного настораживало то, каким поспешным голосом Стас говорил о ней.

У Стаса была внешность самого обычного парня. Он был блондином с ярко-голубыми глазами, двадцати четырех лет. Теперь в нашей компании стало на одного человека больше. Нельзя сказать, что он заменил Лену, но все равно с ним было легко и интересно общаться. Он много знал о мире науки, мог поддержать любую тему и нередко вступал в спор из-за пылкости характера. Вот и сейчас, когда мы в очередной раз пришли к нему «на чай», он завел с Сашей спор о том, что сейчас модно.
- А я тебе говорю: клетка уже не то! – орал Стас. – Пятна, вот что нужно миру!
- Какие на фиг пятна? – кипятилась Саша. – Клетка была и будет в моде еще года два! А твои пятна отстали!
- Ты еще скажи, что увлекаешься стилем «бэгги»!

В спор встал Артур:
- Ну знаете! «Бэгги» – это клево! Не то что ваши «полоски» и «пятнышки»…
- Ты вообще молчи! – одернула его Дина. – Пусть спорят, это их дело.

А бессмысленный спор все продолжался и продолжался. Саша со Стасом прошлись по всем отделам: было задето больное место Иры – лохматые шарфы (Стас утверждал, что они портят эффект от красивой куртки), брюки-клеш («дискотека 80-х!»), длинные и короткие юбки («брюки!») и т. д….

В конце концов мне это надоело. Я заорала на полдома:
- Боже мой! О чем вы спорите?!
- О-об одежде, - робко сказала Саша.
- Какая на фиг одежда?! Вы принадлежите к разным видам человечества! У вас разные вкусы! Разный стиль! О чем вы спорите??!!
- Ты права, - согласился Стас. – Я был не прав. Будем друзьями.

Они пожали друг другу руки и ненадолго успокоились. Но скоро я поняла, что это бесполезно.

Прошло ни много ни мало месяц, и я стала ощущать какое-то недоверие к Стасу. Он больше не казался таким интересным и смешным как раньше. Наоборот, каждый его шаг, его движение вызывали у меня смутное беспокойство. Но это было ничто по сравнению с его поведением.

Слов «Господи» или «Боже» он боялся как огня, а при фразе «к чертовой бабушке» становился увереннее. Его неестественность нарастала. Стоящие на полках пузырьки и гербарии не имели ничего общего с научными работами. Стас словно чувствовал мое отношение к нему и становился все раздражительнее. Вскоре это все кончилось мрачной развязкой.

Случилось это так. Мы сидели в гостях у Стаса и болтали о разных вещах. Стас куда-то вышел, и я, решив воспользоваться этой возможностью, незаметно выскользнула из гостиной и направилась на чердак, в ту комнату, где сидела странная птица Люси, и куда хозяин больше не пускал нас.

Поднявшись вверх по крутой лестнице, я оказалась перед темно-коричневой дверью с резной ручкой. Нажав на нее, я вошла в комнату и направилась к секретеру, в котором должно было находиться хоть что-то, подтверждающее мои подозрения.

Завидев меня, Люси предупреждающе запела. Я не обратила на нее внимания и открыла секретер. Там… Там лежала длинная темно-бордовая палочка. Я схватила ее и, сжав в руке, почувствовала мощную колдовскую силу. Неужели…

На пороге комнаты появился Стас. Я испуганно обернулась, тут же спрятав палочку за спину. Но он заметил это.
- Леся, отдай, пожалуйста, - мягко сказал он и протянул руку.

Я отдала ему палочку, не чувствуя подвоха. За это пришлось расплатиться.

Стас тут же наставил палочку на меня. Его одежду внезапно покрыла черная мантия, а глаза стали точно такими же, какие были у Лены, когда она была колдуньей.
- Кто разрешал тебе брать палочку? – угрожающе спросил Стас.

Я промолчала.
- Кто позволили тебе заходить в эту комнату?
- Послушай, Стас, я…
- Молчать! Ты нарушила запрет и за это будешь наказана!
- Но я не понимаю…
- Расконито закс!

В воздухе на миг засверкали искры. В то же время окружающая меня комната померкла…

С удивлением я обнаружила, что стою посреди пустынной местности.

Мои ноги словно налились свинцом. Вокруг простиралась безбрежная, словно выжженная, равнина, на которой лишь изредка можно было заметить высушенные кривые стволики низкорослых деревьев. И что самое интересное – я была на ней совершенно одна.

Поборов страх, я двинулась вперед, сама не понимая, зачем это делаю. Окрестности не менялись – будто я шла на месте. Снова остановилась. Огляделась. На всей равнине дышала смерть.

Внезапно в нескольких шагах от меня прямо из воздуха образовалось черное кольцо. На земле очутилась Саша, недоуменно оглядывающаяся по сторонам.
- Саша! – вскрикнула я и подбежала к ней. – И ты попалась?
- А где мы? – поинтересовалась та.
- Я не знаю. Лучше скажи, как ты здесь очутилась?
- Ну как. Я пошла искать Стаса и случайно зашла на чердак, в ту комнату, где сидит эта, Люси. Он стоял там, почему-то в черном плаще. Увидел меня и закричал: «Вон!». Теперь я здесь.
- Ясно. Ну ладно, - вздохнула я, - куда-то пойдем или здесь подождем остальных?
- Давай тут постоим, - предложила Саша, и мы остались стоять посреди безжизненной пустыни.

Прошло несколько минут, и из воздуха постепенно стали появляться все наши товарищи. Первой появилась Ира, затем Адриан, Дина, Женя, Артур и Лева. Все они засыпали нас вопросами о том, где мы находимся и что вообще тут происходит. Я лишь беспомощно развела руками.

