CATS-портал mau.ru
Гостиница для кошек в Москве Cat's Dream Hotel
FELINE II

Ольга Омельчук

FELINE II


Ну что ж, миновал год с того дня, как мы повстречались с колдуньей. Способность превращаться в кошку осталась у меня, но в полнолуние превращение происходило само собой, и я ничего не могла с этим поделать. Хорошо, что родители всегда спали в это время, а моя беспомощность длилась не больше, чем два часа. Потом я снова обретала силу. Вертикальные зрачки тоже сохранились, но они приятно удивили меня - оказывается, видеть их мог только человек, знающий правду обо мне. Для остальных же они принимали облик обыкновенных.

Женя и Адриан долго не объявлялись после нашего отдыха на даче, но спустя три месяца первый таки позвонил и объяснил, что они живут в Петербурге и увидеться мы не сможем. Адриан так и остался котом, у него почему-то не хватило сил стать человеком. Я поинтересовалась, как на это отреагировали его родители, но Женька промычал что-то невразумительное и сразу же сменил тему. Очевидно, это была тайна, которая откроется позже.

Десятый класс мы так же успешно закончили, и предки снова сделали нам подарок: месячные каникулы на нашей даче в Подмосковье. Мы с Сашей были очень рады, несмотря на то, что там жила наша старая знакомая - колдунья. Хотя, возможно, она уже убралась с поселка в другое место. Тогда будет еще лучше. И мы еще раз дали свое согласие, начав паковать вещи.

Лишь одно омрачало мое безоблачное настроение - как я не старалась, мне так и не удалось научиться превращаться в какое-то другое животное. В облике кошки я могла менять свою расцветку и породу, однако вот стать кем-то другим осталось непостижимым. Наверное, одного желания было мало. А что я могла сделать в облике кошки? Да буквально ничего. Конечно, поймать мышь или попрыгать за воробьем входило в мои возможности, но защититься от злой собаки я не могла. Так или иначе, мы быстро собрались и вышли из дома.
- Саш, ну ты все?
- Угу.
- Тогда пошли, а то Женька и Адриан уже заждались.
- Иду.

Повесив на плечо походную сумку и поправив прическу, Саша нажала на ручку двери. Я уже давно стояла рядом и нарочно зевала, глядя, как моя подруга безустанно смотрится в зеркало. Наконец, взглянув в него последний раз, она вышла в секцию. Я закрыла дверь и встала возле нее.

Лифт все не шел. Я подошла к окну и выглянула наружу. В Москве моросил грибной дождь, вопреки тому, что уже шел июнь. Я ненавижу такую погоду, но на этот раз нам не придется добираться на автобусе до электрички, поскольку Женя и Адриан любезно согласились подвезти. Их серый с металликом Форд стоял недалеко от подъезда и нетерпеливо мигал фарами.

А лифта все не было. Сашка в порыве злости треснула по дверце, но в ответ раздалось лишь глухое эхо.

- Пошли по лестнице, - хмуро сказала я, и мы на всех парах понеслись вниз, перепрыгивая через три ступеньки. Я живу на одиннадцатом этаже, а последние заготовки мы делали у меня, так что вместо семи этажей пришлось топать все одиннадцать.

Наконец, вылетев из подъезда, мы подбежали к Форду. Передняя дверца открылась, Женя подхватил наши сумки, открыл багажник и, сунув их туда со свойственным ему рвением, распахнул заднюю дверцу машины. Саша устроилась на переднем, а я на заднем, рядом с Адрианом. Превратившись в кошку, я удобно расположилась на своем месте, свернувшись в клубок и прикрыв мокрый бардовый нос пушистым черным хвостом. Несмотря на свои возможности я предпочитала свой первоначальный облик - черный треугольник на голове, вся верхняя часть туловища черная, хвост тоже, и белоснежные лапы вместе с остальной частью тела. В целом я выглядела неплохо, учитывая то, что каждый раз на моей шее оказывался фиолетовый ошейник с медальоном. Адриан дремал на своем месте, а я просто прикрыла глаза. Машина взревела и тронулась с места, все дальше и дальше удаляясь от моего дома.

Мерное покачивание усыпило меня, и я окончательно заснула на теплом сидении.

Я открыла глаза и прислушалась. Судя по всему, мы все еще ехали. До Ведьмино путь неблизкий, а кошки долго спать не умеют. Я поднялась, потянулась и выглянула в окно. Передо мной вихрем проносились высокие деревья, пышные кусты и зеленые равнины; то там, то здесь мелькали одинокие домики. Внезапно мимо промчалась табличка, и я успела прочитать надпись: "Сократово". Может, мы уже рядом?

Бросив взгляд на передние места, я увидела, как непринужденно отклонена голова Саши. Она тоже заснула. Похоже, пока я дремала, в машине оставался только один бодрствующий человек, Евгений, то бишь наш водитель.

Мгновенно став человеком, я окликнула его:
- Жень!
- А, Лесь, уже проснулась?
- Ага.
- А мне вот спать нельзя, - нарочито грустно сказал он.
- Попробуй только засни, - грозно, но в шутку, сказала я и нахмурила брови. - Мы скоро приедем?
- Да. Только что было "Сократово", еще 50 км и мы дома.
- Вы так и будете снимать домик возле нас?
- Скорей всего. Нам там понравилось.
- О чем базарим? - раздался голос Адриана. Он тоже встал и сейчас сидел, обернувшись каштановым хвостом.
- Да так, - небрежно бросила я. - Долго же ты спал!
- А ты посмотри на Сашку! До сих пор дрыхнет.
- Я уже не сплю, - послышался недовольный голос Саши, и я увидела как она открыла зеркало и стала себя рассматривать. Будто больше заняться нечем!
- Кто хочет печенья? - спросила я.
- Смотря какого, - ответил водитель.
- Могу предложить "Юбилейное", "Принц", "Дан Кейк".
- Есть еще пряники, - вставила Сашка.
- Давайте. - Женька задумался. - "Дан Кейк". С какой хоть начинкой?
- Шоколадной.
- Сойдет.

Передав ему печенье, я пошарила у себя в кармане и выудила оттуда пачку рыбных консервов. Адриан принялся есть их, предварительно поблагодарив меня.

- Откуда у вас все это? - удивился Евгений. - Я же ваши сумки в багажник запихнул.
- А у нас еще пакеты есть, - гордо сказала Сашка.
- И карманы, - поддакнула я.
- Там случайно не найдется стакана воды? - поинтересовался Женя, притормаживая.
- Найдется. - И Сашка, изобразив туш, вытащила из пакета полтора литровую бутыль "Фруктайма".
Женька остановился на обочине, и мы перекусили. До дома осталось совсем немного, но есть-то хочется. Мы с Сашкой запаслись едой для всех.

В путь мы отправились через двадцать минут. А еще через двадцать прощались с ребятами у ворот нашего домика.

- Мы позвоним, - сказал Адриан. Запрыгнув в машину, он закрыл за собой дверь, и Форд рванулся с места в сторону их дома. А мы с Сашей подняли свои сумки и пошли в дом.

Там ничего не изменилось. Пыль лежала вековыми слоями и поднималась от малейшего движения, окна помутнели, умывальник почернел. Но ничего, ведь мы снова на нашей даче! Первым делом мы принялись за генеральную уборку. Весь дом просто вылизали. По комнатам, словно электровеник, пронеслась Саша, а по кухне и огороду я. Вскоре все было чисто и уютно. В гостиной на столе стоял букет розовых роз, сорванных в нашем цветнике. В холодильнике находилась баночка с петрушкой и укропом. Довольные своей работой, мы в изнеможении опустились на диван и стали обсуждать план дальнейших действий.

- Нам нужна собака, - твердо сказала Саша.
- Что-то они у нас не задерживаются, - покачала головой я.
- Ничего страшного. Нельзя оставлять дом без охраны.
- Да кто к нам может залезть?
- Кто угодно. Пойдем лучше пса поищем.
- Пса? Опять?
- А что?
- Давай лучше девочку.
- Ладно. И назовем ее.
- Гера!
- ОК.

Мы встали и вышли из дома. Во дворе было точно так же, как и прошлым летом. Ярко палило солнце, благоухали розы. Вот только темно-зеленая будка пустовала. Я вспомнила об Афгане. Ведьма убила его с помощью усыпляющего средства для животных, а он все равно помешал ее планам. Даже будучи мертвым, он не стал человеком, а свой браслет со знаком Юпитера отдал мне. Он остался дома, но мое кольцо все еще красовалось на пальце.
- Идешь?
Я очнулась и поняла, что уже несколько минут стою возле будки и думаю. А Сашка нетерпеливо стучала пальцами по деревянной калитке.
- Да-да.
- К кому сначала? - спросила Саша, когда мы вышли на проселочную дорогу.
- Давай к Любоедовым. Помнишь, мы когда Афгана брали, у них в сарае кто-то тявкал? Может, у них еще остались собаки.
- Согласна.

Пройдя еще некоторое время, мы остановились перед резной черной калиткой и позвонили в колокольчик. Навстречу нам вышла приятная немолодая женщина с белыми волосами, одетая в легкий костюм.
- А-а, вы, девочки? - улыбнулась она, открывая калитку и пропуская нас во двор. - Какими судьбами?
- Здравствуйте, Екатерина Андреевна. А мы у вас хотели собачку приобрести, - ответила Сашка.
- Вы как раз кстати! Остались у меня с прошлого лета две сестрички, Гера да.
- Гера?! - вскричали мы разом.
- Ну да. Гера да Афродита. Никто брать не хотел. Идите выбирайте. Любую отдам. Надоели они мне, - сказала Екатерина Андреевна и повела нам за дом.
- Сколько? - спросила я.
- Да так берите. Мне не жалко.
- Не, так нельзя, - отрезала Саша. - Может, мы вам чем поможем?

Екатерина Андреевна задумалась. А мы к тому времени уже пришли на место. Нашим глазам предстали две дремавших друг на друге собаки.
- Гера! Афродита! Поднимайтесь, бездельницы! - воскликнула Екатерина Андреевна. Собаки мигом вскочили и сели в стойку смирно.
- Какая же из них Гера? - с волнением спросила я. Это судьба.
- Вон та. - И Екатерина Андреевна указала на стоящую справа.
- А что? - повернулась ко мне Сашка. - Нам подходит.

Я кивнула. Гера была очень красивой собакой ростом с овчарку. Все ее тело покрывала волнистая белесая шерсть, уши были длинными и острыми, как у лисицы, а хвост напоминал лайкин. Гера, казалось, поняла нашу речь и подбежала ко мне, тщательно обнюхивая. Я осторожно протянула к ней руку и погладила по голове. Собака не воспротивилась.
- А у нее есть на теле какие-то отметины или шрамы? - спросила все помнящая Саша. Наученные горьким опытом, мы не собирались брать собаку, бывшую раньше другим существом.
- Да нет, вроде бы, - пожала плечами хозяйка. - Гера, лежать!

Собака послушно выполнила эту команду, и мы тщательно осмотрели ее, с облегчением на сердце осознав, что это настоящее животное.
- Берем, - решительно сказала я, доставая из кармана светло-розовый поводок и застегивая его на шее у Геры.
- А чем мы вам можем помочь? - поинтересовалась Сашка.
- Знаете что, забирайте-ка и вторую. Самое лучшее, что вы можете для меня сделать, это сбыть Афродиту кому-нибудь.
- Это мы мигом, - подмигнула мне Сашка, доставая второй, более темный поводок и застегивая его на шее более темной Афродиты. Собаки были почти что близняшки, только цвет шерсти помогал различить их. - Ну, спасибо. До свидания!
- До свидания, девочки! Приходите в следующем году! Ожидается новый выводок! - сказала Екатерина Андреевна и, махнув нам рукой, скрылась в доме.
- Пошли, - сказала я, дергая за поводок Геры. Собака повиновалась, но в мои глаза смотрела с недоверием.
- Хорошая девочка, - ласково сказала я, потрепав Геру по голове. Она радостно тявкнула и окончательно признала меня.

Вчетвером, две девушки, две собаки, мы покинули дачу Любоедовых и направились в сторону своего домика. Гера и Афродита бок о бок бежали между нами, высунув алый язык и мотая хвостами, а мы шли рядом весело болтая.

Посадив Геру на цепь и оставив ей еды, мы повели Афродиту к Женьке и Адриану. Первый очень обрадовался нежданному подарку, а вот второй воспротивился. С трудом уговорив его, мы еще немножко посидели у них и ушли домой.

На часах было полдвенадцатого, а мы с Сашей все еще не спали - смотрели телевизор. Кстати, место старого "Школьника" на тумбочке занял новенький "Sharp", который мы получили в подарок от наших знакомых. По нему сейчас шел фильм ужасов, но мы с Сашей удобно устроились на софе, взяли поп корн и вовсе не боялись, поскольку видели этот фильм много раз.

Пробило двенадцать. И вдруг что-то, какая-то острая боль пронизала меня насквозь. Не в силах закричать, я сжала зубы и уставилась в окно. Полная луна! О, нет! Я почувствовала, как мое лицо обрастает кошачьей шерстью и вытягивается, преобразуясь в кошачью морду, тело сжимается, руки и ноги становятся маленькими лапами, пальцы пронзают острые когти. Минута, и на моем месте лежала черная кошка. Боль понемногу утихла, и я смогла шумно вздохнуть.

Саша обернулась на звук и увидела меня.

- Разве сегодня полнолуние?
- Ага, - ответила я, - мое проклятие.
- Мда-а. Ну ничего. Скоро все пройдет. В этом году полнолуние тянется всего одну ночь. Только почему ты черная?
- Не. не знаю, - выдавила из себя я после нескольких безуспешных попыток измениться. - У меня не получается сменить расцветку.
- А почему у тебя зеленые глаза?
- Не твое дело, - вдруг вырвалось у меня. Но голос был чужой, низкий и хриплый. В тот же миг непонятная сила заставила меня поднять лапу с выпущенными когтями и полоснуть ею в воздухе.

Саша тут же вскрикнула и опрокинулась на подушку. Она была без сознания. А я, выскочив из дома, понеслась в лес. Мои ноги сами несли меня, и я даже не могла остановиться, чтобы повернуть назад.

Я неслась со страшной скоростью. В боку уже начинало колоть, ведь кошки не умеют долго бегать. Однако неведомая страшная сила гнала меня вперед, и мне ничего не оставалось делать, кроме как покорно подчиняться ей. Впереди после бешеной скачки показалось какое-то свечение. Я бежала на него не сбавляя скорости и изнывая от усталости. Наконец из-за деревьев выглянула заброшенная хижина. О боже, ну почему я всегда попадаю в какие-то переделки?

Да это же. это же хижина колдуньи, сообразила я. Кто, кроме нее, может вести жизнь в глухом лесу, вдали от всех людей? Не хватало еще, чтобы я присоединилась к ней. Я начала отчаянно сопротивляться своему "стремлению" вперед. Сопротивление оказалось настолько сильным, что голос, заставлявший меня мчаться сломя голову, стал тише, и я, собрав всю свою силу воли, наконец, победила его. Остановившись на полпути к хижине, я перевела дух и крадучись пошла к ней.

Свет лился из небольшого квадратного оконца. Я осторожно подошла к нему и заглянула внутрь.

Там пылал огонь в камине. Был стол, шкаф, стулья, одно старое кресло. На столе горело две свечи, и стоял странный вертикальный предмет, накрытый плотной черной тканью. Моя интуиция подсказала мне, что это было зеркало. В углу избы я обнаружила метлу, но она была затянута паутиной. Похоже, что на ней давно уже не летали. На кресле же прикорнул красивый иссиня черный кот. Он дремал, сощурив глаза.

В избу неожиданно вошла колдунья. Она ничуть не изменилась. Все те же длинные черные волосы, яркие неестественные зеленые глаза, обширный черный балахон и крадущаяся походка восемнадцатилетней девушки. Она сбросила с себя балахон, оставшись в самой обыкновенной людской одежде: темно-синем топике на четырех бретельках, фиолетовых капри и черных босоножках. Она устало опустилась в кресло, согнав оттуда кота. Тот, злобно огрызнувшись и открыв свои зеленые, почти такие же, как и у колдуньи, глаза, спрыгнул с кресла. Потом посмотрел на дверь и спросил чисто на русском языке, не открывая рта:

- Где она?
- Не знаю, - пожала плечами колдунья. - Заклинание должно было сработать, но, как видишь, она не пришла. Может, не услышала, а может, нашла в себе силы противостоять ему.
- Но это же очень сильнодействующее заклинание. Неужели тебе опять не хватило сил послать его правильно? - оскалился кот.
- Для меня это заклинание проклято. Только Васкет могла послать его.
- Ты ее ученица!
Колдунья ничего не ответила. Кот сменил тему.
- Ладно. Зачем ты вообще превратила ее в оборотня?
- Мы с тобой об этом уже говорили. Мне нужно было ее кольцо, чтобы сделать пентаграмму.
- Почему нельзя было ее просто убить и забрать кольцо?! - Кот начал выходить из себя.
- Во-первых, я не могу забирать личные знаки с мертвых владельцев. Они просто не подчиняются моим чарам. А во-вторых, я не умею накладывать заклинание смерти на людей. На животных - да. Но не на людей.
- Какая же ты после этого колдунья?! Заклинание смерти -- это учебный курс.
- У меня не получается.
Слушая их разговор, я заметила, с какой сдержанностью и спокойствием разговаривает колдунья, и как взбешен черный кот. Даже не было понятно, кто кому подчиняется - человек кошке, или кошка человеку. Но я знала одно - они сообщники.
- Сколько сейчас времени?
- Полпервого, - ответила колдунья, посмотрев на часы.
- Во сколько ты вызвала ее?
- Ровно в двенадцать.
- Она должна быть уже близко, - задумчиво сказал кот и положил голову на лапы.
- И все-таки я не понимаю, зачем она нужна тебе? - недоуменно спросила колдунья, перебирая длинными пальцами голубые бусы у себя на шее.
- Эта девушка обладает такой силой, какой нет ни у кого. Ее способность превращаться в ловкую, проворную кошку здорово пригодится нам.
- Значит, я не зря перепутала заклинания, - ухмыльнулась колдунья.
- Довольно глупая ошибка, - заметил кот, - но нам она как раз на руку. Леся совсем не подозревает о наших планах. Еще немного, и она будет нашей.

Я в ужасе замерла около подоконника. Значит, мое перевоплощение в черную кошку - совсем не случайное происшествие. Колдунья вызвала меня своим заклинанием, разбудив во мне дикого зверя, легко подчиняющегося ее приказам. И что же будет дальше? Осталось совсем чуть-чуть, и инстинкты кошки победят мой мозг, и тогда я стану прислугой ведьмы. Нет! Моя голова непроизвольно дернулась вверх, и кот, нечаянно посмотревший в окно, заметил это.

В ту же секунду стекло со звоном разлетелось на куски. Из избы выпрыгнул огромный черный пес со зловещими красными глазами. Я к тому времени уже во все свои кошачьи силы сматывалась с поля боя.

- Хватайте ее! - взвыл от злости пес, и из воздуха стали образовываться смутные фигурки черных летучих мышей. Они с пронзительным писком бросились вслед за мной.

На земле появились большие черные собаки, кошки и другие животные. Все это разом понеслось вслед за мной, рыча и фыркая по ходу. Пес с красными глазами остался на земле, с торжеством наблюдая за этой картиной. Он был уверен в своей победе.

Я мчалась как бешеная, лавируя между тесно стоящими деревьями и перепрыгивая через кривые корни, как будто нарочно торчащие из сухой земли. Сзади раздавалось злобный писк летучих мышей, яростный лай собак и шипенье кошек. Мое сердце бешено колотилось в груди, грозя выпрыгнуть из нее и оставить меня. Ноги уже начинали заплетаться, мне казалось, что ветви угрюмых елей спускаются вниз и пытаются задержать меня. Сил больше не было, я почти ничего не видела, полагаясь только на осязание, благо только оно сохранилось в моем измученном долгим бегом теле.

Приоткрыв один глаз, я увидела, что лес кончается. Полная луна озаряла пустынное поле и наш домик за ним. Я прибавила скорости, выжимая последние силы. Но, кажется, уже все. Страшные существа почти догнали меня, еще чуть-чуть, и я стану беспрекословной слугой колдуньи. Внезапно шум сзади затих. Я остановилась и в страхе оглянулась. Лес остался позади, а вместе с ним и черные животные. Они стояли возле последних деревьев и злобно скалили зубы. Они не смели вырваться из леса. Я облегченно вздохнула и побрела домой, восстанавливая дыхание. Дойдя до дома, я, не чувствуя ног, поднялась по лестнице в свою комнату, запрыгнула на кровать и тут же заснула, даже не потрудившись свернуться калачиком.

Когда я открыла глаза, в окно бил солнечный луч. Странно, я все еще оставалась кошкой, хотя обычно после первой ночи полнолуния я обретала свой истинный облик. Оглядев себя, я обнаружила, что почему-то нахожусь в черном цвете и тут же сменила его на приятный для глаз нежно-рыжий, почти без пятен. Так, и как я здесь оказалась?..

Да-да, действительно, я почему-то ничего не помнила о прошлой ночи. В голове была пустота. Последним эпизодом, который я еще помнила, было то, как мы с Сашей сидели на софе перед телевизором и как потом я начала превращаться в кошку. Но что со мной было дальше как будто вырезано из памяти. Странно все это. Пожав плечами в переносном смысле, я спрыгнула с кровати и подошла к своему излюбленному зеркалу, в котором могла видеть себя целиком, несмотря на нынешний размер. Ровный золотисто-рыжий цвет покрывал мою короткую шерсть, глаза были как прежде голубые, хвоста не было вообще (я умудрилась выбрать среди всех пород мэнскую, известную своим полным "бесхвостием"), на правой передней лапе чуть ниже локтя сильно выделялся снова ставший зеленым шрам-знак шаровой молнии. Вот это уже более интересно. Я отлично помню, что он все время с того момента, как я нашла способ превращаться в человека, стал цвета запекшейся крови и почти не виднелся среди часто густой шерсти. Но тут он словно налился силой, мощью, будто кто-то подкрасил его несмываемой светящейся салатовой краской. Неужели это из-за полной луны? Не думаю.