Однако на этом сюрпризы не закончились. В воздухе материализовался Стас в черной мантии. В руках он все еще держал палочку.
- Стас! – воскликнула Дина. – Что все это значит? Как…
- Мое имя не Станислав, - холодно отрезал он. – Я – колдун Зэт, один из могущественнейших магов этой планетки.
- Зачем ты отправил нас сюда? – грозно спросил Адриан, сжав кулаки.
- Месть, вот что мне нужно. Из-за вас наш колдовской мир лишился одной из лучших учениц-колдуний, которая могла бы стать величайшей черной ведьмой…

Я поняла, о ком он говорит. Лена. Благодаря нам она вернула себе душу, что, конечно, далеко не обрадовало весь «колдовской мир». Но я решила не отвлекаться и слушала дальше.
- Именно поэтому я должен отомстить. Месть будет ужасна. Слушайте же, смертные! – Зэт воздел руки к небу. – Эта равнина называется Долиной Смерти, и здесь вы найдете свою погибель. Семерым из вас будет предложено по испытанию, в котором нужно либо выиграть, либо умереть. Выиграть в нем невозможно, поэтому я предлагаю вам сделку. Отдайте свои души Сатане и…
- Ни за что! – вскричал Лева.
- Пожалуйста. Вы все умрете, кроме одного. Он должен будет победить меня в решающей схватке. Если он победит, вы свободны, если же нет, никто из вашей компании никогда больше не придет на Землю.
- А кто будет с тобой сражаться? – спокойно спросила Ира.
- Посмотрим, - загадочно сказал Зэт. – Это будет тот, кто пройдет все испытания. Однако я - черный маг и не умею играть честно. Все ваши магические способности я забираю. – Зэт взмахнул палочкой. Из груди Саши, Адриана, Жени и меня вышел свет, всего четыре разноцветных огонька: лиловый, оранжевый, голубой и алый, которые тут же растворились в воздухе. Я почувствовала себя опустошенной. Кошка была моей неотъемлемой частью, без нее я ослабела…

Колдун продолжал:
- Вместо этого я дам вам оружие: короткий кинжал и кривой меч. – На каждом из нас появилось по охотничьему поясу, за которым в ножнах висела полированная сталь, острая как бритва («Круто!» - восхитилась Ира, рассматривая свой серебристый с украшенным рубинами эфесом кинжал.). – Итак, испытания начинаются!

С хлопком Зэт исчез, а равнина осталась прежней. Лишь в воздухе пророкотали его последние слова: «Не теряйте времени! У вас его слишком мало!»

- Пошли, - пробормотала я, и мы медленно двинулись вперед, даже не переговариваясь между собой. Вокруг стояла мертвая тишина.

Я в упор смотрела на землю. И внезапно остановилась, притормозив остальных. Растущие на песке сухие кустики сходились в одну линию, направленную с запада на восток, обозначая границу светло-желтого песка, на котором не было ни камушка. Это мне показалось странным, о чем я тут же сообщила друзьям.
- Ой, да ладно тебе, - сказала Дина, не заметив (как, впрочем, и остальные) этого феномена. – Что здесь может быть странного? – С этими словами она сделала шаг на светло-желтую полоску. На ее месте вдруг появилась бездонная пропасть…
- Мама!!! – заорала Дина, падая вниз. Ее руки скользнули по камню. В последний момент ее успел поймать Артур, схватив за рукав.
- Держись! – хором прокричали мы и побежали помогать ему. Однако было уже поздно. В руку Артура, которой он держал Диану, впилась стрела. Он сморщился, но был непоколебим. Однако, наверное, стрела высасывала силы, поскольку внезапно рука Артура сама собой разжалась. С громким криком Дина исчезла в черной пропасти. В тот же миг щель сомкнулась за ней, снова превратившись в обыкновенную землю.
- Нет, - бессильно сказал Артур, забыв даже про стрелу. А она тоже бесследно испарилась, оставив на его правой руке крестообразный порез. – Нет…

На месте бывшего края пропасти возник пьедестал с черным гробом на вершине. Вместе традиционного венка или креста на его крышке был прибит значок Венеры. Артур не отрываясь смотрел на него. А у меня из глаз уже давно катились слезы.

В дальнейший путь мы отправились уже всемером, присматриваясь ко всему подозрительному. И вдруг все окрестности стали зыбким болотом. Мы же оказались стоящими на большой, покрытой травой кочке.
- Куда дальше? – спросил Адриан, в беспомощности оглядываясь по сторонам.

Перед нами возникла тропинка, ведущая за пределы болота. Она выглядела очень утоптанной и надежной.
- Что-то мне это не нравится, - прошептала Саша. Но выхода не было. Мы сделали шаг и вступили на тропинку.

Ничего не произошло. Она не ушла из-под наших ног. Ободренные таким поворотом, мы пошли быстрее. Однако с каждым шагом тропинка все разветвлялась и разветвлялась, превратившись в конце концов в сеть сплошь перепутанных ниточек. Я окончательно запуталась. Любая может завести в трясину.
- Айда напрямик! – скомандовал Лева.

Мы направились по тропинке, которая шла более-менее прямо. Постепенно лишние тропинки исчезали, оставались лишь эта да несколько боковых. И вдруг Ира остановилась, повернувшись влево.
- Смотрите! – восхищенно воскликнула она и показала куда-то рукой. Повернувшись в этом направлении, я увидела невдалеке красивую зеленую поляну, укутанную белыми и нежно-розовыми цветами. Она была в низине, и болото, спускаясь к ней, понемногу сходило на нет. Но именно эта красота и безмятежность поляны беспокоила меня. Где-то же я о ней читала…

Ира тем временем как зачарованная двинулась к поляне по одной из тропинок. И внезапно я вспомнила!
- Ира! – заорала я. – Не ходи! Это же чаруса!!!
- Какая к черту чаруса? – равнодушно сказала та, даже не сбавляя шага.
- Это же самое гиблое место в болоте! – сообразила Саша. – Черная трясина!