Мои размышления по этому поводу прервал грохот с кухни, находящейся этажом ниже. Так, Саша уже встала. Взглянув на часы, я ахнула: уже полпервого! Да я все свои рекорды побила! Прошмыгнув в коридор через приоткрытую дверь (хм, кто это ее открыл, в мою комнату никто, кроме меня, не заходит.), я понеслась вниз по лестнице, направляясь на кухню.

- Привет, Саш! - сказала я, появившись на пороге. От моего голоса Сашка вздрогнула, а, увидев меня, ответила:

- А, это ты. Привет.
- Что делаешь? - спросила я, усаживаясь на пол.
- Обед готовлю. А почему ты до сих пор в облике кошки?
- Не знаю. Не получается перевоплотиться.
- Ясно.

Сашка отвернулась и продолжила свое занятие. Ну а я, поняв, что разговор не завязался, снова ушла наверх и села на подоконник, дабы иметь возможность следить за всем, что происходит во дворе. Гера лежала возле своей будки, лениво помахивая хвостом и высунув алый язык. Снаружи было за 30, неудивительно, что ей не хотелось двигаться.

Бросив взгляд на огород, я заметила, как по нему скользит огромный желтый кот. Лимон. Мой злейший враг. Помнится, прошлым летом я чуть было не погибла, решив оспорить свои права на наш сарай. Лимон со своей подружкой Настей почти прикончили меня, как вдруг как раз вовремя появившийся Адриан разогнал их парой приемчиков, о которых обыкновенная кошка и понятия не имеет. Сейчас же мне хотелось, чтобы Гера заметила его.

Так и вышло. Громкий лай огласил окрестности, и кот, злобно шипя, убрался с нашего огорода. Гера, решив, что сделала свое дело, снова улеглась на землю. Я вздохнула и исчезла с подоконника.

Вот так протянулись и последующие четыре дня. Я снова жила в облике кошки, разделяя участь с Адрианом, а Сашка и Женька подолгу сидели на кухне и, потягивая душистый травяной чай, о чем-то говорили. Но секретом для нас это не было, мы с Адрианом всегда сидели рядом и тоже беседовали вместе с ними. Говорили о чем угодно, однако тема родителей наших ребят так и оставалась загадкой.

Наконец, когда наступил четвертый день, я вышла во двор пообщаться с Герой. Как звери, мы отлично понимали друг друга, а она не считала меня своим врагом вопреки распространенному утверждению, что собаки ненавидят кошек. На самом деле, если два таких противоположных животных живут в одном доме с человеком, они постепенно учатся уживаться друг с другом, а потом становятся вполне сносными друзьями. Их отношения сильно напоминают людей, тоже имеющих разные характеры и привычки, но понимающих друг друга, оказавшись в сходных трудных ситуациях. Правду говорят, беда сближает.

У нас дома никого не было - Саша с Женей и Адрианом уехали в расположенную в 60 км "Икею", ну а я осталась дома только по собственному желанию. И вот сейчас, уже подходя к стоящей и напряженно всматривающейся за калитку Гере, я вдруг поняла, куда она смотрит. К калитке приближалась тень огромной собаки.

Через несколько секунд она была во дворе. Это оказался мощный темно-коричневый ротвейлер с синим ошейником и блеклыми зелеными глазами, налитыми яростью. Он сделал шаг по направлению к ощетинившейся Гере и хрипло зарычал.

Гера ответила тем же. Шерсть на ее загривке встала дыбом, хвост опустился вниз и мелко-мелко задрожал, острые желтые зубы клацали в воздухе. Из милой домашней собачки она в один момент превратилась в злобное чудовище, способное на все, лишь бы защитить свой дом и своих хозяев. Я в страхе остановилась, не зная, как поступить или куда спрятаться.

Ротвейлер обнажил свои зубы и одним рывком повалил Геру на землю. Собака взвизгнула, но не отступилась. Подскочив в воздух, она бросилась на чужака и, проделав вместе с ним над землей кульбит, снова оказалась под его тушей. От чувства своей неоспоримой победы ротвейлер чернел на глазах. Вскоре аспидно-черный цвет покрыл его полностью, а зеленые глаза стали ярче и даже засверкали.

Наш двор то и дело оглашали громкие собачьи визги и редкое хриплое рычанье. Шерсть на Гере висела клочьями, кровь лилась рекой, а она все равно продолжала войну с этим нарушителем, которому, похоже, были безразличны ее меткие укусы, разорвавшие бы на куски другую не менее крупную собаку. Я же стояла и смотрела на эту бесчестную драку с чувством полной беспомощности.

Но, когда ротвейлер с силой отбросил измотанную Геру в сторону будки, я так рассвирепела, что медленно пошла на него, не понимая, что делаю. Мое желание помочь подруге все наливалось силой, и. Да! Я почувствовала, как мое тело меняется. Позвоночник удлинялся, лапы становились все толще и мощнее, голова принимала шарообразную форму, морда вытягивалась, по атласным бокам захлестал необычайно длинный хвост.

Мгновение, и на моем месте стояла черная пантера, оскалившая свои десятисантиметровые белые клыки в злобной улыбке. Правда, небольшая резь в глазах заставила меня на миг потерять ориентацию, но она быстро прошла, и я зашипела.

Ротвейлер как раз упивался своим всемогуществом, как вдруг разъяренное не кошачье шипение заставило его обернуться. Он застыл. Я угрожающе взмахнула в воздухе лапой со стальными когтями, и он неожиданно стал уменьшаться. Вдруг появившийся на его месте черный кот с горящими глазами так же неожиданно растворился в воздухе.

- Герочка! - воскликнула я, подбегая к ней и отстегивая цепочку. Да, именно "отстегивая", поскольку после превращения в пантеру мне не составило труда обернуться человеком. С окровавленной Герой на руках я поспешила в дом.

Через три часа мы все вместе сидели на кухне за чаем и обсуждали все это. Друзья еще не заметили перемены в моей внешности: зрачки снова стали шарообразными, как у всех. Я была рада этому, ведь теперь я ничем не отличалась от нормальных людей, не знающих, что я полуоборотень.

Гера лежала наверху, в спальне. Только что бывший у нее ветеринар, взрослый мужчина с темно-русыми волосами и приятным лицом, обработал ее раны и перевязал их. Сейчас собаке дали снотворное, и она спокойно спала.

Ну а мы беседовали на эту тему, сидя вечером за нашим столом в просторной кухне. На столе была красивая бело-синяя скатерть, расписной фарфоровый чайник, заварник, молочница и сахарница. В разных вазочках лежали конфеты и печенье, а в белых с синими цветами чашках был налит травяной чай.

Попивая чай, я спросила:
- Кто-нибудь видел где-то такого черного кота?
Все немного помолчали, и Саша ответила:
- Да, только не кота, а кошку.
- Где? - взволнованно спросил Женька, поперхнувшись чаем.
- Да у себя в спальне. Леся обратилась в нее.
- Я стала черной кошкой с зелеными глазами? - удивилась я.
- Ну да. Как только взошла луна.
- А что было потом?
- Чего не знаю, того не знаю. Наверное, у меня провалы в памяти.
- Странно, у меня то же самое, - задумчиво сказала я, беря печенье.
- В каком смысле? - поинтересовался Адриан. Он пил чай из блюдечка.
- В том, что я вообще не помню, какого была цвета, и что со мной потом случилось. Знаю только, что утром, когда я очнулась, шерсть была черная. Но, когда я сменяла ее на рыжую, глаза оставались голубыми, а не зелеными, - проговорила я.
- Все это действительно очень странно, - продолжил Женька. - И, возможно, это проделки нашей знакомой ведьмы.
- А у ведьм бывают помощники или подсобники? - вдруг заинтересовался Адриан.
Наступил Сашин миг. Она про ведьм знала больше, чем все ведьмы про себя.
- Ну конечно, есть, - ответила она, пододвигая к себе вазу с конфетами, - это может быть трехногий черный заяц, черный пес или черный кот.
- Кот! - Нас сразу поразила одна и та же догадка. Ну конечно! Как же мы раньше не додумались! Тем ротвейлером и был ее помощник, черный кот, который, как известно, может обращаться в любых животных, кроме козла, коровы и осла.
- Да, мы влипли, - многозначительно протянул Женя, допивая чай и ставя чашку на расписное блюдце.
- Ты что имеешь в виду? - насторожился Адриан.
- Да то, что этот кот знает, где живут Леся и Саша, и уже пытался навредить им. Постепенно он дойдет и до тебя, - страшным голосом сказала Женька.
- Однако у нас появился шанс добраться до жилища ведьмы и найти способ превратить Адриана обратно в человека, - проговорила я, отодвигая от себя чашку.
- Каким образом? Этот кот все равно исчезает. Что, ему пешком, что ли, тащиться? - уныло сказала Саша.
- Ну. Может, он как-нибудь выдаст нам ее убежище. А может, сами догадаемся. Вообще, мне кажется, что она живет в лесу, недаром же он пользуется дурной славой.
- Ага. А еще можно просто побродить как-нибудь вечерком по лесу и случайно набрести на ее хижину, - фыркнул Адриан.
- Да ты что! - вскрикнула Саша. - Да я туда в жизни не пойду!
- Магические вещи простым людям недоступны. Надо иметь мужество в этом признаться, - подколол ее Женька.
- Ладно, - сдалась Сашка, кинув взгляд на Адриана, сидевшего на стуле.
- Я согласна. Но сомневаюсь, что нам повезет в поисках ее хижины.
- Ничего. У нас есть двое отчасти волшебных друга. Вон, Леся, к примеру, полуоборотень, ну а Адриан - человек, обращенный в кота. Есть чем гордиться, - сказал Женька.
- Да, в этом ты прав, - согласилась Сашка. - Можно отправляться хоть сегодня.
- Думаю, сегодня не стоит, - усмехнулась я. - Уже поздно, да и мы еще не готовы.
Адриан как будто очнулся:
- А сколько сейчас времени?
- Полдевятого, - ответила я.
- Нам пора, - быстро сказал Женька и встал из-за стола. - Пошли, Адриан. Девушки, до свидания! Спасибо!
- Пока! - отозвались мы и, проводив их до калитки, вернулись в дом.

Медленно, словно улитка, ползущая по стволу дерева, прошли еще четыре дня. Чего мы с Сашей только не испытали! Наш дом пытались поджечь, взорвать; всевозможные ловушки подстерегали нас на каждом шагу, но мы все время безошибочно находили их. На нас нападали огромные черные медведи, которых, никто, кроме нас, не видел; за углом дома подстерегали серые волки; с неба летели громадные летучие мыши. Я, используя свой дар, сражалась с ними: рыжая полосатая тигрица заваливала медведей, ловкая черная пантера рвала на части лохматых волков, черно-белая кошка бросалась в погоню за несущим подожженую ветку воробьем. Саша же, вовсю размахивая метлой и шлангом для поливки, избавляла наш двор от летучих мышей и натравляла соседских собак на трехногих черных зайцев.

Каждый вечер, ложась в постель, мы боялись заснуть и не проснуться. Но что странно: в доме все было совершенно нормально. Посуда не рушилась вдруг на наши головы, а одеяла не пытались задушить в своих объятиях. Мы долго размышляли над этой загадкой, и скоро ответ, причем самый элементарный, немедленно нашелся. Вспомните: номер нашего дома был 13, а в нем было ровно девять комнат, включая туалет, кухню и прочее. Таким образом, мы были защищены своими знаками Зодиака: у Саши, Водолея, магическое число 13, а у меня, Овна, - 9! Как потом выснилось, числа и знаки играли для всех решающую роль.

Мне же никак не давала покоя мысль о том, что этот вездесущий верный кот был мне чем-то знаком. Не помню, когда я его встречала, но совершенно ясно то, что я его знаю или видела где-то. Он - присбежник колдуньи, бес в облике кота. Однако почему он пытается навредить нам? Зачем ему это нужно? И откуда он вообще знает о нас? На эти вопросы, к сожалению, пока не было ответа.

Некоторые случаи благополучно не кончились. Я, к примеру, борясь с медведем, получила глубокую рану на правом боку, но благодаря усилиям Саши, она просто фантастически быстро заросла. Она же, не заметив одну из ям на своем пути, свалилась туда и чуть не сломала ногу, отделавшись синяками и ушибами. Все наши руки и лица были в сссадинах и царапинах, а в глазах уже рябило от обилия черных существ. И вдруг, на исходе четвертого дня, все происшествия неожиданно прекратились. Произошло это в воскресенье, как раз тогда, когда луна исчезла с неба, и полнолуние кончилось. Очевидно, полная луна давала коту дополнительные силы, ну а сейчас он должен восстанавливать энергию после такого числа совершенных "подвигов". В то же время, в пятнадцать минут седьмого, мы пригласили к себе Женьку и Адриана, чтобы обсудить все. На самом деле нашей главной целью было выведать у них все про их родителей. Чего это Женька так цепляется за эту тайну? Выясним.

Начав разговор с описания прошедших дней, Саша "нечаянно" задела запретную тему:

- Вот если бы моя мама узнала обо всем об этом, я бы тут с вами не сидела.

Я заметила, что Женька вдруг погрустнел и с удвоенной силой начать мешать чай ложечкой. Саша что-то сказала. Я задала давно наболевший мне вопрос:

- Жень, в что родители Адриана думают о том, что он превратился в кота?
- Разве это так важно? - вопросом на вопрос ответил Женька.
- Конечно, - сказала Саша, - мы вам все про наших родителей рассказываем, а вы молчите, как рыбы.
- Да, - поддержала ее я, - расскажите, какие у вас семьи. Вы отмалчиваетесь уже второй год.

Наступило молчание. Женька неотрывнро смотрел на дно чашки, отмечая все движения чаинок. Потом он переглянулся с Адрианом, тот кивнул и сказал:
- Дело в том, что семей у нас нет. Мы сами по себе.
- Как это? - не поняла я.
- Очень просто. Наши родители погибли в автокатастрофе три года тому назад, - подал голос Женька. Тут Сашка вдруг заинтересовалась:
- Что значит "наши"? Они, что, у вас одни?
- Да, - вздохнул Адриан. - Мы, между прочим, родные братья.
- Как же вы живете? - воскликнула Саша.
- Наш дядя, Алексей, помог нам выбраться. Он почти заменил нам отца. - Голос Женьки сорвался, и он замолк.

Я была ошарашена. Вот так так! Задели самое больное место! Неудивительно, что они молчали: не хотели переживать все заново. Да, неуемное любопытство порой может привести к большим проблемам.

- Простите нас, - попросила я. - Мы не хотели, чтоб так получилось. Мы же не знали.

- Да ладно. Заметано, - бодро сказал Адриан, и тема была замята. Мы снова вернулись к прерванному разговору. Но он не вязался. Ребята поблагодарили за чай и ушли.

Я понимала, сколько боли мы им принесли. Но, в конце концов, держать в себе такое тоже нельзя. Пусть это и рана, душевная рана, но человеку будет легче, если он расскажет ее кому-то, тому, кто сможет понять его и посочувствовать. Главное, посочувствовать. Все любят и хотят, чтобы им посочувствовали. Даже если помочь уже нельзя. Однако смерть родителей ребят, похоже, не отразилась на их характере. Вряд ли они были лучше, чем есть сейчас. Да и не замкнулись в себе.

И все-таки, когда вы видите, что друг от вас что-то скрывает, вспомните мои слова и не лезьте с ненужными вопросами. Знайте, придет время, и он сам вам все выложит.

На следующий день мы решили взяться за эту колдунью. И чего она к нам пристала? Наше предположение заключалось в том, что, очевидно, мы остались единственными обладателями значков планет. Зачем они ей нужны? Для чего она пытается нас убить? Без понятия.

Первым делом мы решили просмотреть все про ведьм и колдунов. Конечно, у Сашки в голове целый кладезь знаний, но мы-то им не располагаем! Нам нужно было узнать, как можно убить ведьму, где они обычно обитают и зачем убивают собак? Однако впоследствии выяснилось, что никаких зацепок там не было, кроме того, что ведьмы любят жить в темных лесах или на холмах, раз в месяц ходят на шабаш и победить их вообще не возможно. Что ж, нам до конца жизни претерпевать этот кошмар? Ничего, мы еще поборемся.

Казалось, наше дело зашло в тупик. Мы опросили всех жителей поселка, до дырки перечитали все книги, до мельчайших деталей вспомнили наши с ней знакомства и ничего не нашли. Наверное, мы бы просто съехали с этой дачи, если бы остроглазый Женька однажды темной ночью не заметил из своего окна слабое свечение в Черноборе. Этот лес пользовался дурной славой, так что там никогда не бывало ни грибников, ни туристов, никто даже не ходил через него, желая сократить путь. Туда не заглядывали уже четыре года, когда в Черноборе пропал человек - тринадцатилетняя девочка. Весь лес прочесали и ничего. Говорят, что он проклят, однако местные дачники думают, что призрак несчастной девочки до сих пор бродит там и воет от одиночества.

Конечно, первой нашей мыслью после находки Женьки было то, что это и есть то самое проклятое привидение. Но, если Женя хоть немного сомневался в этом, то Адриан просто отрезал: нет, и быть не может! Привидений не бывает. А меня так и подмывало спросить: а люди, превращенные в кошек, бывают? А полуоборотни, вроде меня, существуют в нашем мире? И только я об этом подумала, как Сашка повторила мои мысли слово в слово. Адриан потупился, и всем стало ясно - завтра же идем в этот лес и расследуем, что да как. Идей, самых элементарных, было полно, но самой сумасшедшей оказалась та, что это и есть жилище нашей знакомой ведьмы. Хотя, с какой стати хижине светиться?..

Однако обстоятельства вынудили нас отправиться в поход прямо этой ночью. Внезапная мысль озарила Сашу: она вспомнила, что человеку, по вине колдуньи обращенному в другое существо, нельзя оставаться им больше одного года и четырнадцати дней, иначе он навсегда останется в этом облике, утратит дар человеческой речи и забудет своих родных и друзей. Срок заключения Адриана кончался на рассвете следующего дня, а ведь только колдунья могла превратить его обратно. Как мы заставим ее это сделать, я понятия не имела, но мы должны попытаться.

С наступлением сумерек мы вышли со двора и направились в сторону Чернобора. Этому было разумное объяснение: днем мы вряд ли заметили бы таинственное свечение, по которому мы сможем ориентироваться в темноте. Путешествие началось как раз ровно в полночь тринадцатого июня.

Темной, непроглядной ночью, из домика, стоящего на самом краю небольшого поля, вышла троица ребят и направилась прямо к проклятому лесу. Это были две шестнадцатилетние девушки и один рослый парень лет восемнадцати. Рядом с ними трусцой бежал белоснежный пушистый кот с рыжим хвостом и такими же ромбами вокруг ушей. Глаза темноволосой девушки горели фосфорическим блеском, хотя вокруг не было ни единого источника света. Лишь в вышине слабо, сквозь плотные облака, светились маленькие искорки звезд, похожие на светлячков. Волосы девушки были распущены, они достигали всего лишь плеч. А в ее походке было что-то кошачье - крадущееся и настороженное. Она вглядывалась в темноту, стараясь разглядеть опасные кочки и ямы на невспаханном поле.

Вторая девушка выглядела по-другому. Ее светло-русые волосы были в виде длинного хвоста, зацепленного красивой заколкой, а темно-карие глаза наравне с расширенными зрачками ничем не отличались от черных угольков. Она ни на шаг не отставала от первой девушки, ни разу за все время не сказала ничего нерешительного, но на самом деле ее сердце выскакивало из груди от столь напряженной окружающей ее тишины.

Рядом с ней шел красивый парень. Цвет его глаз был почти такой же как и ней, но они еще немного светились янтарным блеском непонятно отчего. Волосы его были в простой короткой стрижке и темно- каштановые. Он безустанно поддерживал обеих девушек, когда они спотыкались и чуть не падали. Но особенное предпочтение он отдавал кареглазой. Она была ему очень дорога.

Такого же мнения, только насчет другой, придерживался и трусивший с ними кот. Он не был тем, кем казался, в его кошачьем теле скрывалась чувствительная душа молодого человека, сдерживавшая в себе все самое нежное. Ибо кошки не умеют любить. А ему осталась всего лишь ночь жизни, несколько коротких часов до рассвета. Потом - он умрет, умрет душевно, если ничего не успеет сделать. Он не умел предсказывать судьбу и не обладал хорошей интуицей, но что-то внутри него говорило, что все будет хорошо.

Тысяча мыслей пролетела в голове у ребят, пока они преодолевали небольшое, покрытое травой пространство. И наконец вся компания подступила к лесу.

Нашему взору открылся угрюмый и темный Чернобор. Здесь были одни сосны, мелкой растительности было мало, и землю устилали лишь короткие сосновые иголки. Мертвая тишина стояла в этом лесу. Здесь давно не щебетали птицы, не прыгали белки и пушистые зайцы. Черная сила ведьмы убила все. Поборов в себе страх, мы сделали первый шаг под полог Чернобора. Затем быстро пошли на слабое свечение, видневшееся нам из середины леса.

Все казалось мне необычным и пугающим. Я словно видела, как узловатые черные ветви сосен подхватывают одного из нас и за шею поднимают вверх к черному небу. Корявые корни точно хотели опутать наши ноги и утянуть под землю, а черная смола представлялась кишащим ядом.

Возможно, такое ощущение возникает у каждого, кто ночью входит в сосновый бор. Но одно дело идти по простому, обыкновенному лесу и знать, что тебе ничего не грозит, кроме разве что перспективы заблудиться, однако совсем другое, когда чувствуешь, что вокруг тебя стоит напряженная тишина, прерываемая лишь шелестом веток, и понимаешь, что идешь прямо в лапы возможной смерти. Сразу начинаешь воображать всякие ужасы и не замечаешь, что сосны не движутся даже от ветра. Все мои нервы были на пределе, случись сейчас хоть что-нибудь, и я с диким ором сорвалась бы с места и убежала из этой чертовой обители зла. И хотя я знала, что этого-то делать совсем не нужно, даже нельзя, я все равно была не таким уж храбрым человеком, чтобы спокойно идти навстречу пугающей неизвестности.