У Левы действия были молниеносны. Едва заслышав последние слова Саши, он, недолго думая, достал из-за пояса кинжал и бросился наперерез Ире.
- Стой! – воскликнул он и загородил ей дорогу.
- Не смей преграждать мне путь, - властным тоном произнесла Ира и тут же выхватила свой кинжал. Замахнувшись им, она одним мастерским ударом выбила оружие из рук Левы и, оттолкнув его, пошла дальше. Там, где ступала ее нога, тропинка снова превращалась в зыбкую почву, не давая нам спасти подругу из лап болотника, хозяина этих мест.

Наконец Ира шагнула на поляну и мгновенно погрузилась в трясину. Черные нити не давали ей шевельнуться, цепко хватая руки и ноги и утягивая под воду, откуда уже не было возврата. К Ире снова вернулся разум, что мы сразу поняли по ее лицу – оно исказилось страхом. Но она не стала ни кричать, ни вырываться – просто прощально помахала нам рукой и исчезла вод темной водой.

Болото снова стало мертвой равниной, такой же, как в самом начале нашего пути, с одним только отличием – справа от нас стоял еще один гроб – со знаком Меркурия…

Теперь я понимала, как в понимании Зэта представлялась честь. Она для него не существовала. Чтобы побыстрее расправиться с нами, он просто заманивал нас в самые гиблые места, затуманивая и без того мутное сознание. И я была уверена, что тот, который все-таки выживет и станет сражаться с колдуном, все равно не выиграет. Зэт не позволит ему это сделать. Потому что все уже предрешено…

Мы шли в абсолютном безмолвии, гадая: кто же будет следующим? И что еще приготовил нам Зэт?

Ответ пришел прямо с неба. В воздухе послышались громкие визгливые птичьи крики. Скоро появились их владельцы – грифоны, существа с львиным телом и головой, передними лапами и крыльями грифа. Их глаза угрожающе горели во внезапно наступившем полумраке, а острые клювы были нацелены на нас.
- Приготовились! – воскликнул Женька. Мы вытащили мечи.

Грифоны атаковали. Их было не меньше дюжины взрослых особей. Они ловко планировали к земле и пытались убить нас огромным клювом, разорвать сильными когтями или оглушить могучими белоснежными крыльями. Начался бой не на жизнь, а на смерть. Никто не был из нас хорошим фехтовальщиком, и все отбивались как могли. В воздухе мелькали серебристые кинжалы, сыпались перья и лилась кровь. Вот один из грифонов когтем задел руку Жени, тот скрючился от боли, но ударил его в ответ мечом по шее. Грифон упал на землю.
- Один есть! – ободрил нас Женька.

А битва все продолжалась и продолжалась. Я тоже ухитрилась укокошить одну серую тварь, Артур и Лева вместе обрезали крылья золотистому, Адриан сразил белого…

Наконец их осталось всего двое: два темно-коричневых. На нашем фронте потери были незначительны: всего лишь несколько глубоких кровоточащих ран, порезов и ссадин. Однако грифоны решили не отступать. Один из них кинулся на всех нас, а другой устремился на Артура. Тот был серьезно ранен: всю его грудь прорезала длинная алая полоса. Пока ребята расправлялись с первым, который явно обезумел – налетал как бешеный, не давая отвлекаться, второй заставил Артура упасть. Последнее, что я видела из-за бьющих по лицу крыльев, это полулежащий на земле Артур с поднятым мечом в руке и реющий над ним грифон. Затем последний спикировал на него и, уклонившись от выпада мечом, впился когтями в грудь Артура. Теперь парень упал окончательно…

Издав громкий крик, грифон улетел, а мы подбежали к телу Артура, оставив лежать на земле искореженный труп другого чудовища. Парень был еще жив.
- Удачи, - ослабевшим голосом пожелал он, закрыв глаза.
- Артур, - позвал Лева. Но Артур уже не слышал. Его тело стало мерцать и исчезло. В воздух взлетел значок Нептуна и стал реять вокруг себя серебряную пыльцу. Там, где она упала, возник пьедестал, а потом и гроб. Нептун сел на его крышку и замер.

Теперь нас пятеро.

По-моему, прошло уже часов пять с момента нашего появления в доме Стаса. Мои часы почему-то остановились, наверное, на долине Смерти не было времени – там присутствовала вечность. И сейчас мы снова бредем по этой высохшей равнине, борясь с усталостью и жаждой. В душе какая-то пустота, а на сердце камень. Жизнь для меня потеряла всякий смысл, просто не хотелось жить дальше и видеть смерть остальных моих товарищей. А вдруг следующей буду я? Постепенно во мне угасал последний огонек надежды на счастливое будущее. Но я знала, что именно этого хочет Зэт. Если мы сдадимся, мы лишь приблизим свою неизбежную смерть, да еще и попадем после нее в ад, прямо в лапы к Сатане. Этого нельзя было допустить, поэтому мы решили бороться до последнего. Да, троих из нас нет, а скоро умрут и остальные, но все же смерть лучше встретить грудью, а не спиной. А той искоркой, которая жила внутри каждого из нас, была именно надежда на того человека, который выживет и сразится с колдуном. Нельзя отрицать то, что победа еще возможна!

В глазах начинало двоиться. Я посмотрела вперед и увидела вдалеке приближающегося к нас монстра. Сначала я подумала, что у меня мираж от жажды. Но, поскольку ни солнца, ни ветра здесь не было и в помине, я поняла, что это новое препятствие. Существо, быстро шагающее к нам, было метров восемь в длину, у него была огромная петушиная голова с алым гребешком, искрящиеся желтые глаза с вертикальным зрачком, несоразмерное с остальными частями птичье тело, покрытое серебристой чешуей, длинные петушиные ноги с острыми когтями и извивающийся, в две трети всей длины чудовища, драконий хвост. На спине монстра находились узкие, скудо оперенные, белые крылья с когтями, как у птеродактиля.

Чудовище стремительно приближалось. Из его клюва высовывался раздвоенный язык. Я вспомнила, как называется этот монстр – василиск, чудовище, способное убивать взглядом. Мои друзья тоже узнали его и остановились.
- У кого-нибудь есть зеркальце? – уныло спросила я, шаря по карманам.
- Не-а, - ответила Саша. – Похоже, Стас, то бишь Зэт, забрал его. Зато я нашла у себя кое-что другое, чего никогда не ношу в кармане. – Она выудила из джинс черные солнечные очки. – Все! Теперь взгляд василиска мне не страшен!
- Надо же! – восхитился Лева и тоже достал неизвестно откуда появившиеся очки.
- Видимо, василиск страшен еще чем-то, кроме взгляда, - проговорил Женька, стоя во всеоружии.
- Да, - согласилась я, - у него еще ядовитое жало на кончике хвоста. Будьте осторожны.
- ОК, - сказал Адриан и выхватил меч. Мы тоже приготовились.

Наконец василиск приблизился. Я стояла и молча изучала своего противника. Уязвимых мест было довольно мало, однако, к нашему счастью, шея возле головы василиска была покрыта не чешуей, а перьями, поэтому, если с силой рубануть по ней, то можно вытащить шанс на победу.
- Ребята, бейте по шее! – закричала я, увернувшись от резкого взмаха хвоста василиска. – В атаку!

Мы бросились на монстра. Еще один бой. Василиск был вооружен не только жалом, но и острым клювом, сильными когтями на лапах и крыльях, а также ловким змеиным хвостом, который мог запросто сбить с ног любого из нас так, что потом искать очки будет уже поздно. Нужно было быть настороже. Его чешуя отлично выдерживала удары наших мечей, но маневренность явно страдала. Оставалось только перерубить его шею и все…

Однако легко сказать, но не легко сделать. Пока ребята воевали в активно машущими крыльями, мы с Сашей, минуя проносящийся то там, то здесь драконий хвост, подобрались к птичьим лапам василиска. Затем разом ударили по его лодыжкам. Толщиной они были примерно с тело взрослого человека в профиль, но одновременный удар по обеим ногам вызвал у василиска очень неприятное ощущение. Он упал как подкошенный. К нему со всех сторон бросились остальные ребята и, не теряя времени, стали перерубать шею. Монстр дергался, шипел, пытался встать, но скоро дело было сделано. Голова василиска лежала подальше от тела, а мы расположились подальше от нее, чтобы случайно не испачкать нашу одежду зеленой кровью.

Чудовище было больше не опасно. Мы стояли возле его задней части тела и тихо все обсуждали. Внезапно острое жало метнулось в воздухе и впилось в спину Леве. Он упал на живот, с раскрытыми от ужаса глазами. По его спине сочилась кровь, а жало испарилось в воздухе. Тело Левы получило дозу смертельного яда и сейчас медленно умирало у нас на глазах. Лева уже не мог говорить, его лицо становилось белым, руки дрожали в судорогах. Лишь глаза, его живые голубые глаза говорили о том, что его организм все равно борется с ядом, мозг продолжает работать, а сердце чувствовать. По его щекам катились слезы. Он плакал не из-за того, что умирал, а оттого, что прощался с нами, быть может, навсегда…

И снова по равнине полилась серебряная пыльца. Ее сыпал Плутон…

Настроение еще больше испортилось. А равнина начала медленно менять свои очертания. Я с изумлением оглядывалась. Мы шли уже по заросшей свежей зеленой травой Долине. На небе появилось солнце, а само оно стало нежно-голубого цвета, с бегущими по нему узкими белыми облаками. Солнце не спеша двигалось по небосводу; вот оно уже в зените, ближе к краю горизонта, вот совсем скрылось за видневшимися вдалеке невысокими горами. На короткое время наступила ночь. Послышался протяжный волчий вой, затем небо на востоке посветлело, порозовело, и в тот же миг толпившиеся рядом облака пронзили яркие солнечные лучи. Наконец солнце полностью вышло из-за горизонта, и все снова началось сначала. Казалось, что день и ночь следуют здесь своим законам. Одно сменялось другим, а мы все безостановочно шли и удивлялись, как изменялся пейзаж.

В начале это была лишь пустынная равнина, затем на ней стали появляться редкие деревца, потом повалили широкие, густые темные леса, зубцы гор, обрывы, утесы, бушующие моря. Справа от нас на высокой скале появился и исчез каменный замок. Постепенно леса стали редеть, и вокруг нас снова потянулась цветущая равнина. Солнце замерло у восточного края горизонта, примерно на одиннадцати часах.

Мы решили сделать привал. Но стоило нам только присесть на шелковистую травку, как в нескольких шагах от нас появился закованный в латы рыцарь. За поясом у него висел тяжелый меч, на голове был шлем с пышным красным убором. Он низко поклонился и сказал:
- Приветствую вас, чужеземцы, в графстве Марисаво. Я, сэр Ламос, ближайший вассал Его Высочества графа Луи де Марисаво, прибыл сюда, чтобы поинтересоваться у вас: в той стране, откуда вы прибыли, бывали ли рыцарские турниры и есть ли там настоящие мужчины?