Как зачарованные, мы шли прямо на робкое желтое свечение, ничего уже не замечая по сторонам. И вдруг оно пропало. Я встала как вкопанная, и все мои друзья последовали моему примеру. Нас словно парализовало.

Прошло несколько секунд, и мы наконец обрели способность двигаться. Каждый оглянулся и посмотрел по сторонам. Вокруг были лишь мрачные столбы исполинских сосен, которые вдруг, кажется, выросли в несколько раз. Выход из леса давно пропал. Мы, что, заблудились?

- Так, - глубокомысленно изрек Женька. - Не понял.
- Что за глупые шутки? - воскликнул Адриан.
- Я думаю, что колдунья узнала о том, что мы хотим прийти к ней, - сказала я, безуспешно пытаясь унять взбесившееся сердце. - И она решила помешать нам.
- Так как же мы отсюда выберемся? - спросила Саша.
- Пошли наугад, - предложил Адриан.
- Думаешь, сработает? - засомневалась я.
- Увидим.

И он пошел вправо, перепрыгивая через огромные корни. Мы же, немного постояв, направились за ним, всматриваясь в кромешную тьму, пытаясь различить вдали ведущий нас свет.

Пройдя таким образом полчаса, мы повернули и снова пошли вперед. Через пятнадцать минут повернули направо, затем резко пошли по диагонали. Бродили мы так около полуторачаса, прежде чем строго на северо-востоке я увидела какое-то свечение. "Пошли!" - сказала я, указывая в ту сторону. Мы организованно отправились прямо на желтый свет.

Он неумолимо приближался. Мое сердце колотилось все сильнее. В конце концов нашему взору открылась одинокая, с покошенной крышей и заброшенным садиком, хижина. Но в ее окошке горел свет, наверняка бывший тем, что нас вел, а за стеклом виднелись смутные очертания предметов.

- Пришли, - прошептала мне Саша, коглда мы остановились невдалеке. - Осталось только войти.

- Ну так идемте же, - шепотом пригласила я всех. Мы пошли по направлению к темно-коричневой двери, как вдруг уперлись руками в стену. На самом деле никакой стены не было, просто какая-то ограда не пускала нас к хижине. Однако, когда Адриан поравнялся с нами, он беспрепятственно прошел сквозь невидимую стену и остановился в трех шагах, недоуменно поглядывая на нас.

- Я поняла, - догадалась Сашка. - Пройти туда могут только те, у кого есть значок!

Я же потрогала рукой с кольцом непреодолимую стену и сокрушенно покачала головой. Разгадка была явно не в этом.

- А может, - подал идею Женька, - пропуском является человек со значком, только в другом обличии?

Я тут же превратилась в черно-белую кошку и уже хотела пройти сквозь преграду, как вдруг услышала предостерегающий голос Адриана:

- Леся, стой! Если ты сейчас пройдешь внутрь, то они навсегда останутся снаружи! Отсюда нет выхода!

- Отсюда нет выхода! - закричал Адриан, и я остановилась. Что же делать? Без меня мои друзья не смогут преодолеть стену. И тут меня осенило.

- Значит, так, - сказала я оторопевшим Саше и Жене, - вы. Внезапно из моего рта вырвалось мяуканье. Я потеряла дар человеческой речи, дошло до меня. Колдунья! Она сопротивляется нам всеми способами! Вот почему мои друзья были ошарашены: мы с Адрианом говорили на на кошачьем языке. Нужно что-то сделать и немедленно, иначе будет поздно. Без слов я прыгнула к Саше на грудь и улеглась на подставленных руках. Затем сделала Женьке знак лапой, он приблизился и встал рядом. Как дальше? Я издала негромкое мяуканье, глядя на его левую руку, и он понял: подошел к Саше еще ближе и взял ее под руку. "Вперед!" - скомандовала я по-кошачьи, и мы все вместе миновали невидимую стену.

- Молодцы! - воскликнул Адриан на человеческом языке. Сила вернулась! Я спрыгнула с Сашиных рук приняла облик человека.

- Там, за стеной, ты говорила по-кошачьи, - сказала Саша, отходя от меня подальше.

- Да, наша сила исчезла, - согласилась я. - Но сейчас все стало на свои места.

- Мы уже около хижины, - напомнил Женька. - Может, войдем?

- Придется, - со вздохом сказал Адриан.

Мы направились к двери, но не успели сделать и шага, как вдруг прямо из воздуха соткалась громадная черная собака. Она встала напротив двери, загородив нам вход, и злобно ощерила пожелтевшие зубы. Не теряя времени, я тут же превратилась в тигрицу и приготовилась к драке. Ребята встали рядом, а Адриан выгнул спину.

Однако собака не собиралась нападать. Она лишь села на крыльцо и уставилась на нас своими красными глазами. Протянулись томительные секунды ожидания. Мы стояли напружинившись, не сводя глаз с собаки. И вдруг из ее слюнявой пасти вырвались белые молнии, которые полетели прямо по направлению к нам. Я пригнулась, Адриан буквально лег на землю, а вот Сашка не успела уклониться. Одна из молний вонзилась ей в руку, по которой сразу же потекла кровь.

Губы Сашки дрогнули, а непострадавшая правая рука схватилась за рану. Кровь течь перестала, но когда она отняла ладонь, я увидела там длинный глубокий рубец с запекшейся кровью. А молнии все летели и летели. Женька заслонил своей грудью Сашу, мы с Адрианом остались на своем месте, поскольку уже поняли, что оружие собаки не причиняет нам вреда. Странно, а почему же тогда молнии, оказываясь нас сближении с Женькой, вдруг сворачивают в сторону и растворяются в воздухе?..

"Град" из молний прекратился. Глаза собаки злобно сверкнули, но дальнейших попыток помешать нам она не предпринимала, по-прежнему закрывая собой вход. Я медленно пошла к ней, заранее выпустив стальные когти. Собака занервничала. Она не могла быть уверена, что справится с тигрицей, так что не торопилась показывать свои зубы. Когда же я оказалась в опасной близости от нее, собака не выдержала. Она лапой отворила дверь в хижину и скрылась в ней. Я вдруг поняла, кто это.

- Колдунья! За ней! - закричала я на человеском языке, мгновенно стала девушкой, схватилась за ручку двери и с силой дернула на себя. Она не открылась.

- Да чтоб тебе пусто было! - выругалась я и нажала на дверь. Никакого успеха.

Ко мне уже подбегали мои друзья, и мы, выстроившись "дед за бабку, бабка за внучку", стали тянуть дверь на себя изо всей силы. Она не поддавлась. Потом начали толкать, напирая друг на друга. Ноль. В конце концов, я, разъярившись, превратилась в просто колоссального по размерам ягуара и пробила вход в хижину одним ударом когтистой лапы. Тут же ярость во мне исчезла, и я снова вернулась в свой облик.

- За мной! - скомандовала я и первой пролезла через отверстие в двери. Остальные последовали за мной, но, стоило нам войти, как мы замерли на месте.

Полкомнаты занимал громадный черный медведь. Он заревел, обнажив длинные страшные клыки. Одним взмахом своей огромной лапы он заставил нас снова выйти наружу.

Вот так мы и стояли - прижавшись вчетвером к дереву, а на нас наступал медведь с горящими зелеными глазами. Он размахивал своими двухметровыми лапами и зычно рычал, показывая желтые зубы, острые как бритва.

Сашка сразу оценила ситуацию и прокричала:

- Леся! Превращайся во что-нибудь грозное и отвлеки его. А мы пока что-нибудь придумаем!

"Ну вот, самая опасная работа всегда мне", - подумала я, когда на моем месте уже стояла сильная и смелая черная пантера. "Будь осторожней!" - крикнул мне Адриан, и я втайне улыбнулась.

- Ну что, поборемся по-свойски! - прорычала я, оскалила зубы и бросилась прямо на медведя.

От неожиданности он на секунду замер. Воспользовавшись этим, я принялась раздирать его морду мощными задними когтями, постепенно добираясь до глаз, горящих как два изумруда. Внезапно по моему телу скользнули острые когти, и я оказалась на земле, пытаясь избавиться от острой боли в боку. Повернув туда голову, я обнаружила, что на лоснящемся черном боку кровоточат четыре глубокие рваные раны.

- Держись, Лесь! План почти готов! - подбодрил меня Женька, о чем-то ожесточенно споря с Сашей. Адриан не принимал участия в их беседе, он напряженно наблюдал за нашей дракой с медведем, готовый в любую минуту сорваться с места. Хотя вряд ли кот смог бы помочь мне.

Побыв на земле секунд десять, я снова рванулась в бой. На этот раз мохнатая лапа отбросила меня прямо в воздухе. Пролетев метров так шесть, я треснулась головой об ствол толстой сосны и рухнула на землю, чуть не потеряв сознание от боли. Однако пострадавшая голова продолжала работать и тут же оценила ситуацию. Одна из мыслей мне понравилась: "Его нужно как-то отправить в нокаут". Да, но как?

Тем временем медведь тяжелой поступью направился ко мне. Я беспомощно огляделась. Бежать некуда да и поздно уже, разве что только вверх по стволу. Я не знала точно, хорошо ли лазаю по деревьям - еще не приходилось, но другого выхода не было. Я поднялась на ноги и встала поближе к стволу, ожидая стремительной развязки.

Медведь с рыси перешел на бег и сейчас на всех парах несся в моем направлении с немой усемкой в глазах. Как, наверное, сладостно смотреть на врага, загнанного в угол. Однако я таковой не являлась, поэтому, когда он уже готов был впить в меня свои зубы, я молниеносно взлетела вверх на дерево. Медведь со всей дури въехал в ствол, даже не потрудившись остановиться, и, немного покачнувшись, грохнулся на спину без сознания. Он был в нокауте.

- Ура! - услышала я трио голосов. Значит, они все-таки наблюдали, как я сражалась! Возможно, план уже готов.

Спрыгнув со ствола, я превратилась в человека и тут непроизвольно упала на колени. В человеческом теле боль почему-то ощущалась острее, так что я сразу почувствовала слабость от четырех ран на боку. Друзья подбежали ко мне и сели рядом. Саша осторожно прикоснулась к ранам своей рукой. Все тело пронзила резкая боль. Я хотела было возразить, но вдруг заметила, что раны начали заживать! Сначала перестала течь кровь, потом они зарубцевались, и наконец на джинсовке остались только четыре длинных дыры, а рубцы исчезли с тела. Я вопросительно посмотрела на Сашу, но та лишь неопределенно пожала плечами.

- Что вы придумали? - спросила я, поднимаясь.

- Нужно воздействовать на него с помощью превращений, - сказал Женька. - Это единственное оружие.

- Это как? - не поняла я.

- Ну, мы как-нибудь должны заставить его принимать разные обличия, - начала объяснять Саша. - Понимаешь, однажды он обратится в такого жвиотного, в которого запрещается бесам, и исчезнет.

- А-а, понятно, - протянула я, отчасти вникнув в ее разъяснения. - И как мы это сделаем?

- В этом-то и загвоздка, - пробормотал Адриан. - Саша взяла это на себя.

- Я еще думаю, - сказала та, поднимая глаза к небу, затянутому тучами.

- Тогда думай побыстрей! - воскликнул Женька. - А то, когда медведь очухается, думать будет некогда!

Медведь действительно стал приходить в себя. Саша что- то забормотала себе под нос, потом вдруг щелкнула в воздухе пальцами и тихо сказала: "Есть!" Медведь открыл глаза, и Сашка громко и отчетливо произнесла:

- Кот!

"Зачем это?" - подумала я, но не стала вмешиваться. И неожиданно, прямо на моих глазах, медведь превратился в кота! Вот это да!

- Собака, - проговорила Саша, и недоумевающий кот стал черной собакой, высунувшей алый язык. Она попыталась было встать, но моя подруга приказала: "Замри", и собака беспрекословно подчинилась. Далее последовали самые разнообразные превращения:

- Баран. Заяц. Грифон. Бык. Зебра.

Казалось, Сашка просто разминается. Бесу же начинало надоедать, и он все больше выходил из повиновения.

- Козел! - выкрикнула Саша, и мы увидели нечто необычайное. Все тело беса пронзал лиловый цвет, он корчился в судорогах, но вот свет поглотил его, и на месте предыдущего животного очутился твердо стоящий на ногах обыкновенный черный козел.

- Зифар! - прогремел в воздухе чей-то грозный злой голос. - Как ты посмел принять этот облик?!

- Я.Я. - пролепетал испуганный бес, став котом.

- Ты знаешь закон! Никто из низших бесов не имеет права превращаться в козла! Это обличие может принимать только верховный дьявол! Ты будешь наказан, Зифар! Отправляйся обратно в Преисподню!

И с жалобным мяуканьем кот растворился в воздухе.

- Да! - разом прокричали мы, дав друг другу "пять".

- А теперь - прямой дорогой в хижину! - сказал Женька, и мы веселой гурьбой кинулись к двери. И хотя битва еще не закончена, мы все равно были рады, что хоть один враг повержен. А за вторым дело не станет.

Ворвавшись в хижину, мы во второй раз замерли на месте, любопытствующе оглядываясь. Все здесь было как в книге. В углу стояла метла, на огне - котел. У окна находился круглый, почерневший от времени стол, на котором горели две свечи и стоял продолговатый вертикальный предмет, обтянутый черной тканью, - магическое зеркало.

В самом конце единственной комнаты хижины пылал огонь, а возле него стояла ведьма. Ее зубы были крепко сжаты, глаза сверкали злобой и ненавистью, в руке зажат странный остроконечный кинжал. На ней неизменно был тот самый черный балахон, который я помнила со дня нашей первой встречи.

- Вы, ничтожные создания! - прошипела ведьма. - Что вам нужно здесь?

- Мы пришли, чтобы потребовать с тебя зелье, превращающее животных обратно в людей! - храбро ответил Женька, сжав кулаки.
- Почему вы так уверены, что я просто так отдам его вам?
- Не отдашь, применим силу! - вставила Саша.
- Вы... ко мне... силу? - Колдунья расхохоталась. Из ее рта вылетали утробные звуки, отдаленно напоминающие смех.
- Что смешного? - спросила я, постепенно впадая в ярость.
- Вам не победить меня! На моей стороне все силы зла!
- Да? А ты зато не умеешь накладывать Заклинание Смерти, - сказала я как само собой разумеющееся, хотя понятия об этом не имела.
- Откуда ты знаешь? - удивилась ведьма. Но я не успела ответить.
- Зачем тебе акам? - спросила Саша, показывая на кинжал в руке ведьмы. Так вот что это! Акам, оружие всех колдуний, наделенное волшебной силой!

На этот раз не успела ответить колдунья. Женька перебил ее:
- Половине из нас твоя магия не может причинить вреда.
- Для этого мне и нужен акам, чтобы прикончить остальных! Да и вас тоже! - И колдунья подняла руку с акамом вверх.

Я поняла, что она собралась метнуть его в Сашу, однако кое-кто уже давно знал это. Широкая грудь Женьки заслонила ее, и я увидела, как из сверкающего кинжала вылетела вверх маленькая зеленая молния. Теперь это простой нож. Жене грозит опасность!

- Брат, осторожно! - закричал Адриан, тоже заметивший это, но было уже поздно. Колдунья метнула кинжал, и, прежде чем он коснулся тела Жени, Саша оттолкнула его в сторону и приняла удар на себя. Акам вонзился ей в живот. И наступила тишина.

Саша упала на колени. В ее животе торчал кинжал, а по темно-зеленой куртке хлестала кровь.

- Саша! - втроем вскрикнули мы и окружили ее. Саша лежала на полу. А колдунья все смеялась, смеялась и смеялась.

И вдруг ее смех оборвался. Тело Саши пронзил лиловый свет, и чистый, без единой капли крови, акам внезапно вылетел из ее живота и вонзился в ножку стола. Он сделал это с такой яростью, как будто сам был удивлен и раззолен, что простая смертная смогла победить его. А Саша глубоко вздохнула и поднялась. Кровь больше не шла, лишь на одежде осталась рваная дыра от кинжала. Все замерли на месте, а ведьма дрожащими руками пыталась ухватиться за что-нибудь. Я лично находилась в полном трансе и смотрела на Сашу, как на что-то сверхъестественное, не смея даже пошевелиться. Зато Саша была в полной боевой готовности.

- Женя, в атаку! - вскрикнула она, взметнув руку вперед.

На наших глазах (причем Сашка и Адриан были удивлены не меньше меня) Женя превратился в белоголового орлана и с воинственным птичьим клекотом ринулся на ведьму. Он хлопал своими широкими крыльями ей по голове и по лицу, пытаясь закрыть глаза. Она отбивалась от него руками, но не могла наложить хоть какое-то заклинание. Тут подоспела я с заранее приготовленной веревкой.

Скоро ведьма была крепко связана по ногам и рукам, а ее рот был завязан платком. Мы отошли подальше и решили оценить ситуацию.

Женя в восхищении повернулся к Саше. Он уже был в облике человека.

- Саша! Как ты. - у него не было слов.

- Ну, я просто была уверена, что. - начала, запинаясь, Саша. - Что акам не причинит мне вреда, ведь. Да и ты был в опасности.

Женя без слов прижал ее в груди и поцеловал. Я опустилась на пол.

- Значит, так, - сказала я, - что мы имеем? Саша умеет самоисцеляться, а Женя - превращаться в птицу. Может, кто-то хочет нам что-то объяснить? - И все выразительно посмотрели на Женьку. Тот сразу покраснел.
- А... ммм... может, потом? - промычал он, пытаясь попасть пальцом в палец.
- Ладно, - согласилась я, - оставим это до лучших времен. А теперь главный вопрос дня: сколько сейчас времени? И что нам делать с колдуньей?
- Время: три часа двадцать девять минут! - отрапортовала Сашка, взглянув на свои электронные часы.
- Во сколько восходит солнце?
- В пять десять.
- Времени в обрез. Как же мы сделаем Адриана человеком? Колдунья не согласится нам помогать.
- Можно сварить зелье самим, - предложил Женька.
- Как, из чего и каким образом? - уныло спросил Адриан.
- Ну, у нее же есть книга и все такое, - уже не столь уверенно проговорил Женя.
- Мы ничего не поймем в ней, - остудила его пыл до конца Саша. - Книги пишутся на кодовском языке, не доступном простым смертным. Тем более, почему ты уверен, что рецепт этого зелья вообще есть у нее в книге?
- Найдем, - успокоил ее Женька.
- Ага, и превратим Адриана в лягушку, - вставила я.
- Наверное, это безнадежно, - в задумчивости положил голову на лапы Адриан. - Давайте хоть одно дело сделаем.
- Какое? - хором спросили мы.
- Сделаем из ведьмы человека.
- Задаю твои вопросы: как, каким образом и зачем? - сказал Женька.
- Ну, - неопределенно пожал плечами Адриан, - если мы превратим ее в человека, возможно, она найдет способ превратить меня в человека. А сли не найдет, то так тому и быть.
- Но мы тебя потеряем! - ужаснулась я.
- Зато она станет человеком.
- Слушай, ты меня своим "человеком" уже задолбал, - разозлилась Саша, - и своим пессимизмом тоже. Лучше подумай, как мы сделаем ее нормальной девушкой?
- Знаете, - вдруг вспомнила я, - когда девушка становится ведьмой, она подписывает договор с одним из демонов Сатаны. Оставляет свою душу в обмен на всяческое содействие, с условием, что будет приносить вред людям. Так вот, если мы найдем этот договор и разорвем его, мы нарушим связь между душой ведьмы и демоном, тогда она снова станет девушкой!
- Прекрасная идея, Лесь! Пошли искать! - сказала Саша, и мы углубились в поиски.

Мы принялись обыскивать буквально все. Колдунья сидела в углу и со злобой смотрела, как мы открываем все шкафы, раскидываем в стороны сухие травы, откидываем на пол различные пузырьки. Честно говоря, я нашла там столько всего интересного, что больше рассматривала, чем искала. Перебирала руками засушенные стебельки, листья и цветочки неизвестных мне растений, откупоривала пробки самых разных бутылочек, брезгливо отбрасывала подальше ножки пауков, желудки жаб, глаза летучих мышей. Какая мерзость! Котел на огне давно погас, так что сварить зелье пока было нельзя. Мы должны полностью разорить жилище ведьмы. Хватит уже вредить людям!

Но все, что бы мы не перебирали или не исследовали, все было не то. Контракта с демоном мы так и не нашли, и мне было противно смотреть, как в глазах связанной колдуньи отражается злобная ухмылка. В изнеможении мы присели на пол. Все шкафчики были открыты, пузырьки раскупорены. Где же договор?

- Так, предлагаю поискать в другом месте, - сказал Адриан.
- Это где? - спросила я, нервирующе поглядывая на часы.
- В столе, под столом, на столе, на полу.
- Понятно. Начнем.
- Вернее, продолжим.
- ...поиски.

Теперь тщательной инспекции подверглись остальные предметы хижины. Снова никакого успеха. И когда, казалось, наши планы провалились с треском, Женя нечаянно наступил на одну из половиц в самом дальнем углу. Тут же в середине комнаты открылась продолговатая черная брешь - половицы раздвинулись, и под ними оказалось полое пространство.

Сначала мы все как один отпрянули от него разных направлениях. Однако постепенно наши глаза смогли разглядеть во тьме очертания каких-то предметов. Там подвал!

Схватив по подсвечнику и благодарно посмотрев на Женю, мы разом спрыгнули вниз. Яркий свет девяти свечек осветил небольшое помещение. Под ногами у нас были камни, а по стенам были прибиты полочки разной длины и ширины, на которх в ряд стояли совсем другие, нежели наверху, бутылочки. Они были гораздо темнее и больше, причем совершенно одинаковой формы.

Я поднесла свечи к одной или полочек. В пузырьках заплясали живые золотые огоньки. Один из них походил на римскую цифру два, второй - на стрелку с палкой поперек, третий - на. Постойте, да это же знаки Зодиака! Вот: Близнецы, Стрелец, Скорпион и остальные. Один за другим я откупорила все бутылочки с этими значками (всего их было двенадцать), и они весело взлетели к потолку. За каждым тянулась золотистая дорожка из сверкающих искр.