По тому, как он заумно говорил, и по его доспехам я поняла, что мы попали в век нашей истории, когда еще существовали рыцари. И сэр Ламос был один из них.
- А зачем вам это знать? – с подозрением спросил Адриан.
- В нашем графстве существует традиция встречать всех чужеземцев рыцарским турниром. У нас очень много достойных рыцарей, жаждущих сразиться с кем-то, кроме своих. Считайте, что это что-то вроде пошлины, которую вы обязаны заплатить при проезде через наши земли, - с улыбкой склонился в поклоне сэр Ламос. – Так являетесь ли вы истинными рыцарями?

Судя по всему, разговаривал он с нашими бойфрендами, а нас он просто не замечал. Это понятно – в те времена за право обладать девушкой бились на турнирах, но никаких особых прав они перед мужчинами не имели. Саша подтолкнула под бок Женю, и тот, немного заикаясь, ответил:
- Д-да. Я смею у-утверждать, что… что мы можем претендовать на-на звание настоящих рыцарей.
- Надеюсь, вы не откажетесь доказать это, - ухмыльнулся сэр Ламос.

В ласковом голосе сэра Ламоса я слышала какой-то подвох. С чего это мы вдруг оказываемся в средневековом времени и какой-то рыцарь (что еще доказать нужно) вызывает наших парней на турнир?
- О, я вижу, среди нас дамы. – Рыцарь учтиво поклонился. – Как Ваши имена, миледи?

Я решил, что играть значит играть. Присев в реверансе, я ответила:
- Я – миледи Люмазель.

Саша поняла мой намек и сделала то же самое:
- А я - миледи Александрия.
- А как имена Ваших доблестных друзей?
- Это сэр Адриано де Рор…
- И сэр Жеман де Рор.
- Очень приятно иметь честь разговаривать с таким воспитанным милордом, - хором ответили «сэр Жеман де Рор» и «сэр Адриано де Рор».
- Не хотите ли Вы показать свою доблесть перед этими очаровательными миледи? – спросил рыцарь.
- Да, пожалуй, - согласился Адриан.
- Извольте, - ответил рыцарь и хлопнул в ладоши три раза.

Слева от нас появилось небольшое каменное сооружение, напоминающее доисторический стадион. На нем были трибуны, покрытый мелким песком двор, выход на него, а сверху – роскошная ложа с бархатными сидениями.
- Прошу занять Ваши места, миледи Люмазель и миледи Александрия. – Рыцарь еще раз хлопнул в ладоши, и мы с Сашей очутились прямо в этих ложах.

На дворике уже стояли сэр Ламос, Адриан и Женька.
- Турнир предполагает два сражения: на копьях и на мечах, - сказал рыцарь. – Мечи у вас есть, а копья и лошадей приведут оруженосцы. Кто будет сражаться первым?
- А до какой поры? – поинтересовался Женя.
- Насмерть, - как само собой разумеющееся сказал сэр Ламос.

Адриан поперхнулся. Мне стал понятен смысл пребывания здесь сэра Ламоса – еще одно препятствие. А рыцарь продолжал:
- Сражаемся мы за поцелуй миледи и за золотой кубок. – В руках Саши появился кубок размером с китайскую антикварную вазу. – Последнюю награду получит тот, кто останется в живых. Вам все понятно?
- Абсолютно, - ответил Адриан.
- Тогда начнем турнир! – Сэр Ламос щелкнул пальцами.

В тот же миг Женя и Адриан оказались в легких доспехах с ног до головы. В руках каждый держал шлем с пушистым пером: у Жени - коричневое, у Адриана - серое. За поясом у них повисли их серебристые мечи.
- Ну-с, начнем! – потер руки сэр Ламос. – Кто первый?

Я обратила внимание, что он говорит уже не так вежливо и изысканно, как раньше – наоборот, в его голосе слышалась коварная усмешка. Женя и Адриан обречены на погибель, и мы с Сашей не в силах им помочь.

Тем временем, после секундного колебания, Женя сделал шаг вперед.
- Ну что ж, очень рад, очень рад, сэр Жеман де Рор. Вам предстоит первому ум… сразиться со мной на поединке. Выбирайте, на чем мы будем драться сначала: на копьях или на мечах? – хитро спросил рыцарь.
- Ммм… На мечах, - сказала «де Рор».
- Отлично! – Рыцарь хлопнул в ладони. Адриан оказался на одной из трибун, а Женя и сэр Ламос уже стояли друг против друга с мечами наизготовку. Женя надел шлем и выглядел довольно внушительно.

Сэр Ламос сделал первый выпад. Женя отразил его и ответил тем же. Два меча, серебристый и черный, скрестились. В воздухе засверкали искры. Противники отпрыгнули друг от друга и продолжили схватку.

Несмотря на то, что Женька вообще в первый раз держал меч, дрался он отчаянно и смело. Удары сыпались один за другим, во все стороны летели искры. Несколько раз меч Жени попадал по доспехам сэра Ламоса, но не наносил ему никакого вреда. Когда же меч его соперника касался его брони, звона металла не было слышно, меч будто входил в кованую сталь, нанося серьезные раны.

В конце концов, сэр Ламос с такой яростью ударил по мечу Жени, что тот переломился. Парень остался без оружия. Но сэр Ламос не стал его добивать. Он помог ему подняться с земли от сильного удара и сказал:
- В этом состязании победителем оказался я. Но не волнуйтесь, у нас еще есть борьба на конях, с копьями. Ввести коней!