Я подошла к другой полочке. Там в темных пузырьках, появились серебристые значки в виде цифр: единица, тройка, девятка. Их я выпускать не стала, ибо не видела в этом необходимости.

Следующая полка просто поразила меня. Переливающиеся всеми цветами радуги, блестящие перламутром, в бутылках были заключены значки планет. Их было всего восемь, четырех не хватало. Я не досчитала Марса, Юпитера, Солнца и Луны. Троих обладателей из них я знала, но кто же четвертый? В раздумьях я отошла от этой полки, поскольку громкий возглас Женьки позвали всех к нему.

- Глядите! - кричал он. - Договор!

В руках он держал одну из темных бутылочек. В ее середине я заметила висящий в воздухе золотой пергамент с черным шрифтом.

- Открывай скорее! - воскликнул Адриан.

- Не могу, - ответил Женька, несколько раз подергав пробку.

- Дай я! - Саша взяла из его рук бутылочку. Схватившись за пробку правой рукой, она рванула ее и вытащила из бутылки.

Из узкого горлышка заструился серый дымок. Достигнув пола, он направился вверх и в одно мгновение превратился в каменный постамент с золотым листком на вершине. Весь текст договора был написан черным шрифтом, а подпись колдуньи - красным.

- Что, мы так просто его разорвем? - спросила я.
- Ну а как же иначе? - пожал плечами Женька.
- Пошли наверх. Пусть ведьма смотрит, как решается ее судьба, - сказал Адриан.
- Ты прав, - согласилась Саша, и мы поднялись наверх, бережно неся с собой договор.
Лицо ведьмы просто перекосило от бешенства. Я положила договор на стол и повернулась к ней.
- Сейчас решится твоя участь, - сурово сказала я. - Если наша уловка не сработает, нам придется избавиться от тебя. Мы не допустим, чтобы в нашем поселке действовала колдунья!
- Ну, кто будет разрывать? - перебил меня Женька.
- Начинай, - сказал Адриан.

Женька схватился за пергамент и с силой дернул его в стороны. Ничего. Он достал из кармана ножницы и резанул. Бумага осталась без единого повреждения.

- Ладно, - сказал Женька, когда испробовал все свои силы. Он передал его Адриану. Тот немного поцарапал его когтями и отдал мне.

У меня имелись на этот счет свои соображения. Превратившись в леопарда, я принялась изо всей силы драть его стальными когтями. Но когти словно скользили по стеклу, не причиняя ему никакого вреда. Меня вдруг осенило. Точно! Присмотревшись к мелким буквочкам (я уже снова обратилась в человека), я обнаружила, что они стоят в зеркальном отражении: "...отч, юялвяаз мымас мет." Договор находится под зеркально-стеклянной броней, а, стало быть, впитывает нашу энергию, обращая ее в ничто, как зеркало. Поэтому-то его нельзя разорвать. Что же делать?

Присмотревшись на этот раз к стеклу, я заметила на нем несколько незначительных царапин. Быть может, если Саша. В восторге я прищелкнула языком и обратилась к друзьям:

- Ребят, до меня дошло!
- Что? - поинтересовался Женька.
- Мы не можем изорвать договор, потому что он находиться за стеклом. На стекле есть несколько царапин, поэтому мы сможем применить к нему Сашин талант.
- И что? - спросила Саша.
- Когда ты начнешь его исцелять, оно исцелится до такой степени, что со всей мочи растянется в стороны и тогда.
- Лопнет! - понял меня Адриан.
- Давай! - Я передала Саше договор и скрестила пальцы.

Договор в Сашиных руках начал светиться слабым лиловым светом. И вдруг, среди наступившей тишины, раздался звон. Зеркало на пергаменте разлетелось на кусочки, и у Саши в руках оказался обыкновеный потрепанный листок бумаги, не светящийся ни золотом, ни искрами. Осталось только одно. И Саша молча разорвала договор в клочки.

Странные изменения стали вдруг происходить с колдуньей. Веревки, платок и балахон исчезли, а под старым черным плащом обнаружился обыкновенный голубой топ и темно-синие капри с белыми носками и босоножками. Извивающиеся длинные черные волосы вдруг стали укорачиваться, пока не достигли длины самого обыкновенного каре. Более того, они поменяли свой цвет - из черных стали светло- каштановыми. Осунувшееся лицо вновь обрело свежесть, а глаза утратили свой неприятный чрко-салатовый цвет, став просто светло- зелеными. Жуткое черное пятно на правой руке исчезло, кожа посветлела. Минута, и на полу хижины осталась стоять приятная восемнадцатилетняя девушка.

- Спасибо, - произнесла она, приложив руку к сердцу, - огромное спасибо. Если бы не вы, моя душа отошла бы к демону.
- Кто ты? - спросила я, стараясь вспомнить черты бывшей колдуньи.
- Лена... Лена Магринина. Думаю, вы знаете про меня.
- Лена... Магринина? - задохнулась Саша. - Так ты та самая тринадцатилетняя девушка, что пропала в Черноборе пять лет назад?
- Да. Меня приманила колдунья и.
- Все это, конечно, очень интересно, - вмешался Женька, - но моему брату срочно нужно зелье. Ты сможешь приготовить его?
- Да, да, конечно. О, нет!
- Что? - заволновался Адриан.
- Я больше не знаю колдовского языка! Я не смогу прочитать названия ингридиентов!
- Ничего, - успокоили ее мы, - мы тебе попробуем помочь. Может, что-нибудь получится. Пошли.

Вместе с Леной мы достали колдовскую книгу зелий и стали вникать в ее язык.
- Это шифр, - уверенно заявила Саша. - буквы наши, только пишутся по-другому. Ты помнишь хоть одно из названий?
- Ну да. Лепестки эдельвейса, три пачки сушеных ног паука, - это единственное, что знаю из этого рецепта.
- Ну вот. - Книга открылась как раз на оборотном зелье. - Вписываем эти буквы и разгадываем следующие.

Прошло минут десять. Саша рьяно работала с книгой, а мы наблюдали за ней, пытаясь понять, чего она там бормочет.
- Короче, записывай, - Саша достала из кармана блокнот и ручку. - Два "уса" синеуса, три "глаза" восьмиглаза.
Далее последовала такая белиберда, что я предпочла закрыть уши и не слышать дурацкие названия этих трав. Наконец Лена кончила писать и пошла набирать у себя в шкафчиках все травы, которые ей были нужны. Это было довольно нелегкое занятие, поскольку все стебельки были разбросаны после нашей "бурной деятельности".
- Не хватает только одного компонента, - скзала она, перечитав список. - Три корня мандрагоры.
- Где же мы ее возьмем? - с отчаянием спросила я, зная, что мандрагора - это волшебное растение, которое вырастает в ногах у висельника. Тем более, что ее крик запросто убьет любого человека.
- Да прямо у меня на огороде, - беспечно ответила Лена. - Пойду схожу за ней.
- А это не опасно? - предостерег ее Женька.
- Для меня нет. Сейчас буду. А вы пока ставьте котел. - И Лена ушла.

Мы разожгли костер, сполоснули котел и налили в него свежей воды. Потом поставили его на огонь и снова заскучали.

Тут в комнату вошла Лена, неся в руке три корня мандрагоры. У маленьких человечков рты были заклеены пластырем. До чего Лена все-таки умная! А она, не обращая внимания на наши восхищенные взгляды, начала хладнокровно варить зелье. Сначала в него пошли мандрагоры, потом "усы", "глаза" и все остальное.

Я взглянула на часы. Не хило. У нас есть еще двадцать минут.
- Лена! - позвала я. - Через сколько зелье будет готово?
- Минут через пятнадцать, - отозвалась Лена.
- Ладно.

Так, получается, у Адриана есть всего пять минут, чтобы выпить его и превратиться в человека. А если он не успеет. Об этом даже страшно было думать.

Минуты тянулись медленно. Наконец, подбросив в котел последние партию сушеных жаб, Лена закрыла его крышкой и села к нам. Разговор начала Саша:
- Расскажи, а как и почему ты стала колдуньей?
- Это случилось, когда мне исполнилось тринадцать лет, - начала свой рассказ Лена. - Тогда, в день своего рождения, ровно в полночь и в полнолуние, я услышала внутри себя странный голос. Он говорил: "Иди в лес. В лес. Иди в Светлососен." На следующее утро, сказав маме, что иду прогуляться, я одна зашла в лес. Долго бродила я по тропинкам, пока не набрела на хижину. В ней жила старая колдунья Васкет. Она-то и была тем голосом, она-то и призвала меня в лес, потому что ей нужна была молодая приемница как раз моего возраста. Она сама была очень стара, чтобы творить злые дела в одиночку.
- И ты согласилась? - ужаснулся Адриан.
- А что мне оставалось делать? Она пригрозила прикончить моих родителей, если я уйду от нее. Поневоле я осталась. Васкет принялась обучать меня мастерству колдуньи. Затем, когда мне исполнилось пятнадцать, она умерла, а я стала самостоятельной ведьмой, заключила договор с демонессой Зилой и получила в себе помощники Зотофа. Затем потекла моя жизнь в облике ведьмы, пока вы не разорвали договор с Зилой. Я свободна.
- А почему ты. - хотела спросить я, но мой голос прервал звук выходящего пара из котла. Лена сняла котел с огня и зачерпнула стаканом оранжево-желтого зелья.
- Пей, Адриан, пока горячее, и ты станешь человеком. - Она протянула стакан запрыгнувшему на стол коту. Потом, немного подумав, вылила его содержимое в блюдечко и подвинула к Адриану. Тот начал быстро лакать его, хотя по всему его выражению морды было видно, что вкус у зелья отвратительный.

Когда Адриан выпил все зелье, он спрыгнул со стола и встал на пол уже двумя человеческими ногами. Господи! Я не поверила своим глазам. Возле стола стоял парень, в точности напоминающий Женьку. Та же фигура, те же волосы. Брат-близнец!

- Адриан! - воскликнул Женька и бросился на шею бывшему "котику". Женька был чуть повыше Адриана, и тот неловко обнял его, неуклюже улыбнувшись. Еще бы: пробудешь в облике кота год с хвостиком и целоваться разучишься!

- Леся! - Адриан подошел ко мне, уже более уверенно обнял и поцеловал.
- Наконец-то я могу посмотреть на тебя с высоты человеческого роста! - В тот же миг слабые, бледные лучи восходившего солнца коснулись его джинсовки. Мы успели.
- Так! Может, кто-то объяснит мне, что здесь происходит? - сорвалась я. - Сначала Женька превращается в орлана, потом Адриан становится братом-близнецом Женьки.

Без слов Женька растегнул куртку и вытащил из-под футболки серебряную цепочку со значком Луны - сверкающий полумесяц, обращенный на запад. Затем убрал его обратно и сказал:

- Да, мы близнецы. Так получилось, что мой день рождения 22 июля - последний день Рака и его покровителя Луны. Но так же вышло, что я родился в 23:55 ночи, то бишь, когда на свет появился Адриан, было уже 00:05 - 23 июля. И, оставаясь братьями-близнецами, мы имеем разные зодиакальные знаки. Он Лев, я Рак. Он Солнце, я Луна. Вопросы?