Из ворот под ложей, в которой мы сидели, вышел черный конь, закованный в доспехи, веденный невидимой рукой. Рядом в воздухе плыло блестящее полированным деревом копье. Глаза лошади горели черным огнем.

Под повод на поле вывели еще одного коня, на этот раз чисто-белого, но тоже закованного в латы. Его глаза были нежно-розовыми. Женя лихо вспрыгнул на него и схватил оружие. До этого он немного занимался верховой ездой, и я надеялась, что его знания пригодятся ему в поединке.

Соперники разъехались в разные концы стадиона и встали там так, чтобы вонзить копье друг в друга при столкновении.

Рядом с нами появилась женщина в средневековом платье. На ее шее и пальцах были золотые украшения, платье поражало своей красотой. На вид ей было лет тридцать, черты ее лица были ровными и гладкими. Я сразу поняла, что это графиня, жена графа Луи де Марисаво. В руке она подняла белоснежный платок и махнула им.

Каждый из рыцарей дернул за поводья, и разъяренные кони бросились вперед. Женя и сэр Ламос выставили перед собой копья и понеслись друг на друга.

И вот произошло столкновение. Копье Жени скользнуло по доспехам сэра Ламоса, а копье рыцаря вонзилось прямо в предплечье парня. Мы с Сашей мгновенно вскочили со своих мест. Я собственными глазами видела, как броня Женьки превратилась в дым, как только копье сэра Ламоса коснулось ее и прошило предплечье насквозь.

Женя упал с лошади на пыльную землю. Его латы уже исчезли, а на плече расплывалось кровавое пятно. Копье все еще торчало там, причиняя Женьке, наверное, адскую боль. Саша спрыгнула прямо с ложи во двор и подбежала к парню.
- Женя… - Она сжала его руку в своей. – Женя… не умирай…
- Саша… - Женя слабо улыбнулся. – Прощай…

Его тело на мгновенье дернулось и застыло. Голова безжизненно склонилась набок, вечно веселые, жизнерадостные карие глаза закрылись. Тело Жени стало исчезать.
- Нет! – закричала Саша, прижимая его руку к груди. – Нет! Я не отдам вам его! Не отдам!..

Но ее крики были бесполезны. Женя растворился в воздухе. Саша уронила лицо в ладони и зарыдала. А я смотрела на пустое место без единой капли крови на песке. Сколько еще страданий принесет нам колдун? Неужели и я когда-то вот так закончу свою жизнь? Неужели…

- Теперь ваш черед, сэр Адриано де Рор, - сказал сэр Ламос, когда мы снова заняли свои места в ложе, из которой еще не исчезла графиня. На поле она смотрела остекленевшими глазами, ее лицо ничего не выражало. Наверное, это была лишь картинка, голограмма, нужная лишь для того чтобы давать сигнал к началу поединка.
- А… Мне м-можно у-уклониться от-т т-турнир-ра? - заикаясь спросил Адриан.
- Да вы что? Вы рискуете потерять свою честь и достоинство! – взвился рыцарь. – Тем более что в таком случае обе миледи и кубок будут принадлежать мне как победителю.
- А вот этого не надо, – посерьезнел Адриан. – Я готов.
- С чего начнем?
- С копий.

Я вытаращила глаза. Он что, с ума сошел? Хочет приблизить свою кончину?

Но все оказалось по-другому. Когда рыцари верхом на конях расположились в разных концах стадиона, графиня махнула платком и соперники ринулись друг на друга, Адриан необычайно ловко сумел уклониться от копья противника и ухитрился сбросить его с лошади. Копье не причинило рыцарю вреда, казалось, его броня была непробиваема. Поднявшись, сэр Ламос пожал Адриану руку и сказал:
- Копьем вы владеете неплохо. Но как насчет мечей?

Им вручили мечи, которые до этого лежали во дворике: серебристый и черный. Соперники встали друг против друга. Сэр Ламос снова начал первым. Меч Адриана и меч рыцаря столкнулись в воздухе, осыпав землю дождем искр. Затем закипел нешуточный бой.

Адриан владел мечом не хуже своего брата, но сэр Ламос был настоящим мастером своего дела. На этот раз игра шла вроде бы честно. Однако я не доверяла Зэту и ожидала трагической развязки. Когда рыцарь замахнулся своим мечом и нанес удар Адриану, тот не смог его отразить. Латы его полностью исчезли, и сэр Ламос метил прямо в сердце Адриана. Но он снова уклонился, и меч полоснул лишь по его руке, оставив там глубокую, но не смертельную рану. Адриан упал на землю. Рыцарь воспользовался этим и выбил меч из его рук. Однако Адриан не умер, а остался лежать на песке.
- Ну что ж, милые миледи, я – победитель, - с усмешкой в голосе сказал сэр Ламос, подходя к нашей ложе. Мы стояли рядом со своими местами. – И поэтому мне полагается кубок и по поцелую: с вас, миледи Люмазель, и с вас, миледи Александрия. Я желаю получить награду немедленно.

Мы с Сашей переглянулись. Она впихнула в руки «победителю» кубок и поспешно сказала:
- Поздравляю вас с победой, любезный сэр Ламос, - а сама тихонько прошептала: - Поганая сволочь.
- Что-что? – осведомился тот.
- Да так, ничего. – Саша улыбнулась.
- А теперь – поцелуй.

Саша подтолкнула меня под ребра. Что, я первая? Вот повезло… Сэр Ламос тем временем снял шлем. Под ним оказалась голова двадцати девятилетнего мужчины с небольшой каштановой шевелюрой. На лице у рыцаря были тонкие усики, большой нос и узкие впалые губы. Он приблизился ко мне.
- Ну так что, вы поцелуете меня, миледи?

И с чего это ему так хотелось получить мой поцелуй? Я медлила. Посмотрев на Адриана, лежащего на земле с кровоточащей рукой, я прочитала в его глазах боль и укоризненный вопрос: «Неужели ты поцелуешь этого подонка?»
- Нет! Ни за что! – воскликнула я и дала сэру Ламосу звонкую пощечину.

Он отшатнулся, схватившись левой рукой за щеку, а правой за меч. Он злобно сощурил свои голубые глаза... Стойте. Глаза. Пронзительные, полные ненависти и злобы голубые глаза. Да это же Зэт!
- Саша! – закричала я. – Сэр Ламос – это Зэт!

В тот же миг все исчезло: и стадион, и ложа, и графиня, неподвижно смотрящая куда-то, и прекрасная долина, и солнце с облаками, и стоящий в оцепенении сэр лже-Ламос. Мы снова оказались посреди голой пустыни.

Я подбежала к Адриану.
- Как ты?
- Все… в порядке, - через силу проговорил Адриан. – Спасибо тебе…
- За что? – улыбнулась я.
- Ты… не предала меня. – Адриан тихо застонал.
- Ну как же я могла? Я люблю тебя. И тем более… одна его внешность напугает носорога, не говоря уже о моральных качествах. Мог и покрасивее рыцаря создать…

Адриан засмеялся. Потом он замолк и стих. Наступило молчание.

- Что ж, - сказал Адриан через некоторое время. – Вам пора в путь.
- А ты? – спросила Саша.
- Я… А что я? Я буду вам только обузой. С этой раной я не смогу сражаться. Пошевелить рукой и то очень трудно. Идите, - мужественно сказал он.
- Но… ты же погибнешь! – воскликнула я в ужасе.
- Не волнуйся. Будем живы, не помрем, - улыбнулся Адриан.
- Да, в нашем положении эти слова звучат просто помешательски, - заметила Саша.
- Будь оптимистичней, Сашка! Все, идите, - поторопил нас Адриан, - у вас мало времени. И, пожалуйста, дайте мне мой меч. Если я умру, то не без сопротивления.
- Меч? – Я огляделась и в нескольких метрах от лежащего Адриана увидела воткнутый в каменистую почву серебристый меч. Подойдя к нему, я с трудом вытащила его из земли и отдала Адриану, который привстал и уже сидел на холодном песке.
- Прощай, - грустно сказала я.
- Прощай, - повторила Саша.
- До встречи! – крикнул Адриан нам вслед.

Все-таки он был ужасным оптимистом.

Дальше мы шли уже вдвоем. Как одиноко и незащищенно чувствовала я себя без Женьки и Адриана! Привыкнув к человеку, уже не представляешь без него жизни, в чем я убедилась на собственной шкуре. Все казалось другим, раскрашенным в серые тона. Вокруг – тишина, ни единого движения в милях от тебя. Ты один, здесь, на голой равнине, где есть только смерть и одиночество. Я часто видела такое в снах. Это были мои худшие кошмары. Я просыпалась в холодном поту и с облегчением понимала, что это только сон. Теперь же он сбылся. Рядом понуро брела Саша. Я знала, что ее сердце тоже болезненно сжимается, когда она вспоминает обо всех, кто нас уже покинул. Веселая Дина, приколистка Ира, мужественный Артур, рассудительный Лева, смелый Женя, жизнерадостный Адриан... Неизвестно, встретим ли мы их еще когда-нибудь. Одно утешение: свою смерть они встретили достойно.

Из раздумий меня вывела длинная стрела, вонзившаяся в землю в нескольких сантиметрах от моей ноги. Это что-то новенькое. Я остановилась и посмотрела в небо. К нам стремительно приближалась еще одна черная точка. Она чуть было не впилась в Сашину руку, но та вовремя отдернула ее.
- Так, это уже серьезно! – закричала я, уклонившись от следующей стрелы, метившей мне в голову.
- Нам нужен щит, - рассудительно сказала Саша.
- Где его возьмешь? – пожала плечами я.
- Но иначе мы… - Саша отскочила в сторону, - …иначе мы погибнем.

В наших руках очутилось по круглому железному щиту.
- Эх, не верю я этому Зэту! – прокричала я сквозь нарастающий шум. – Ну, была не была!

Теперь стрелы сыпались градом. Из-под щита нельзя было высунуть даже руку, так густо они летели. Мой локоть нечаянно вышел за пределы защиты, и его тут же пронзила стрела. Я, стиснув зубы, дернула ее за рукоять и вытащила. Стрела была с четырехгранным наконечником, точно такая попала в руку Артуру, когда он пытался спасти Дину от падения. Мои подозрения насчет таких стрел тут же подтвердились – я стала чувствовать все нарастающую слабость, а мой щит постепенно начал исчезать.

Но уже и стрелы летели не так густо. Их рой все редел, редел, и, к тому времени, как мой щит полностью испарился, воздух стал чистым. Мы с Сашей радостно обнялись. У нее щита тоже не было, но в это уже не было необходимости.

И вдруг, в тот миг, когда мы были готовы отправиться в дальнейший путь, в воздухе что-то просвистело. В то же мгновение Саша упала. В ее сердце торчала черная стрела, а глаза остекленели в состоянии ужаса.
- Саша! – Я кинулась к ней со слезами на глазах, протягивая руку к стреле.