- Вот блин, ну и повезло же нам, - пробормотала ошарашенная Сашка.
- А как насчет твоего превращения в орлана? - поинтересовался Адриан.
- Даже я не знал об этом.
- Это могу объяснить я, - вмешалась Лена. - Это случилось совсем не давно, дня так три назад. Женя как раз ходил в магазин, когда я решила забрать у него значок. Но другим способом - хватит с меня превращений. Это заклинание должно было парализовать его на пятнадцать секунд, как раз настолько, чтобы я успела забрать значок и испариться. Но оно тоже дало сбой. Инстинкты птицы, скрывающиеся в Жене, воспротивились ему, и Женя стал оборотнем. Но, подобно Лесе, он смог победить в себе хищную птицу на ранней стадии ее развития в нем и стал полуоборотнем. А в основном у вас хорошая компания - полный набор волшебников.
- А Саша кто? - спросила я.
- По-моему, у нее появилась способность исцелять себя и других посредством использования лилового свечения.
- Вот почему акам не причинил ей вреда!
- Да-да, именно поэтому.
- У меня есть еще один вопрос, - сказала я и ушла в подполье. Я вернулась со склянками, в которых были заключены значки планет, нетерпеливо мигающие радужным светом.
- Что это? - спросила я.
- Это - души тех, у кого я, бывши колдуньей, забрала символы, - потупилась Лена. - Понимаете, только совсем немного людей на планете отмечены божественным покровительством их планет- кураторов, и тогда у них есть значки. Не думаете, это совсем не случайность, когда вы вдруг в магазине увидели красивое кольцо с Венерой и купили его, забрали последнее. Это предначертано вам судьбой. Поэтому, когда я забираю значок, душа человека уходит вместе с ним, и человек продолжает существовать без души. Но теперь, если я выпущу планеты, они снова станут душами людей и окажутся там, где я их оставила.
- А почему ты нас не заколдовала подобным образом? - полюбопытствовал Женька.
- Хотела, да не вышло. Вы стали животными, а впоследствии - и людьми-животными. Не знаю, почему так получилось. - Лена пожала плечами.
- Ну так открывай же их скорей, - поторопила ее Саша.

Лена что-то прошептала, и пробки с легким свистом выскочили из бутылочек. Оттуда в веселым жужжаньем стали вылетать красивые переливающиеся значки. Один из них, круг с трезубцем, подлетел к Лене и растворился в ее теле. Девушка улыбнулась и протянула вперед руку, на указательном пальце которой поблескивало золотое кольцо со значком Урана.
- Скажи, а зачем они были нужны тебе?
- Это дело Васкет. С помощью собрания всех магических чисел и знаков Зодиака она хотела устроить парад планет, обладающий невероятной силой. Тогда она погубила бы весь мир. Но что-то, видно, не заладилось.
- Ты помнишь, где ты живешь? - незаметно переключил нас на другую, более важную, тему Адриан.
- Ну конечно, только боюсь, что родители не приезжают больше на нашу дачу после того, как я бесследно исчезла, - грустно сказала Лена.
- Пойдем тогда к нам, мы позвоним твоим родителям, и они приедут за тобой, - предложила Саша. - Пошли!

И мы впятером вышли из хижины.

Вступя под полог Чернобора, они заметили, как преобразился лес. И рассвет был тут не при чем. Просто хвоя посветлела, просто сосны сделались приветливее, просто из земли полезла новая зеленая травка. Колдоство, держащее в страхе все живое, разрушилось, и растения снова начали радоваться жизни. Это действительно был Светлососен, лес, который помнила Лена в свои тринадцать лет. А Женя с Адрианом и Саша с Лесей шли и удивлялись, как же он изменился. Прикоснувшись к одному из стволов весело шелестящих сосен, Леся с улыбкой сказала: "Мне кажется, я слышу, как деревья радуются".

Мы зашли в наш дом, и я, вдохнув запах нашей квартиры, почувствовала себя такой счастливой, что мне хотелось прыгать по квартире и визжать от радости. Ужасная ведьма сгинула, а на ее месте появилась девушка, с которой можно подружиться. Но теперь нам предстояла более сложная задача - убедить ее родителей, что их дочь жива, чтобы они приехали за ней и забрали домой. Ведь они могли и не поверить - все-таки пять лет прошло. Разговор по телефону я взяла на себя. Друзья сказали мне номер, я набрала его и.

- Алло, - раздался в трубке заспанный женский голос.
- Здравствуйте. Это Людмила Петровна Магринина?
- Да , это я.
- Людмила Петровна, с вами говорят из дачного поселка Ведьмино.
- Не напоминайте мне это название. Моя дочь погибла в лесу. - В трубке раздались всхлипывания.
- Пожалуйста, Людмила Петровна, не плачьте и не бросайте трубку. Лена у нас.
- Что? - Похоже, с нее слетел весь сон.
- В это, конечно, трудно поверить, но она действительно сидит сейчас у нас на диване и хочет поехать домой. Ей уже восемнадцать лет.
- Вы держали ее в заложниках? - Голос Людмилы Петровны посуровел. Видно, она была волевой женщиной.
- Да нет же. Понимаете. ну как вам объяснить. Она прожила в лесу все это время в плену у одной старухи. А мы ее нашли и вызволили.
- Вы не шутите?
- Нет, конечно. Зачем? Хотите, опишу вам вашу дочь?
- Хорошо.
- Так, значит. Светло-каштановые волосы под каре, светло-зеленые глаза, в ушах холотые сережки в виде цветка, на указательном пальце левой руки - золотое кольцо со значком планеты Урана, стройная фигура, высокая.
- Она так похожа на Лену.
- Да это и есть Лена. Вы сейчас где?
- Мы в дачном поселке Калининском.
- Приезжайте за вашей дочерью. И это не шутка, честно.
- Адрес.
- Поселок Ведьмино, дом 13 по улице Тыкв.
- Как вас зовут?
- Леся.
- Все, через скоро будем. И мы привезем с собой Шурика. Он поможет, - с этими словами Людмила Петровна положила трубку.

Я тоже отключила телефон. Друзья тут же засыпали меня вопросами. А я кратко рассказала содержание нашей беседы:
- Я ее убедила. Они сейчас в Калининском. Скоро будут. Привезут с собой Шурика.
- Шурика. - Глаза Лены мечтательно закатились.
- А это кто? - спросил Женька.
- Наша собака - шотландский сеттер. Он должен узнать меня, и тогда я смогу поехать домой.
- Ясно. Ну что, давайте, что ли, позавтракаем, - предложила Саша.
- Хороший завтрак, - усмехнулся Адриан. - В шесть утра.
Саша пропустила его слова мимо ушей.
- А что будем готовить?
- Омлет с колбасой. Кто "за"?

Все подняли руки. Саша поняла намек, и мы (я, Саша и Лена) ушли на кухню готовить завтрак.

Время ожидания мамы Лены пролетело очень быстро. С Леной было очень интересно и весело, она оказалась заводной девушкой, умеющей возбудить интерес к разным шуткам и смешным конкурсам. Мне не верилось, что когда-то она была ведьмой с пронзительными глазами, сгорбленной фигурой в черном балахоне. Казалось, эти времена прошли много лет назад, и что они вообще произошли не с нашим участием, а с чьим-то другим. Или что это был страшный сон. Слишком уж неправдоподобной представлялась нам эта история.

Лена быстро подружилась с выздоравливающей Герой, которая уже бродила по дому, немного хромая. Зифар сильно повредил ей заднюю лапу, и мы боялись, что собака на всю жизнь останется калекой. Но кость встала на место, раны затянулись, а когда к ушибу "приложилась" Саша, собаке осталось только расходить больную ногу, чем она и занималась все время напролет.

Наконец, без десяти двенадцать я услышала у наших ворот машинный гудок и, ободряюще кивнув друзьям, вышла ему навстречу.

Около нашей калитки стояла стильная "Ауди" светло-серого цвета. Ее передняя дверца отворилась, и из машины показалась женщина лет сорока. Годы совсем немного состарили ее, но лицо ее было свежим, а одевалась она по самой последней моде. Она вошла во двор и остановилась, озираясь по сторонам.

- Леся! - позвала она. - Ле. А, - повернулась она ко мне, - Олеся, я так понимаю?

- Д-да, - смущенно ответила я.

- Ну привет.

- Здравствуйте.

- Где моя дочь? - В голосе Людмилы Петровны слышалось недоверие и в то же время скрытое нетерпение.

- Да-да, сейчас. - Я быстро сбегала в дом и вывела за руку упирающуюся Лену. Как же посветлело ее лицо, когда она увидела свою мать! А та с радостью и любопытством рассматривала ее, пытаясь найти в ней черты той тринадцатилетней девушки, которую она помнила.

- Это ты, Лена? - срывающимся голосом спросила Людмила Петровна.

- Да, мама, я. Неужели ты уже забыла меня?

- Нет, как я могла! Просто не могу поверить, что ты осталась жива после пяти лет, как ты исчезла.

- Придется поверить, мам. Я расскажу тебе все потом. А сейчас я хочу домой.

- Да-да, сейчас. Только последняя проверка. Я тебе, конечно, верю, но. Людмила Петровна подошла к машине и открыла заднюю дверцу. Из нее выскочил красивый рыжий сеттер с умными, задиристыми карими глазами и весело мотающимся из стороны в сторону рыжим хвостом. Вперевалочку он заходил вокруг своей хозяйки. Та взяла его за ошейник и подвела к Лене.

- Вот, Шурик, помнишь Лену?

Шурик насторожился.

- Иди, обнюхай ее и скажи, она это или нет.

Сеттер обернулся на хозяйку и зашагал к Лене. Затем осторожно обнюхал ее колени и начал ходить вокруг, пытаясь уловить весь запах. Внезапно с громким лаем он бросился ей на грудь и, лизнув в губы, знергично замахал хвостом, отрывисто лая. Я понимала, что он говорил: "Она! Ей-богу, она! Лена! Младшая хозяйка, кормившая меня мясом с рук! Вырастившая меня шенком! Лена!" Та, видно, тоже обладала познаниями в области звериного языка и весело смеялась, гладя и лаская Шурика по лохматой голове. Этого подтверждения Людмиле Петровне было достаточно. Спустя несколько минут Лена уже садилась в машину, махая нам рукой.

- Созвонимся! Пока! - прокричала она, когда машина уже тронулась с места. - Буду скучать!

А мы вчетвером стояли на крыльце и грустным взглядом провожали удаляющуюся "Ауди". Затем повернулись и пошли в дом.









• ФАНТАСТИКА •

творчество посетителей cats-портала:

В CATS-библиотеке я постаралась собрать литературные произведения, героями которых являются коты и кошки, либо им отводится небольшая, но заметная роль. Здесь представлены как и всем известные авторы, так и творчество начинающих. Присылайте стихи и рассказы по адресу info@mau.ru

Собака прыгает к вам на колени, потому что любит вас; кошка - потому что ей так теплее. (Альфред Норт Уайтхед)
Все афоризмы про кошек

Коты существа ужасно скрытные. Некоторые из них прячутся в мешке.
Юмор про кошек



На главную