Но я опоздала. Снаряд развеялся черным дымком, а тело моей подруги исчезло. Над тем местом, где оно лежало, взлетел искрящийся радужный Уран и стал сеять разноцветную пыльцу, из которой появился черный гроб… Я осталась одна.

Боже, как страшно было мне идти по этой голой Долине Смерти! Это было страшнее любого сна, потому что здесь нельзя было проснуться. Больше никто не мог поддержать меня, подбодрить, вывести из меланхолии, внезапно нахлынувшей вновь. Однако это должно было случиться. Я осталась. Осталась последней. И если я выживу, одержу победу над Зэтом, я спасу своих друзей. Если нет, умру вместе с ними, но не покажу врагу спину, не сдамся! Их жизни теперь в моих руках, их надежды только на меня. И я не предам их.

Вдали что-то замаячило. Я остановилась и вгляделась вдаль. Это «что-то» быстро приближалось и очень напоминало огромного дракона. Когда оно подошло еще ближе, я поняла, что не ошиблась. Это действительно был дракон-огнемет. Его массивное тело, покрытое темно-зеленой чешуей, держалось на четырех лапах с острыми когтями; голова изгибалась в разные стороны на длинной шее, на спине располагались огромные перепончатые крылья, а хвост был увенчан четырьмя костными шипами. Вот оно, последнее препятствие! Сам Зэт, собственной персоной.

Я молниеносно вынула из-за пояса меч и встала в боевую готовность. Дракон открыл пасть, и из нее вырвалась струя ярко-оранжевого пламени. Я увернулась. Тогда он сделал выпад, пытаясь перехватить меня тридцатисантиметровыми клыками, острыми, как бритва. Я отскочила в сторону, не спуская с него глаз.

Дракон рассердился и пошел в наступление. Мне приходилось уворачиваться от его пасти, шипованного хвоста и пламени, одновременно думая о том, как же победить это чудовище. Дракон остановился. Из его пасти вылетели слова:
- Сдавайся, Леситен! Каждый из моих шипов моего хвоста содержит смертельный яд. Стоит хоть одной капли его попасть тебе в кровь, как ты умрешь в страшных мучениях. Сдавайся, и я пощажу тебя. Мы вместе будем царствовать над миром, а твои друзья будут прислуживать нам, совершенно забыв о своей прошлой жизни!
- Ни за что! – крикнула я.
- Я предлагаю тебе безграничную власть и силу! Подумай, от чего ты отказываешься, девчонка! Ты станешь сильнее в десятки раз, я сделаю тебя самой великой черной колдуньей, если ты сдашься!
- Ни за что! Ты убил моих друзей! Ты надеешься, что я предам их в самом конце пути? Не на ту напал, Зэт! Я не предательница! Мне не нужна твоя власть и твоя сила! Я ненавижу зло!
- Ты сама выбрала свою судьбу! Теперь ты умрешь! – оскалился дракон и выдохнул длинную стрелу жаркого пламени. Волосы опалило, я защитила лицо рукой. Воспользовавшись таким случаем, я попыталась отыскать у дракона уязвимое место. Оно снова оказалось на шее. Там чешуя была потоньше и можно было вонзить меч. Но Зэт не давал мне и шагу ступить, поминутно паля пламенем и поворачиваясь вокруг себя, чтобы задеть шипованным хвостом.

Я начинала уставать. У меня мало осталось сил после стрелы, вытащенной из руки, а резкая потеря всех друзей сказывалась на нервах. Ноги почти не слушались меня, а дракон, казалось, вообще не знал усталости. Он еще раз пальнул огнем. Я не успела увернуться. Лицо сильно обожгло, сильный порыв горячего воздуха повалил меня на землю. Меч лежал где-то в стороне. Я уже чувствовала на себе горячее дыхание дракона, видела перед собой алую пасть с двумя рядами острых зубов и понимала, что уже ничего не могу сделать. Все кончено. Сейчас дракон перекусит меня пополам, и я умру точно так же, как мои друзья, даже не успев спасти их…

Неожиданно голова дракона вскинулась вверх, из его пасти вырвался громкий рык, переросший в хрип. Я заметила лишь то, что что-то промелькнуло в воздухе и вонзилось в шею дракону. Повернув голову в сторону, я увидела упавшего на землю Адриана.

Силы дракона еще не иссякли. Он взмахнул хвостом, отбросил Адриана далеко в сторону и двинулся ко мне. Но в горле его торчал сияющий меч, причинявший ему боль и забирающий его силы. Зэт подвел сам себя. Он вдруг пошатнулся и рухнул. Меч растворился в красной крови дракона. Во мне проснулась надежда, что он побежден, я попыталась подняться. Однако хвост чудовища метнулся в мою сторону, и один из шипов вонзился в мою руку. В тот же миг его тело исчезло.

Я снова упала. Глаза заволакивало туманом, во всем теле я ощущала слабость, которая становилась все сильнее. Я почувствовала, что мне трудно дышать.

Левая рука, не пронзенная шипом, все то время, пока я еще владела собой, держалась в воздухе, застыв там. С глухим стуком она упала на песок. Мои глаза закрылись.

Я провалилась в темноту.

Окончание...









• ФАНТАСТИКА •

творчество посетителей cats-портала:

В CATS-библиотеке я постаралась собрать литературные произведения, героями которых являются коты и кошки, либо им отводится небольшая, но заметная роль. Здесь представлены как и всем известные авторы, так и творчество начинающих. Присылайте стихи и рассказы по адресу info@mau.ru

Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более. (А.П.Чехов)
Все афоризмы про кошек

Во время кошатьбы все коты громко поют, делают акробатические упражнения, быстро бегают и подолгу в задумчивости смотрят друг на друга.
Юмор про кошек



На главную